microbik.ru
1 2 ... 5 6
Асьянов Шамиль Мударисович

Доктор права

Республика Узбекистан
Общие принципы

и конституционные основы гражданского права
I Место и функции гражданского права
1. Понятия

Как известно, система отечественного права Узбекистана состоит из мно­гих отраслей, таких как государственное, конституционное, административное, финансовое, уголовное, уголовно-процессуальное, а также гражданское, трудовое, семей­ное, гражданско-процессуальное, экологи­ческое и некоторые другие отрасли права. Элементарной частичкой любой отрасли права и системы права в целом являются правовые нормы. Правовые нормы имеют свою форму - они выражаются в виде правовых предписаний. Совокупность право­вых предписаний образует правовые акты разных уровней, с разным предметом регулирования, разными адресатами, то есть субъектами, на которые рассчитаны те или иные нормативные акты.

Совокупность правовых актов образует систему законодатель­ства в широком смысле, включающего как законы, то есть акты, принимаемые высшими представительными органами власти, так и подзаконные в том числе ведомственные акты нормативного характера.

Гражданское право — основная составляющая любой развитой правовой системы. Термин «гражданское право» берет свое начало от наиболее древней части римского правопорядка — «цивиль­ного права» (ius civile), под которым понималось право жителей Рима (cives Romani) как государства-города (civitas), т.е. право исконных римских граждан — квиритов (ius civile Quiritium, «квиритское граж­данское право»). В дальнейшем, как известно, ius civile охватило практически всю область частного права (ius privatum) и стало отож­дествляться с ним, а затем известный процесс рецепции (заимство­вания) римского частного права европейскими правопорядками привел к переносу этого понятия в современную юридическую терми­нологию (Zivilrecht, droit civil, civil law). Здесь оно стало привычным, традиционным наименованием одной из наиболее крупных, фун­даментальных правовых отраслей. Поэтому гражданское право сейчас нередко называют «цивильным правом», цивилистикой, а занимаю­щихся им специалистов — цивилистами.

Гражданское право - это одна из ведущих отраслей права в целом и основа системы частного права. Понятие частного права в учебных пособиях, стало появляться у нас совсем недавно, последние 10 – 12 лет. Деление права на публичное и частное широко применяется в зарубежной доктрине и практике, и юристы привыкли разграничивать зарубежное право на публичное и частное. При этом имущественные отношения регулируются частным правом. Известна определенная положительная роль частного права, которую оно играло и играет в промышленно развитых западных странах. Сейчас уже многим становится ясным, что не может быть рыночной экономики без хорошо разработанного частного права, где отдельные субъекты, то есть физические и юридические лица преимущественно сами, на горизонтальном уровне решают свои проблемы. И в результате такого самостоятельного регулирования многих имущественных отношений складывается эффективная экономическая система, система имущественных связей, которая исходит не из каких-то идеологических конструкций, а из здравого смысла

Резюмируя, можно отметить, что гражданское право - это одна из ведущих отраслей частного права. Предметом гражданского права являются имущественные и связанные либо не связанные с ними личные неи­мущественные отношения, регулируемые методом юридического равенства участников.

Понимание права как целостного, системно организованного явления позволяет увидеть его разные грани. Одна из них — раз­личие публичного и частного права, их соотношение и взаимосвязь, Придя к нам из глубины веков, право вновь обнаруживает свой богатый потенциал в аспекте правопонимания, правотворчества и правоприменения.

Одновременно и рядом с частным правом возникает и существует публичное право. Римский юрист Ульпиан характеризовал его как право, относящееся к положению Римского государства. Критерием различения частного и публичного права служит инте­рес: для первого преимущественное значение имеют интересы отдельных лиц, их правовое положение и имущественные отношения, для второго главными являются государственные интересы, право­вое положение государства, его органов и должностных лиц, регу­лирование отношений, обладающих ярко выраженным обществен­ным интересом.

Г. Ф. Шершеневич систему публичного права строит на основе норм о государстве (государственное право), норм о взаимоотноше­ниях между органами управления и гражданами (административ­ное право), норм финансового, уголовного и судебного права. В об­ласти частного права не наблюдается, по его мнению, такой диффе­ренциации, как в публичном праве, когда вся она занята граждан­ским правом и его главными частями — лица, вещи1.

В учебниках по юридическим дисциплинам до недавнего прошлого оставался в стороне вопрос о делении права на публичное и частное. Признавалось лишь наличие таких автономных элементов правовой системы, как институты и отрасли права, а кроме того, больших групп отраслей (материальное и процессуальное право).

И в новейших книгах при построении системы права и выделении ее структурных элементов — нормы права, отрасли права, подотрасли права, института права, субинститута права — не всегда учитывается деление права на частное и публичное. Оно приводится скорее как побочная характеристика, хотя важность и роль такого различения перекрывает приведенное выше деление.

В рамках рассматриваемой темы назовем отрасли права и за­конодательства, которые можно отнести к публичному праву: а) кон­ституционное законодательство; б) административное законодатель­ство (в обобщенном виде) — ими охватывается около 20 отраслей и институтов, входящих в особенную часть: об образовании, культу­ре, жилищно-коммунальном хозяйстве, обороне, государственной бе­зопасности и др.; часть из них чисто публично-правовая, часть — ре­гулируется в управленческом аспекте, например, образование; в) фи­нансовое законодательство, включающее налоговое законодатель­ство; г) административно-процессуальное законодательство, вклю­чая законодательство об административной ответственности; д) уго­ловное законодательство; е) уголовно-процессуальное законодатель­ство; ж) уголовно-исполнительное законодательство; з) арбитражный процесс; и) международное публичное право; к) международное гу­манитарное право; л) экономическое законодательство.

Нельзя не упомянуть и о таких отраслях законодательства, как законодательство по общим вопросам охраны окружающей природ­ной среды и рационального использования природных ресурсов, о земле, о недрах, о лесах, о водах, об охране атмосферного воздуха. В них много институтов и норм публичного права, которые заслу­живают внимания.

Такова в общих чертах сфера публичного права, которая вклю­чает в себя, во-первых, публичные отрасли права, во-вторых, пуб­личные отрасли законодательства, в-третьих, отрасли законодатель­ства публичной направленности, в-четвертых, элементы публичного в частном праве.

Частное право выступает в качестве макросистемы, охватыва­ющей такие отрасли, как гражданское право, семейное, авторское, жилищное право, гражданский процесс, и др. Формируются отрас­ли образовательного, медицинского права, непосредственно "обра­щенные" к человеку и предназначенные для реализации конститу­ционных прав граждан.

В разных странах объем и содержание публичного и частного права неодинаковы.

Во Франции традиционно к отраслям публичного права отно­сят конституционное право (форма, структура и организация госу­дарства, высших органов исполнительной власти и др.), админист­ративное право (структура и взаимодействие органов управления и т. д.), финансовое право (вопросы государственных расходов и доходов, налогов, займов, денежного обращения), международное пуб­личное право. В ФРГ рамки публичного права охватывают консти­туционное, административное, налоговое, уголовное, уголовно-про­цессуальное, гражданское процессуальное право, международное публичное, а также церковное право.

Частное право в ряде стран включает как гражданское, так и торговое право. Право интеллектуальной собственности нередко получает самостоятельное выражение и признание. "Гуманитарное право" в широком смысле не остается вне поля его притяжения. За рубежом читаются самостоятельные курсы по правам человека.

Публичное право испытало в начале XX в. триумф, когда в соответствии с марксистским учением о власти большинства оно, по сути дела, "окрасило" всю систему права СССР и стран восточной Европы "государственными красками". Его элементы доминировали во всех отраслях права, хотя как таковое публичное право ни официально, ни доктринально не признавалось.

Крупнейшие преобразования на постсоветском пространстве и в государствах Восточ­ной Европы в конце 80 — начале 90-х гг. и сокрушение тоталитар­ных основ государственности дали повод повести "атаку" на отрасли публичного права. Их связывали в критическом и полемическом задоре только с тоталитарными проявлениями, и при всей оправданности такой связи ее крайнее преувеличение оказалось искусствен­ным. Запоздалое или неумелое формирование отраслей публично­го законодательства стало мешать прогрессивным преобразовани­ям. Усилились деструктивные процессы, когда частные интересы в их эгоцентрическом выражении стали деформировать общественное сознание и права людей. Экономический хаос и политический сепа­ратизм — следствие той же тенденции.

Наиболее ярким выразителем этих взглядов выступил профес­сор С. С. Алексеев. По его мнению, "старое", нормативное право, препятствующее демократическим преобразованиям, должно усту­пить место праву как выражению глубинных нормативных начал цивилизованного общества, справедливости, неотъемлемых прав людей.

Именно частное право, как утверждает С. С. Алексеев, выра­жает особый правовой строй и юридический порядок, построенный на свободе человека. В частном праве, в отличие от публичного, человек сам, на основе своих естественных прав и в своем интере­се строит свои юридические отношения. От него, а не от государства исходит все "юридическое". А отсюда и выводы об отставании публично-правовых институтов, о необходимости отка­заться от правовой системы, где доминируют публичные начала и "главенствуют" конституционные вопросы, управленческие пробле­мы, уголовные преследования и т. п. Не публичное, а частное, граж­данское право будет на первом месте в новой правовой системе. Отсюда тезис: право — только тогда право, когда в нем высокое место занимает частное право. Гражданский кодекс — своего рода конституция гражданского общества2.

Продолжающаяся дифференциация правового регулирования в связи с возникновением новых сфер, отраслей, процессов и явле­ний тоже выдвигает на повестку дня вопрос о корректировке клас­сификации отраслей науки.

И важно глубже раскрыть как специфические, так и сходные признаки публичного и частного права, их меняющееся соотно­шение.

Для публичного права характерны следующие признаки: а) ориентация на удовлетворение публичных интересов; б) односто­роннее волеизъявление субъектов права; в) широкая сфера усмот­рения; г) иерархические отношения субъектов и соответствующая субординация правовых актов и норм; д) преобладание директивно-обязательных норм; е) нормативно-ориентирующее воздействие; ж) прямое применение санкций, связанных с ограничениями исполь­зования ресурсов, и т. д.

Императивность норм публичного права отчетливо выражает повелительный характер, когда их обязательность распространяется не только на юридических и физических лиц, находящихся в слу­жебной и иной подчиненности, но и на всех участников правоотно­шений в сфере компетенции государственных органов и должностных лиц.

Для регулирования с помощью частного права, характерны следующие особенности: а) преобладание диспозитивных норм; б) равенство субъектов правоотношений; в) свободное волеизъявление субъектов при реализации своих прав; г) самоответственность по своим обязательствам и действиям; д) широ­кое использование договорной формы регулирования; е) гарантиро­ванная судебная защита; и) преимущественная ориентация на удовлетворение личных, частных, корпоративных интересов.

Конечно, для норм, актов и отраслей, объединенных частным правом, характерна диспозитивность. Это — легальная возможность использовать свои права и распоряжаться ими, пользоваться сред­ствами правовой защиты. Принцип диспозитивности означает ши­рокие права участников правоотношений. А потому диспозитивные нормы характеризуются относительно определенной диспозицией. Правила поведения подлежат конкретизации и уточнению по ини­циативе субъекта правоотношения либо по соглашению сторон от­ношений, регулируемых этим правилом. Нормы содержат предписания на случай, если стороны не установили какие-либо правила своего поведения.

Большая часть норм гражданского, семейного, авторского, на­следственного и других отраслей права относится к категории диспозитивных норм.

Например, в ст. 354 Гражданского кодекса РУз установлено: сто­роны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не пре­дусмотренный законодательством. Условия до­говора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законодательством.

В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, ко­торая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим со­глашением исключить ее применение либо установить условие, от­личное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

Если условие договора не определено сторонами или диспози­тивной нормой, соответствующие условия определяются обычаями делового оборота, применимыми к отношениям сторон. (ст. 354)

Попытка рассматривать отрасли публичного и частного права в контексте противопоставления и искусственной изоляции не от­вечает общему смыслу правового регулирования, логике построения и развития системы законодательства и соотнесения отраслей, подотраслей. Главное заключается в умелом сочетании методов публич­но-правового и частноправового регулирования и гибком изменении их соотношения с учетом меняющихся ситуаций в экономике и со­циальной сфере. Сказанное касается и построения смешанных от­раслей типа экологического права, трудового права, где элементы "публичного" и "частного" переплетаются, и взаимообуславливаются. Осо­бенно это относится к определению содержания законов и иных правовых актов и балансу содержащихся в них норм.

Анализ убеждает в наличии общих принципов правового регу­лирования в рамках единой правовой системы. Конституционное "ранжирование" отраслей законодательства с учетом разграничения законодательства и разграничения компетенции, придает большую структурированность всему законодатель­ному массиву.

Таким образом, признание публичного и частного права не ве­дет к юридическому сепаратизму, а усиливает общественные харак­теристики права.

В правовой системе Узбекистана разграничение права на публичное и частное не оформлено, однако доктринально никем не оспаривается.3

В Узбекистане термин экономическое право используется крайне редко, и в качестве не очень удачного синонима так называемого предпринимательского (коммерческого) права. В Государственном юридическом институте г. Ташкента более 15 лет существует кафедра Хозяйственного права и учебная дисциплина под тем же названием. Предметом изучения хозяйственного права учебным планом определены хозяйственные договоры (т.е. гражданско-правовые), юридическая служба на предприятиях, предпринимательское право. Существование в институте кафедры Хозяйственного права наряду с кафедрой Гражданского права логически трудно объяснимо, но понятно с учетом инерции мышления Ученого Совета института и составителей учебного плана.
2 источники права

В системе источников гражданского права особое место занимает Гражданский кодекс РУз. Часть первая ГК была утверждена Олий Мажлисом РУз 21 декабря 1995г., а часть вто­рая 29 августа 1996г. Обе части ГК введены в действие (то есть в це­лом) с 1 марта 1997г.

ГК РУз. был разработан на основе Модельного Гражданского Кодекса для стран СНГ подготовленного известными учеными-цивилистами стран СНГ, Германии, Голландии.

Проект Модельного ГК готовился и несколько раз обсуждался в Санкт-Петербурге и Москве, и при содействии Центра Международного правового сотрудничества (Нидерланды) три раза обсуждался в г. Лейден (Голландия).

Модельный ГК как рекомендательный законодательный акт для стран СНГ по отдельным частям был принят на Пленарных заседаниях Межпарламентской Ассамблеи государств СНГ в 1994, 1996 годы ("Информационный бюллетень" №7, 8,10).

Следует отметить высококвалифицированное содействие Германского Общества технического сотрудничества, которое было оказано во время работы над проектом ГК РУз. По инициативе эксперта этого Общества проф. Рольфа Книпера в Республике несколько раз были проведены международные конференции и семинары, посвященные основным институтам Гражданского права, (право собственности, договоры, юридические лица).

Период разработки нового ГК РУз пришелся на переходный пе­риод формирования системы рыночных отношений и в этих условиях следовало решить следующие основные задачи:

- создать экономические и правовые основы системы рыночных отношений;

- законодательно закрепить отказ от господствующего положе­ния государственной собственности и ввести в гражданский оборот частную собственность в качестве основы развития рыночных отно­шений;

- сформировать и определить правовой статус субъектов граж­данского права как участников рыночных отношений;

- ввести в оборот новые виды договоров, признанных в законо­дательной практике экономически развитых стран и способствующих функционированию свободного предпринимательств.

Эти и другие задачи переходного периода от тоталитарного к демократическому общественному строю в известной степени нашли свое решение в нормах действующего ГК РУз. однако он не освободился в полной мере от влияния ГК 1964г. Это объясняется во-первых тем, что при разработке проекта действующего ГК еще не сложились в полной мере те необходимые общественные отношения, которые могли бы найти свое отражение в новом ГК, во-вторых, в ГК наряду с совершенно новыми сохранены многие нормы ГК 1964г., в-третьих, качество нового ГК во многом зависело от сроков, отведенных правительством для работы над проектом. Такая работа фактически началась во второй половине 1993 г. и завершилась, в первой половине 1996г. За такой короткий срок рабочая группа работая над проектом не успела до конца осмыслить все особенности новых общественных отношений и придать им необходимую правовую форму. Также следует учесть, что специалисты Республики Узбекистан не имели достаточного опыта по работе над законопроектами, ибо при советской власти им не приходилось заниматься такой работой, Республика получала готовые законы из Центра. Все это создавало определенные трудности в разработке проектов собственных законов и оказало влияние на качество ГК РУз.

По причине вышеизложенных обстоятельств не во всех нормах действующего ГК нашли адекватное отражение особенности нового общественного строя и рыночных отношений, базирующихся на различных формах собственности и, прежде всего на частной форме собственности. Остановлюсь на некоторых из них:

- не решены четко и определенно проблемы частной собствен­ности на землю и другие ресурсы. Нормы Кодекса в части, касаю­щейся сделок с земельным участком, применяются только в той мере, ка­кой их оборот допускается земельным законодательством;

- нормы ГК РУз. о публичной (государственной) собственности, в том числе и частной собственности, в известной мере носят абст­рактный характер, не определены более конкретно их понятие, пра­вовой режим их объектов и правомочия субъектов этих форм собст­венности. Это особенно касается права публичной собственности. В самом ГК РУз, как показывает практика, нет должного раз­граничения правомочий субъектов (республики и муниципалитетов) по владению, пользованию и распоряжению принадлежащего им имущества, отсутствует установленный порядок и конкретные усло­вия передачи имущества от одного субъекта права собственности к другому субъекту, в связи с чем часто нарушаются права муници­палитетов как субъектов права публичной собственности. Это очень важный вопрос, требующий своего решения особенно при разгосу­дарствлении и приватизации, когда необходимо уточнить, что именно и кому непосредственно принадлежит государственное имущество;

- в ГК как проявление переходного периода к новой экономи­ческой системе, когда основное количество предприятий являлось го­сударственными, сохранен институт оперативного управления госу­дарственным имуществом и введен институт права хозяйственного ведения для предприятий, не являющихся собственниками, но об­ладающими вещными правами. Сохранение этих институтов в ГК вос­принято специалистами-правоведами по разному, даже подвергнуто критике со стороны зарубежных юристов-специалистов. Они счита­ют, что сохранение в действующим законодательстве указанных ин­ститутов можно объяснить существующими пережитками социали­стической хозяйственной системы, но в связи с утверждением в ГК РУз. (ст.ст. 1, 2) принципов неприкосновенности собственности, сво­боды договора и предпринимательства, сохранение этих институтов нецелесообразно.

- в ГК имеется немало статей отсылочного характера, в соответ­ствии с которыми регулирование того или иного вида отношений может производиться "законами", «законодательством» или в соответствии с "установленным порядком" и т.д., что ослабляет ГК и дает возможность ведомствам принимать подзаконные акты не соответствующие положениям ГК.

Закон должен соответствовать динамике развития рыночных от­ношений, и следовательно подвержен изменениям и дополнениям. Учитывая это обстоятельство и в целях обеспечения относительной стабильности норм ГК, в них закреплены основные определяющие положения, которые могли бы служить предпосылкой для принятия отдельных специальных законов по конкретным, но постоянно раз­вивающимся отношениям. За время действия ГК РУз были приняты несколько законов о хозяйственных обществах, товариществах, цен­ных бумагах, негосударственных организациях и т.д. Наряду с этим в более чем шестьдесят (60) статей ГК РУз внесены изменения и дополнения. Это касается в основном субсидиарной ответственности учредителей юридического лица (ст.48 ГК), очередности списания денежных средств со счета (ст. 784 ГК), регистра­ции актов гражданского состояния (ст. 38 ГК), учредительных доку­ментов юридического лица (ст. 43 ГК), наименования и места нахож­дения юридического лица (ст. 46 ГК), ликвидации юридического ли­ца (ст. 55), формы государственной регистрации договора продажи предприятия (ст. 490), возмещения убытков, причиненных государ­ственными органами и органами самоуправления граждан (ст. 15), видов юридических лиц (ст. 40), объединений юридических лиц (ст. 77), распоряжения клиентом денежными средствами (ст. 773), общих оснований ответственности за причинение вреда (ст. 985), ответст­венности за вред, причиненный должностными лицами (ст. 990), от­ветственности за вред, причиненный действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и следствия (ст. 991), пра­вовой охраны товарного знака (ст. 1102), права пользования товар­ным знаком (ст. 1103), права лица, создавшего запись исполнения (ст. 1078) и др.

Понимая необходимость внесения изменений и дополнений в ГК РУз следует констатировать, что отдельные из них не соот­ветствовали общепризнанным гражданско-правовым принципам и нормам.

Принимая во внимание всё то положительное, что содержится в действующем ГК РУз. и учитывая недостатки и упущения, которые имеют место в правовом регулировании гражданско-правовых отноше­ний, можно утверждать, что назрела необходимость подготовки новой редакции ГК РУз, основанной на частноправовых принципах и традициях, соответствующих международным стандартам.

следующая страница >>