microbik.ru
  1 ... 2 3 4 5 6
Глава II. Подготовка проектов нормативных актов:

«31. Положения нормативного акта должны быть изложены четко и ясно. Используемые понятия и термины употребляются единообразно в соответствии с их значением, принятым в действующем законодательстве, с тем, чтобы исключить возможность различного толкования. В необходимых случаях даются краткие определения специальных терминов и понятий, применяются общепринятые сокращения и даются пояснения других сокращений. Не допускается употребление устаревших и многозначимых слов и выражений, образных сравнений, эпитетов, метафор.

Глава IV. Государственная регистрация и вступление в силу нормативного акта:

62. Не подлежат государственной регистрации:

а) индивидуальные правовые акты (акты, являющиеся по своему содержанию юридическими фактами, непосредственно порождающие, изменяющие или прекращающие конкретные правоотношения, действие которых исчерпывается однократным применением), в том числе персонального характера (о назначении или освобождении от должности, о поощрении или наложении взыскания и т.п.), оперативно-распорядительного характера (разовые поручения) и т.д.

б) акты, которыми решения вышестоящих органов государственного управления или исполнительной власти доводятся до сведения органов и организаций системы органа управления или исполнительной власти;

в) документы по стандартизации, регистрируемые в установленном порядке уполномоченными государственными органами (стандарты, правила и нормы по стандартизации, классификаторы технико-экономической информации);

г) технические правила и нормы, не относящиеся к нормативным документам по стандартизации. Отнесение нормативных актов к техническим правилам и нормам осуществляется по согласованию с Министерством юстиции, для чего они в обязательном порядке представляются министерствами и ведомствами в Министерство юстиции;

д) акты рекомендательного характера. Акты рекомендательного характера не подлежат утверждению;

е) разъяснения норм действующего законодательства по частным обращениям. Министерства и ведомства дают разъяснения норм действующего законодательства только в случаях, когда имеется обращение о даче разъяснений со стороны граждан, предприятий, организаций и учреждений. Право дачи разъяснения норм законодательства должно быть предоставлено законодательством. При этом принимаемые разъяснения должны отвечать требованиям пункта 75 настоящих Правил, а также адресованы обратившемуся лицу. Если в ходе подготовки разъяснения установлена необходимость нормативного регулирования отдельных вопросов применения норм законодательства, министерства и ведомства должны с учетом своей компетенции разработать и принять соответствующий нормативный акт либо внести в вышестоящие органы предложения по принятию нормативных актов. В случаях, если необходимость дачи разъяснения обусловлена практикой применения норм законодательства, министерства и ведомства должны принять соответствующий нормативный акт;

ж) другие документы, не имеющие общеобязательный характер.

Глава V. Заключительные положения:

75. Министерства и ведомства обеспечивают правильное и единообразное применение зарегистрированных нормативных актов. В случае, если возникла необходимость в даче разъяснения по применению нормативного акта, орган, принявший (издавший) нормативный акт, должен дать соответствующее разъяснение. При этом, в целях разъяснения, допускается использование только дословного текста нормативного акта (его части, пункта и т.д.). Применение иных, отличных от содержания нормативного акта (его части, пункта и т.д.), понятий, терминов и толкований, образующих новое нормативное предписание, не допускается.

76. Министерство юстиции вправе вносить представление соответствующим органам о необходимости дачи разъяснения по принятым ими нормативным актам.

77. Разъяснения по нормативным актам доводятся до сведения заинтересованных лиц в том же порядке, в каком был доведен сам нормативный акт.

78. Копии всех разъяснений по зарегистрированным нормативным актам в обязательном порядке направляются в Министерство юстиции.

79. В случае невозможности представить исчерпывающее разъяснение, применяя предписания нормативного акта, министерство или ведомство обязано внести соответствующие изменения и дополнения в нормативный акт и представить их в установленном настоящими Правилами порядке на государственную регистрацию в Министерство юстиции Республики Узбекистан.

В правоприменительной практике Узбекистана толкование законов как правило дается в постановлениях Пленумов Верховного или Высшего хозяйственного судов. Изредка – (1 раз в 2 года – Конституционным судом).

Статья 5 ГК дает право применять законодательство по аналогии:

«В случаях, когда предусмотренные частями первой, четвертой и пятой статьи 2 настоящего Кодекса отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон, применяется норма гражданского законодательства, регулирующая сходные отношения (аналогия закона).

При невозможности использования в указанных случаях аналогии закона, права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогии права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.

Не допускается применение по аналогии норм, ограничивающих гражданские права и устанавливающих ответственность».

Однако практике неизвестны случаи применения судом Закона по аналогии.

Более часто дают толкование той или иной норме своего ведомственного акта налоговые органы.
Доверие к правосудию

В периодической печати, выступлениях и работах ряда ученых юристов и практиков Узбекистана дается высокая оценка результатам широко декларируемой судебно-правовой реформы, практически осуществляемой с 1996 года.8

Однако есть основания считать такой вывод излишне оптимистичным, не говоря уже о том, что сама реформируемая система не должна подводить главные итоги реформы. Важна и объективна та оценка, которая дается обществом, населением, результатам тех или иных реформ, и в частности, необходимо определить насколько граждане доверяют правосудию.

В Республике Узбекистан право человека на справедливый суд закреплено на конституционном уровне (ст. 26, 106, 107 и 116 Конституции Республики Узбекистан)9, на уровне отраслевых кодексов (Уголовно-процессуальный, Гражданско-процессуальный, Хозяйственный процессуальный кодексы Республики Узбекистан) и уровне законов прямого действия (Новая редакция Закона Республики Узбекистан «О судах» 2000г.).

В Узбекистане активно проводятся реформы в экономической, политической, правовой и духовной сферах. При этом особую значимость приобретает реформирование судебно-правовой системы – основного института, осуществляющего непосредственную защиту прав и законных интересов граждан Республики Узбекистан.

Идеология судебно-правовой реформы содержится в Конституции Республики Узбекистан. Конституция презюмирует основные положения Концепции судебно-правовой реформы 1996 и 2000 г.г. и даже в чем-то идет еще дальше по пути усиления гарантий прав личности и укрепления независимости судебной власти. В конечном счете, именно Конституция сегодня стала своего рода официальной программой судебной реформы. И мы полагаем, что Конституционный суд обязан сверить нормы, прежде всего, в сфере процессуального законодательства, на предмет его соответствия Конституции РУз. Вообще роль Конституционного Суда в фактическом проведении судебной реформы могла быть ведущей, но, к сожалению, наш Конституционный суд занят другими более важными делами.

Как известно, в реформе судебно-правовой системы важное место занимает вопрос об обеспечении доступа граждан к правосудию, создании необходимых правовых и институциональных условий для реализации прав человека на эффективное правосудие.

Однако мониторинг деятельности судов, проводимый Омбудсменом и социальные опросы граждан показывают, что реальное обеспечение прав человека на судебную защиту у нас в стране еще не находится на достаточно высоком уровне. К основным факторам, препятствующим доступу граждан в суды, как и прежде, можно отнести: низкий уровень материально-технического и информационного обеспечения судов, недостаточно высокую культуру судопроизводства, отсутствие в районах судов по гражданским делам, недостаточную развитость сферы оказания юридической помощи для реализации прав на защиту нарушенных прав и т.д.

В этой связи, весьма актуальным представляется выяснение факторов, препятствующих обеспечению свободного и равного доступа гражданина к суду, и определение путей создания условий, обеспечивающих права потенциальных участников судебного процесса на доступ к правосудию.

Обеспечение свободного и равного доступа граждан в суд - этот вопрос, постоянно находящийся в центре внимания, как государств, так и международных организаций. Ответ на вопрос о доступности суда - это по существу ответ на вопрос "а есть ли суд?".

В целях реформирования и дальнейшего углубления демократических основ судебной системы, обеспечения справедливого и своевременного рассмотрения судебных дел дальнейшего усиления гарантий защиты личных, политических, экономических, социальных прав и свобод граждан в соответствии с указом Президента Республики Узбекистан от 14 августа 2000 года «О совершенствовании судебной системы в Республике Узбекистан» была осуществлена специализация судов, в результате которой начали функционировать отдельно суды по гражданским делам и суды по уголовным делам.

Разделение (специализация) судов на уголовные и гражданские, преследуя благие цели повышения качества правосудия, нанесло огромный урон судебной системе и интересам граждан. В результате разделения были закрыты районные суды по гражданским делам и вместо них созданы межрайонные суды, обслуживающие города и населенные пункты, расположенные на десятки и сотни километров друг от друга, что крайне затруднило доступ к правосудию, ухудшило качество рассмотрения дел и по существу ограничило право граждан на обращение в суд.

Попытки обеспечения независимости суда, повышения качества осуществления правосудия и устранения судебной волокиты были предприняты в Законе Республики Узбекистан «О судах» (в новой редакции), принятом 14.12.2000г. Однако в Законе «О судах» были сохранены основные механизмы административного управления судебными процессами и рычаги подавления независимости судей. В частности, за председателями судов и вышестоящими судебными инстанциями сохранено право контроля за нижестоящими судами и судьями, обязательность выполнения указаний вышестоящих судов, право председателей судов передавать дела на судей в квалификационную комиссию для их наказания. Состав этих комиссий фактически определяется председателем суда, в них включаются его заместители и другие руководители подразделений суда. Продление полномочий судьи, переизбрание на следующий срок (5 лет) также зависит от председателя суда, который составляет представление на переизбрание и дает характеристику судье.

Полномочия Пленумов и Президиумов Верховных (Высших) судов, их председателей остались в неприкосновенности, такими же, как в советское время, т.е. командно-административными. Указанные полномочия необходимо максимально ограничить.

В целях преодоления указанных недостатков на следующем этапе углубления реформы планируется ликвидировать зависимость судей от председателей судов и их заместителей, а также вышестоящих судов, для чего ограничить административные и дисциплинарные полномочия указанных органов и должностных лиц.3

Введение в 2000г. с Законом о судах и другими актами апелляционной системы обжалования судебных решений не было подкреплено финансовыми и материальными средствами, и при существующей штатности судей это привело к их перегрузке, т.к. существующие системы кассации и надзора были сохранены. И как результат - усиление судебной волокиты, снижение качества рассмотрения дел и недовольство граждан этой реформой. Необходимо как можно быстрее устранить перечисленные недостатки путем учреждения районных судов по гражданским делам, увеличить штатность судей с учетом введения апелляционной системы обжалования, и тем самым укрепить доверие граждан к суду.

Апелляционные суды необходимо выделить из состава судов первой инстанции и создать самостоятельную систему апелляционных судов независимых от председателей судов первой инстанции, которые в настоящее время возглавляют и апелляционные суды.

Узбекистан, встав на путь обновления и прогресса, стал активно интегрироваться в мировое сообщество. Лишь в сфере обеспечения и защиты прав и свобод человека ратифицировано более 60 международно-правовых документов. Значительную часть указанных документов составляют стандарты в сфере осуществления правосудия, что возлагает на страну соответствующие обязанности.

Опыт демократических стран показывает - процесс имплементации международно-правовых стандартов в сфере правосудия явление перманентное. Весьма сложной проблемой является определение минимальных стандартов обеспечения прав и свобод граждан.

В связи с этим по нашему мнению необходимо ввести в научный оборот, а в последующем и в правоохранительную практику критерии обеспечения прав и свобод граждан, которые опирались бы не только на волю законодателя, но и учитывали мировой опыт.

Большое значение для успешной реформы судебной деятельности имеет внедрение в правоприменительную практику Узбекистана институтов сделок о признании вины, программ защиты свидетелей, что позволило бы в значительной степени усилить право человека на справедливый суд.4

Вопросы доступности, объективности, независимости правосудия постоянно находятся в центре внимания, как государств, так и международных организаций. Если суд зависим от власти, коррумпирован или недоступен, то нет смысла в его существовании, во всяком случае, в условиях признания идей демократии. Необходимо также в ближайшем будущем в национальном законодательстве решить вопрос о должном судебном контроле за соблюдением прав человека, так как это не только обеспечение права на безусловную судебную защиту при аресте, но и право на неприкосновенность жилища, переписку, переговоров и т.д. Практически любой международный документ, действующий в сфере прав человека, содержит соответствующие положения.

Право на справедливое судебное разбирательство является общепризнанной международно-правовой нормой, неразрывно связанной с правом на эффективное восстановление нарушенных прав и признанием того факта, что наиболее адекватным органом, способным обеспечить такое восстановление, является суд. Поэтому основополагающие международно-правовые акты закрепляют, прежде всего, само право на судебную защиту, или обеспечение доступа к правосудию.

Анализ законодательства Узбекистана в сфере судебной деятельности показывает, что:

Не произошло фактического разделения властей предусмотренного ст. 11 и 106 Конституции, где судебная власть признается независимой от законодательной и исполнительной власти. К сожалению, исполнительная власть считает суды своей исполнительной структурой, что наглядно видно из текстов правительственных постановлений:

«Министерству юстиции, Высшему хозяйственному суду Республики Узбекистан: при нарушении обязательств по договорам вносить соответствующие представления, обязательные для исполнения в месячный срок, на предмет персональной ответственности должностных лиц и предъявления иска в хозяйственные суды, а также возмещения ущерба, допущенного в результате неисполнения договорных условий;

с привлечением специалистов адвокатских бюро, коллегий и фирм систематически проводить установочные семинары по обучению руководителей и специалистов вопросам составления и исполнения хозяйственных договоров, в том числе контрактации, ввести в практику территориальных подразделений Министерства юстиции Республики Узбекистан и Высшего хозяйственного суда Республики Узбекистан оказание юридических консультаций для представителей хозяйствующих субъектов (Постановление Кабинет Министров Республики Узбекистан 24.04.1998г. N 177 О мерах по обеспечению реализации указа президента Республики Узбекистан от 4 марта 1998г. N УП-1938 "Об усилении ответственности должностных лиц за экономическую несостоятельность хозяйствующих субъектов и исполнение договорных обязательств")»;

«Высшему хозяйственному суду Республики Узбекистан, хозяйственным судам Республики Каракалпакстан, областей и города Ташкента:

возбуждать уголовные дела в отношении должностных лиц хозяйствующих субъектов при обнаружении признаков преступления в процессе рассмотрения хозяйственных споров;

применять меры административной ответственности к лицам, совершившим экономические правонарушения;

возмещать с виновных должностных лиц имущественный вред, причиненный хозяйственному субъекту (Указ президента Республики Узбекистан 04.03.1998г. N УП-1938 “Об усилении ответственности должностных лиц за экономическую несостоятельность хозяйствующих субъектов и исполнение договорных обязательств”)».

Сохраняется зависимое положение суда и должностных лиц юстиции:

- после партийно-советского "телефонного права" появились новые формы вмешательства в отправление правосудия:

судебный надзор не является единственной формой контроля в судопроизводстве, поскольку сохраняется еще непроцессуальное руководство нижестоящими судами (см. Закон о судах: Полномочия Пленума, Президиума, Председателя суда, вышестоящей инстанции над нижестоящей);

Опасаясь последствий свободно выраженного внутреннего убеждения, судья начинает ориентироваться на позицию кассационных и надзорных инстанций, т.е. утрачивает самостоятельность;

Общий образ юстиции (в широком значении этого слова - как системы, обеспечивающей справедливость посредством права) для человека в правовом государстве может быть сведен к следующим житейским суждениям:

любое незаконное решение или действие государственного органа или служащего, ущемляющее, по моему мнению, мои права и законные интересы, я смогу без особой нервотрепки, потери времени и больших денежных средств обжаловать в суд, причем даже если я не силен в написании жалобы;

для меня полностью доступна и необременительна судебная защита, что означает территориальную близость суда, удобные часы его работы, отсутствие пошлины по делам, связанным с защитой от чиновничьего произвола, отсутствие придирок к тексту моего искового заявления или жалобы при приеме в суде, возможность получить элементарную юридическую консультацию в суде в связи с моим делом;

суд, который примет мою жалобу, рассмотрит ее быстро и не будет принимать во внимание, что лицо, на действия которого я жалуюсь, имеет высокое должностное положение;

я получу достойную компенсацию за ущерб, нанесенный мне, если суд признает, что действительно были нарушены мои права и законные интересы.


<< предыдущая страница   следующая страница >>