microbik.ru
  1 2 3 ... 5 6

Процесс правотворчества

Создание правового государства связано с поиском ответов на ряд важных вопросов: как безошибочно определить проявление в законе об­щенародной воли, исключающее индивидуальный или групповой произ­вол, кто и как этим должен заниматься; как гарантировать строгую закон­ность и непротиворечивость конституционным установлениям законода­тельной деятельности; как обеспечить неотвратимую ответственность дол­жностных лиц за принятие и исполнение явно противоправного закона? Во многих государствах, объявляющих себя правовыми, перечисленные функции возлагает на себя судебная система. В нашем государстве сло­жившиеся судебные органы, включая Верховные суды, в силу их ангажи­рованности государством, вряд ли могут взять на себя такую задачу.

Помимо этого, закон может со временем устареть и не выражать волю населения, ранее находившую в нем адекватное выражение. Такой процесс неизбежен. Гласность, усиление социальной значимости средств массовой информации в такой ситуации нельзя переоценить. Но нужен и специальный инструмент, позволяющий установить несоответствие зако­на общенародной воле в каждый данный момент. Таким инструментом в зарубежных странах служат институты общественного мнения, независи­мые от органов государственной власти, проводящие регулярные опросы населения по различным, в том числе и правовым вопросам. Такого рода общественные организации, опирающиеся на современные дости­жения социальной и юридической науки, было бы целесообразно иметь и у нас (существующие ныне в Узбекистане аналоги таких организаций не являются независимыми, т.к. они по существу являются государственны­ми и выполняют те указания, которые получают от госчиновников). Их оценки, основанные на исследованиях профессионалов, могут прояснить, действительно ли тот или иной закон играет ведущую роль в норматив­ном регулировании, подчинены ли ему административные предписания, акты общественных организаций либо его высшая юридическая сила за­фиксирована лишь на бумаге. Действительная связанность законом госу­дарства и его органов—важнейший правовой и морально-политический принцип, характеризующий правовое государство.

Но более важным в этом плане является принцип непосредствен­ного участия граждан, общественных организаций, органов местного самоуправления в правотворческом процессе, когда мнение обществен­ности должно обязательно учитываться при разработке и принятии нор­мативно-правовых актов, что обеспечивается действием нормативно установленных механизмов реализации права народа на реальное правотворчество.

В Узбекистане сложилась довольно основательная правовая база, декларирующая право участия граждан, общественных объединений, трудовых коллективов и т.д. (так называемая общественность) в право­творческом процессе. В нормативно-правовых актах общественности в лице граждан, ННО и др. предоставляется в отдельных случаях — право, а в большинстве случаев — возможность, по усмотрению госу­дарственных органов, принять участие в правотворческом процессе. Основы такого участия заложены в Конституции республики: Статья 29 «Каждый4 имеет право на свободу мысли, слова и убеж­дений. Каждый имеет право искать, получать и распространять лю­бую информацию, за исключением направленной против существующего конституционного строя и других ограничений, предусмотрен­ных законом.

Свобода мнений и их выражения может быть ограничена зако­ном по мотивам государственной или иной тайны».

Статья 32 «Граждане Республики Узбекистан имеют право уча­ствовать в управлении делами общества и государства как непосред­ственно, так и через своих представителей. Такое участие осуществля­ется посредством самоуправления, проведения референдумов и де­мократического формирования государственных органов».

Эти же положения конкретизированы в законодательных актах. Закон РУз «О референдуме Республики Узбекистан» (18.11.91) предо­ставляет право гражданам инициировать проведение референдума, раз­работку законопроекта, а также формулировать вопрос, выносимый на референдум (ст. 11).

Участие граждан Республики Узбекистан в референдуме являет­ся добровольным и свободным. Никто не вправе оказывать воздей­ствие на граждан Республики Узбекистан с целью принудить их к уча­стию или неучастию в референдуме, а так же на их свободное волеизъявление.

Если Конституция и Закон о референдуме предоставляют право на участие общественности в управлении делами общества и государства (в т.ч. и правотворчества), то в последующих законодательных актах это пра­во трансформируется в возможность («могут привлекаться, привлекают­ся и т.д.») такого участия, что при отсутствии механизма реализации этих прав, превращает их в декларацию.

Согласно статьи 4 Закона РУз «О всенародном обсуждении проек­тов законов» (14.12.2000 г.) «Участниками всенародного обсуждения про­ектов законов могут быть граждане, государственные органы, органы самоуправления граждан, предприятия, учреждения, организации, поли­тические партии и другие общественные объединения.

Эксперты иностранных государств и международных организаций могут быть привлечены к всенародному обсуждению проектов законов Республики Узбекистан в соответствии с настоящим Законом».

Статьи 19 того же Закона «Предложения и замечания участников всенародного об­суждения проектов законов могут быть индивидуальными или коллектив­ными и вноситься в устной или письменной форме.

В предложениях и замечаниях по проекту закона в письменной фор­ме указываются фамилия, имя, отчество гражданина, сведения о его мес­тожительстве либо наименование и местонахождение соответствующего органа, организации. Предложения и замечания по проекту закона долж­ны быть подписаны.

Предложения и замечания по проекту закона, внесенные в установ­ленном порядке, подлежат обязательному рассмотрению. Отказ в при­еме предложений и замечаний запрещается.

Предложения и замечания участников всенародного обсуждения проектов законов носят рекомендательный и консультативный характер».

Последняя часть статьи полностью дезавуирует не только сам закон, но и саму идею народовластия, заложенную в Конституции и других законодательных актах. Если предложения и замечания, поступившие от общественности, от народа, носят всего лишь «консультативный» характер, и орган государственной власти вправе, не объясняя причин, оставить их без внимания и реализации, то мы видим как вместо механизма реализа­ции права на участие в правотворчестве, общественность получает оче­редную декларацию. Реальное воздействие на правотворческий процесс, остается только у органов государственной власти.

Принятый 11.10.2006г. Закон РУз «О порядке подготовки проектов законов и их внесения в Законодательную Палату Олий Мажлиса Республики Узбекистан» в ст. 3 (Субъекты права законодательной инициативы) определяет:

«В соответствии с Конституцией Республики Узбекистан право законодательной инициативы принадлежит:

1) Президенту Республики Узбекистан;

2) Республике Каракалпакстан в лице ее высшего представительного органа государственной власти;

3) депутатам Законодательной палаты;

4) Кабинету Министров Республики Узбекистан;

5) Конституционному суду Республики Узбекистан;

6) Верховному суду Республики Узбекистан;

7) Высшему хозяйственному суду Республики Узбекистан;

8) Генеральному прокурору Республики Узбекистан».

В ст.6 (Деятельность Кабинета Министров Республики Узбекистан по подготовке проектов законов):

«Кабинет Министров Республики Узбекистан:

1) осуществляет разработку проектов законов по собственной инициативе либо по поручению Президента Республики Узбекистан, а также на основе предложений и рекомендаций комитетов палат Олий Мажлиса Республики Узбекистан и вносит их на рассмотрение Законодательной палаты;

2) дает министерствам, государственным комитетам, ведомствам и другим органам государственного и хозяйственного управления поручения о подготовке проектов законов, организует и руководит работой по их подготовке;

3) направляет проекты законов на отзыв государственным органам, негосударственным организациям и научным учреждениям;

4) заслушивает сообщения министерств, государственных комитетов и ведомств о практике применения действующего законодательства и результатах изучения его эффективности;

5) осуществляет иную деятельность по подготовке проектов законов».

В ст. 7 (Компетенция Министерства юстиции Республики Узбекистан в области подготовки проектов законов):

«Министерство юстиции Республики Узбекистан в пределах своей компетенции:

1) координирует и осуществляет методическое руководство деятельностью органов государственного и хозяйственного управления в вопросах законотворчества;

2) обеспечивает проведение единой государственной политики в области законотворчества и правоприменительной практики;

3) вырабатывает приоритетные направления совершенствования законотворческой деятельности, обеспечивает их реализацию;

4) разрабатывает по поручениям Президента Республики Узбекистан, Кабинета Министров Республики Узбекистан и по собственной инициативе проекты законов и вносит их на рассмотрение в установленном порядке;

5) рассматривает и обобщает предложения органов государственного и хозяйственного управления и органов государственной власти на местах по вопросам подготовки проектов законов;

6) проводит правовую экспертизу проектов законов, дает заключения о соответствии их Конституции Республики Узбекистан и законодательству Республики Узбекистан, а также правилам законодательной техники;

7) разрабатывает предложения о приведении законодательства в соответствие с Конституцией Республики Узбекистан и законами Республики Узбекистан, об обеспечении системности и целостности правового регулирования, анализирует и обобщает предложения по совершенствованию законодательства и вносит их на рассмотрение Президента Республики Узбекистан и Кабинета Министров Республики Узбекистан, осуществляет работу по кодификации законодательства;

8) осуществляет предварительное согласование вопросов необходимости подготовки проектов законов с органами государственного и хозяйственного управления».

В ст. 8 (Участие государственных органов, не обладающих правом законодательной инициативы, негосударственных организаций и граждан в подготовке проектов законов):

«Государственные органы, не обладающие правом законодательной инициативы, негосударственные организации и граждане могут вносить на рассмотрение субъекта права законодательной инициативы проекты законов или предложения о необходимости принятия нового закона, внесения изменений, дополнений в закон, а также признания утратившим силу действующего закона или его части.

Субъект права законодательной инициативы может принять проекты законов или предложения, внесенные государственными органами, не обладающими правом законодательной инициативы, негосударственными организациями или гражданами, в качестве основы для разрабатываемых им проектов законов». Примечательно, что предшествующим этому и соответственно отмененным Законом РУз «О подготовке законодательных актов РУз» (30.08.1997г) в ст. 3 предусматривалось всенародное обсуждение законопроектов которые обязательно публиковались в центральных газетах. В новом Законе это положение отсуствует.

Но практика опубликования законопроектов прекратилась еще с 2004 года, и с того времени публикуются только уже утвержденные Сенатом и подписанные Президентом Законы. Общественность теперь не принимает даже формального участия в обсуждении законопроектов, в том числе и в области гражданского права.

Согласно Закону РУз «О нормативно-правовых актах» (14.12.2000) ги­потетически не исключается возможность участия общественности в раз­работке не только законов (о чем говорилось выше), но и подзаконных нормативно-правовых актов.

В соответствии со статьей 4 Закона органами или должностными лицами, принимающими нормативно правовые акты являются: Олий Мажлис РУз, Президент, Кабинет Министров, министерства, государственные комитеты и ведомства, органы государственной власти на местах.

Согласно статье 5 Нормативно-правовыми актами (НПА) являются: Конституция РУз, законы, постановления Олий Мажлис РУз, указы Президента РУз, постановления Кабинета Министров, акты министерств, государственных комитетов и ведомств, решения органов государственной власти на местах.

Основными требованиями, предъявляемыми к НПА согласно ста­тье 15 «Закона о нормативно-правовых актах» является участие в подго­товке проектов НПА представителей заинтересованных государственных органов, научных учреждений и иных организаций, а также отдельных граждан.

В статье 15 «Организация подготовки проектов нормативно-право­вых актов» предусмотрено следующее:

«Орган, разрабатывающий проект нормативно-правового акта, как правило, создает комиссию по подготовке проекта.

К участию в подготовке проектов нормативно-правовых актов мо­гут привлекаться представители заинтересованных государственных ор­ганов, научных учреждений и иных организаций, отдельные граждане.

Орган, принимающий нормативно-правовой акт, может поручить в установленном порядке или заказать на договорной основе подготовку проекта нормативно-правового акта государственным органам, научным учреждениям и иным организациям, отдельным гражданам.

Орган, принимающий нормативно-правовой акт, вправе поручать подготовку альтернативных проектов нескольким государственным орга­нам, научным учреждениям и иным организациям, отдельным гражда­нам или заключать с ними договоры, а также объявлять конкурсы на луч­ший проект.

К подготовке проектов нормативно-правовых актов по отдельным отраслям экономики, другим сферам государственного управления привлекаются министерства, государственные комитеты или ведомства, от­вечающие за состояние и развитие соответствующих отраслей или сфер управления.

Координация работы министерств, государственных комитетов и ве­домств по подготовке проектов нормативно-правовых актов осуществляется Министерством юстиции Республики Узбекистан в соответствии с законодательством».

Учет мнения общественности регламентирован статьей 16 данного закона, где при подготовке НПА орган, разрабатывающий проект должен обобщить и использовать предложения государственных органов, орга­нов самоуправления граждан, предприятий, учреждений, организаций и общественных объединений, а также граждан, материалы СМИ, рекомен­дации научных учреждений, ученых специалистов, данные других средств выявления общественного мнения.

Проекты законов могут быть вынесены на всенародное обсужде­ние в порядке, установленном законодательством.

Согласно статье 24 закона никто не может быть осужден, подвергнут наказанию или лишен имущества на основании закона, который офици­ально не опубликован для всеобщего сведения. Опубликование НПА в неофициальных изданиях, а также распространение через электронную справочную систему законодательства допускаются после их опублико­вания в официальных источниках и с обязательным указанием их реквизитов, официальных источников опубликования и дату вступления в силу.

Закон РУз «Об органах самоуправления граждан (14.04.99) предоставляет населению большую амплитуду действий, которые в определен­ной степени позволяют органам самоуправления граждан косвенно уча­ствовать в правотворческом процессе через выборы депутатов, оформ­ления наказов и т.д.

Согласно статье 10 указанного Закона сходам граждан поселка, киш­лака, аула и махали, города предоставляются полномочия по утвержде­нию планов мероприятий, направленных на обеспечение комплексного развития территории, благоустройство и улучшение санитарного состоя­ния населенных пунктов; по осуществлению общественного контроля за исполнением законов и иных актов законодательства.

Другой формой участия граждан в процессе правотворчества явля­ется избрание депутатов. Закон Республики Узбекистан «О статусе депу­татов в Республике Узбекистан» от 06.05.1995 г. определяет обязанность депутата поддерживать связь с политическими партиями, органами са­моуправления граждан, выдвинувшими его кандидатом в депутаты, вы­ражать их интересы. Депутат Олий Мажлиса и Жокаргы Кенеса Респуб­лики Каракалпакстан периодически, но не реже одного раза в год, а депу­тат областного, районного, городского Совета не реже двух раз в год обя­зан отчитываться перед избирателями о своей работе, информировать о работе представительного органа в который он выбран. Если депутат не выполняет депутатские обязанности, не оправдывает доверие граждан он может быть отозван согласно Закону Республики Узбекистан «О порядке отзыва депутатов в Республики Узбекистан». Но на практике применение этого закона представляет сложный и долгий процесс, и избирателям легче дождаться следующих выборов. Проблема в том, что после избрания у избирателей нет реальных гарантий того, что избранник будет активно реализовывать свое право правотворческой инициативы, выполнять свои функции в области законодательства, защищать интересы граждан. Не существует реального механизма воздействия на депутата, уклоняющегося от встреч со своими избирателями.

Для обеспечения действительного участия общественности в пра­вотворчестве важен доступ к информации. Он гарантируется положени­ями Конституции РУз:

статьи 30. «Все государственные органы, общественные объедине­ния и должностные лица Республики Узбекистан обязаны обеспечивать гражданам возможность ознакомления с документами, решениями и ины­ми материалами, затрагивающими их права и интересы»; статьи 29, упоминавшейся ранее.

Законы РУз «О гарантиях и свободе доступа к информации» (24.04.1997г.) и «О принципах и гарантиях свободы информации» (12.12.2001г.), предоставляют право каждому гражданину на доступ к ин­формации, а также на ее поиск, исследование и передачу. В статьях зако­нов предусмотрено, что «государственные органы... должностные лица... обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документа­ми, решениями и иными материалами, затрагивающими его права и за­конные интересы» (сюда следует, по-видимому, отнести и возможность ознакомления с проектами нормативно-правовых актов).

В практике же существуют немало проблем с доступностью инфор­мации, имеющейся в распоряжении органов власти, предприятий и уч­реждений, хотя она и не является информацией для служебного пользования, государственной или коммерческой тайной.

Из всего вышесказанного можно сделать следующие выводы: законотворческие полномочия в области гражданского права (как и других отраслях права) полностью сконцентрированы в органах государственной власти и общественному влиянию и контролю недоступны. Положение усугубляется и позицией Парламента не проявляющему сколько-нибудь заметной инициативы в законотворческой работе.
Иерархия

В соответствии со статьей 30 Конституции Республики Узбекистан все государственные органы, общественные объединения и должностные лица Республики Узбекистан обязаны обеспечивать гражданам возможность ознакомления с документами, решениями и иными материалами, затрагивающими их права и интересы. А статья 84 Основного Закона содержит норму, согласно которой опубликование законов и иных нормативно-правовых актов является обязательным условием их применения.

Законом «О нормативно-правовых актах» (14.12.2000) определяется понятие нормативно-правового акта, устанавливается их иерархия. Так, нормативно-правовым актом является официальный документ, принятый в определенной настоящим Законом форме, направленный на установление, изменение или отмену норм законодательства как общеобязательных государственных предписаний. Согласно статьи 5 Закона нормативно-правовыми актами по установленной иерархии являются:

а) Конституция Республики Узбекистан;

б) законы Республики Узбекистан;

в) постановления Олий Мажлиса Республики Узбекистан;

г) указы Президента Республики Узбекистан;

д) постановления Кабинета Министров Республики Узбекистан;

е) акты министерств, государственных комитетов и ведомств;

ж) решения органов государственной власти на местах.

Статья 7. Верховенство Конституции и законов Республики Узбекистан

«В Республике Узбекистан признается безусловное верховенство Конституции и законов Республики Узбекистан. Конституция Республики Узбекистан имеет высшую юридическую силу и применяется на всей территории Республики Узбекистан.

Законы и иные нормативно-правовые акты в Республике Узбекистан принимаются на основе и во исполнение Конституции Республики Узбекистан и не могут противоречить ее нормам и принципам.»

Статья 14. Соотношение нормативно-правовых актов

«Соотношение различных нормативно-правовых актов по их юридической силе определяется в соответствии с Конституцией Республики Узбекистан, компетенцией и статусом органа, принявшего нормативно-правовой акт, а также видами актов.

Нормативно-правовой акт должен соответствовать нормативно-правовым актам, имеющим по сравнению с ним более высокую юридическую силу.

В случае расхождений между нормативно-правовыми актами применяется нормативно-правовой акт, обладающий более высокой юридической силой.

В случае расхождений нормативно-правовых актов, обладающих равной юридической силой, действуют положения акта, принятого позднее.

Нормативно-правовой акт, принятый министерством, государственным комитетом или ведомством, имеет большую юридическую силу по отношению к нормативно-правовому акту другого министерства, государственного комитета или ведомства одного уровня, если орган, принявший такой акт, специально уполномочен на регулирование определенной области общественных отношений.»

Закон устанавливает основные требования, предъявляемые к нормативно-правовому акту, закрепляет положения, касающиеся организации подготовки проектов нормативно-правовых актов, изучения практики применения нормативно-правового акта и общественного мнения при подготовке нормативно-правового акта, внесения проекта нормативно-правового акта в орган, принимающий нормативно-правовой акт, экспертизы проектов нормативно-правовых актов, требований, предъявляемых к содержанию нормативно-правового акта, удостоверения официального текста нормативно-правового акта, реквизитов нормативно-правовых актов, представления нормативно-правовых актов на государственную регистрацию, пересмотра ранее принятых актов в связи с принятием нового нормативно-правового акта.

Существенное внимание анализируемый Закон уделяет и вопросам опубликования и вступления в силу нормативно-правовых актов. В частности, определяются требования к опубликованию нормативно-правовых актов, официальные источники опубликования нормативно-правовых актов. Решены вопросы вступления в силу нормативно-правовых актов и обратной силы нормативно-правового акта. Предусматриваются положения, касающиеся действия нормативно-правового акта во времени, по кругу лиц, а также прекращение действия нормативно-правового акта.

Закон содержит положения посвященные толкованию нормативно-правовых актов, их систематическому изданию и государственному учету.

В тоже время рассматриваемый Закон не решил целый ряд проблем.

1. В Преамбуле Конституции Республики Узбекистан нашел отражение принцип приоритета норм международного права над национальным законодательством. Но согласно статьи 19 Закона «О нормативно-правовых актах» нормативные предписания в преамбулу не включаются, в силу чего преамбула означает только пожелания. Узбекистан ратифицировал более 60 (шестидесяти) основополагающих международных актов в различных сферах экономики и политики. Однако, несмотря на это, Законом «О нормативно-правовых актах» не определено место международных договоров в системе национального законодательства, а также их соотношение. Отсутствует четкий правовой механизм имплементации международных норм в национальное законодательство.

2. В законодательстве большинства демократических стран определяется перечень вопросов, которые могут регулироваться только законом как актом, обладающим высшей юридической силой. Определение сферы регулирования закона представляется важным и с точки зрения обеспечения конституционного принципа разделения властей и урегулирования вопроса о делегированном законотворчестве. Закон «О нормативно-правовых актах» не решает данный вопрос.

3. За период независимости в Узбекистане принято шесть конституционных законов: «Об основах государственной независимости», «О реорганизации местных органов власти Республики Узбекистан», «Об Олий Мажлисе Республики Узбекистан», «Об итогах референдума и основных принципах организации государственной власти», «О Законодательной палате Олий Мажлиса Республики Узбекистан», «О Сенате Олий Мажлиса Республики Узбекистан». Однако, Закон «О нормативно-правовых актах» не раскрывает понятие конституционного закона и не определяет его место в системе нормативно-правовых актов.

4. Комментируемый Закон совершенно обосновано относит к числу нормативно-правовых актов решения местных органов государственной власти. Вместе с тем он не содержит детальный порядок подготовки таких актов, ограничиваясь общими требованиями. Кроме того, Закон «О нормативно-правовых актах» не предусматривает государственную регистрацию решений местных органов власти, а содержит положение о необходимости проведения юридической экспертизы данных актов, которая осуществляется управлениями юстиции областей и города Ташкента. Однако такая экспертиза не позволяет определить насколько рекомендации, высказанные в заключении по проекту акта, восприняты в принятом решении.

5. Одним из действенных критериев, определяющих степень демократичности общества, является показатель, который характеризует не только уровень информированности населения о процессах, но и возможность влияния на данный процесс. В этой связи следует отметить, что важное значение при подготовке нормативно-правовых актов должно придаваться проведению общественных слушаний (общественных обсуждений). Несмотря на то, что закон «О нормативно-правовых актах» содержит возможность общественного и профессионального обсуждения, процедура таких обсуждений не урегулирована.

6. Как уже отмечалось согласно статьи 84 Конституции Республики Узбекистан опубликование законов и иных нормативно-правовых актов является обязательным условием их применения. Вместе с тем нормативно-правовые акты министерств, государственных комитетов, ведомств вступают в силу не после их опубликования, а через десять дней после их государственной регистрации в Министерстве юстиции Республики Узбекистан, если в самих актах не указан более поздний срок (статья 26 Закона «О нормативно-правовых актах»). Таким образом, в данном случае не обеспечивается соблюдение требований статьи 84 Конституции. Государственная регистрация этих актов в Министерстве юстиции Республики Узбекистан, необходима в основном для их централизованного учета и поддержания в контрольном состоянии, что предусмотрено статьей 33 Закона «О нормативно-правовых актах».

7. Закон «О нормативно-правовых актах» не регламентирует порядок вступления в силу ряда нормативно-правовых актов, а содержит отсылки. В результате вступление в силу этих нормативно-правовых актов определяется не законом, а подзаконными актами. Например, в соответствии с частью второй статьи 26 Закона «О нормативно-правовых актах» указы Президента и постановления Кабинета Министров Республики Узбекистан вступают в силу в порядке установленном соответственно Президентом и Правительством.

Законодательству и правоприменительной практике Узбекистана неизвестно деление права на общее частное право и особенное частное право. В настоящее время юристы Узбекистана осмысливают деление права на публичное и частное.

Семейное право в системе права Узбекистана выступает как самостоятельная и обособленная отрасль права (Семейный Кодекс РУз принят 30.04.1998 г.).

В ГК нет норм касающихся имущественных отношений в семье. Они в Семейном Кодексе, то есть, сохранена Советская традиция. Она же (традиция) проявилась и в том, что наследственное право находится в ГК (раздел V ст. 1112 – 1157).
Сфера действия гражданского права

Отношения, регулируемые гражданским законодательством

Как и любая другая отрасль, гражданское законодательство имеет свой предмет — регулируемый, по общему правилу, только им круг отношений.

В статье 2 ГК речь идет о различных видах отношений, объединяемых прежде всего тем, что они возникают по поводу «имущества». Под «имуществом» за­конодательство подразумевает обычно вещи, которые имеют или могут иметь денежную оценку (разумеется, к вещам относятся и сами деньги). Тот же термин нередко используется для обозначения не только вещей, но вместе с ними и прав на вещи либо вещей, прав и обязанностей одновременно. Например, в договоре найма имущество — это всегда только вещь. В договоре купли-продажи — либо вещь, либо право на вещь, либо одновременно и вещь, и право на другую вещь (примером последнего варианта может служить продажа дома вместе с правом владения находящимся под ним земельным участком). Наконец, в составе наследственного имущества к наследнику переходят вещи, различные права, а вместе с ними и долги (обязанности) умершего.

Гражданское законодательство регулирует наряду с имущественными также и личные неимущественные отношения, которые с ними связаны. Подобного рода неимущественные отношения возникают главным образом в сфере, по традиции нередко именуемой авторским и изобретательским правом. Связь неимущественных отношений с имущественными выражается в том, что в них участвуют одни и те же лица и возникают они по поводу одного и того же объекта. При этом имущественные отношения в указанных случаях оказываются зависимыми от неимущественных. Так, право считаться автором определенной книги или изобретения является неимущественным (данное право нельзя выразить в деньгах). Однако с этим неимущественным связано имущественное право — право на получение гонорара (вознаграждения), которое возникает у того, кто обладает правом авторства, то есть правом быть признанным автором книги (изобретения).

В перечень объектов также входят жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства и некоторые другие принадлежащие гражданину или соответственно юридическому лицу блага. Общим признаком этих и других таких же защищаемых гражданским законодательством нематериальных благ служит, в частности, то, что пользоваться ими может только тот, кто такими благами обладает. Кодекс содержит также нормы, посвященные опеке и попечительству (ст. 30-32).

Иначе, очевидно, должен решается вопрос о семейных и трудовых отношениях. О них в общих нормах ГК не упоминается. Поэтому есть все основания полагать, что ГК занимает такую же позицию, которая была выражена в Кодексе 1964 года. Он ограничился указанием на то, что данные отношения регулируются соответственно семейным и трудовым законодательством. Таким образом, ГК и равно иное гражданское законодательство может применяться к семейным и трудовым отношениям лишь в двух случаях: либо соответствующие нормы включены в ГК (имеется в виду, в частности, гл. 18 ГК, регулирующая общую собственность), либо в Кодексе или ином источнике семейного или трудового права имеется прямая отсылка к гражданско-правовым нормам.

Гражданские отношения могут регулироваться помимо закона, указа Президента Руз или постановления Правительства либо ведомственного акта договором, а также положениями, которые не укладываются в рамки понятия нормативного акта. Речь идет об «обычаях делового оборота».

ГК сохранил указанный выше принцип, но ввел в регулирование вопроса об обычаях ряд новелл. Прежде всего он выделил в самом Кодексе из всех обычаев («обычно предъявляемых требований») «обычаи делового оборота», рассчитанные исключительно на предпринимательские отношения. В статье 6 ГК приводится определение, содержащее основные признаки обычаев делового оборота. Под ними понимается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством. При этом не имеет значения, зафиксировано такое правило в каком-либо документе или нет.

Из сопоставления ст. 5 и 6 следует, что суд или другой правоприменительный орган не только может, но и обязан при обнаружении в правовом либо ином нормативном акте пробела, который не восполняется договором, применить обычаи делового оборота.

Правовое значение обычаев делового оборота состоит в том, что они по очередности применения находятся после нормативных актов и договора. В этой связи ст. 6 предусматривает, что обычаи делового оборота, которые противоречат обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договора, не применяются.

Один из видов обычаев делового оборота выделен в самом ГК. Имеется в виду ст. 359, которая допускает возможность использования примерных условий, разработанных одним из контрагентов. Она предусматривает, что примерные условия рассматриваются как договорные условия в случаях, когда в самом договоре содержится отсылка к ним.

Если же такая отсылка отсутствует, примерные условия применяются к отношениям сторон в качестве обычаев делового оборота. Для этого необходимо, чтобы такие условия отвечали требованиям, которые предъявляются в ст. 6 (имеется в виду прежде всего то, что они не противоречат обязательным для сторон положениям законодательства или заключенному сторонами договору), а также в ч. 7 ст. 354 (они не противоречат любым применяемым к отношениям сторон нормам законодательства, включая диспозитивные).

Обычаи (обычаи делового оборота) широко применяются во внешнеторговом обороте. Это объясняется в значительной мере тем, что прямые отсылки к ним содержатся в актах, регулирующих порядок разрешения внешнеторговых споров, а также в некоторых международных актах.

Так, ст. 9 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров предусматривает, что стороны связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и установленной практикой отношений. Не ограничиваясь этим, Конвенция устанавливает: «При отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к договору или его заключению обычая, о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли».

Нетрудно заметить различие между этой международной нормой и нынешней редакцией ст. 6 ГК. Имеется в виду как понимание самой сути обычая, так и возможность его применения при отсутствии прямой отсылки к нему в договоре. Основное различие состоит в том, что обычаем делового оборота руководствуются независимо от того, применялся ли он сторонами в их практике и был ли вообще известен сторонам. Указанное обстоятельство позволяет отметить близость обычаев делового оборота к диспозитивным нормам, с тем, однако, что диспозитивные нормы все же пользуются приоритетом (ч. 7 ст. 354 ГК). В этой связи с точки зрения приоритетов источники законодательства и договоры могут быть выражены следующим образом: императивные нормы закона — указы Президента Руз — постановления Правительства Руз — акты министерств и иных органов исполнительной власти — договорные условия —диспозитивные нормы правовых и иных нормативных актов — обычаи делового оборота — иные обычаи.

Граждане и юридические лица могут осуществлять принадлежащие им гражданские права по своему усмотрению (ст. 9). Это означает, что лицо при этом действует «своей властью и в своем интересе» и никто не вправе понудить лицо, которому принадлежит право, осуществлять его. Указанное обстоятельство не исключает заинтересованности государства в том, чтобы лицо, чьи права нарушены, не задерживало обращение за их защитой в суд. В этой связи законом установлены определенные сроки, пропуск которых может повлечь за собой утрату возможности принудительного осуществления своего права (сроки исковой давности).



<< предыдущая страница   следующая страница >>