microbik.ru
1
Об изучении экспертики
(Препринт – сентябрь, 2011 г.)
Нестеров А. В.
Аннотация. Рассмотрены проблемы судебной экспертизы как важного, наукоемкого и недостаточно правильно применяемого юридического инструментария. Показано, что исторически сложившаяся практика обязательного изучения в юридических вузах дисциплин Судебная медицина и Судебная психиатрия в противовес дисциплине Судебная экспертиза является анахронизмом. Современному состоянию юриспруденции соответствует необходимость изучения экспертики.

Ключевые слова. Судебная экспертиза, судебная медицина, судебная психиатрия, экспертика.
В области легитимной экспертизы необходимо выделить и обсуждать три актуальные и важные проблемы.

1. Проблему учебной дисциплины «Экспертика» (Общая теория экспертизы), которая должна прийти на смену дисциплинам «Судебная экспертиза», «Судебная медицина» и «Судебная психиатрия» не только в юридических вузах. Дисциплину «Экспертика» необходимо изучать во всех видах магистратур, т.к. квалификация магистра (исследователя) подразумевает наличие экспертной компетентности в любой специализации магистра.

2. Проблему образовательной специальности «Судебный эксперт», которая недавно появилась, и которая позволяет готовить специалистов (магистров) для экспертной профессиональной деятельности в подразделениях органов исполнительной власти или в государственных судебно-экспертных учреждениях Минюста России.

3. Проблему юридической квалификационной научной специальности Экспертика для институциональной юридической науки. История зарождения и развития, несомненно, показывает, что наука Экспертика относится к юридической науке. В рамках данной специальности должны найти свое место научные направления по исследованию свойств экспертизы в судебной, административной и/или законодательной деятельности, а также применение методов экспертного исследования во всех иных жизнедеятельных ситуациях.

Знание положений экспертики необходимо:

- лицам, которые выступают в юридической роли эксперта,

- лицам, которые уполномочены законодательством, назначать экспертизы,

- лицам, участвующим в принятии законов, в которых упоминается экспертиза или регулируются правовые положения экспертизы.

Наверное, сейчас уже, ни кто из юристов не будет возражать, что экспертиза не только важное и актуальное юридическое средство доказывания, но и средство состязательности и достижения справедливости, как в судопроизводстве, так и в юриспруденции. Экспертиза как юридический инструментарий применяется во всех областях юридически значимой жизнедеятельности людей.

Однако, история дискуссий по поводу природы применения специальных знаний, сначала в криминалистической экспертизе, потом в судебной экспертизе началась еще в 19 веке и с переменным успехом продолжается, и по сей день [1, 2].

Известны мнения некоторых ученых юристов, которые считают, что экспертиза как правовое общественное явление не может иметь самостоятельного значения, и поэтому не должна исследоваться самостоятельной юридической наукой, а, напротив - в рамках процессуальных наук или отраслевых научных специальностей. Такое отношение трансформировалось в практику обучения юристов, которая заключается в том, что вопросы криминалистической экспертизы изучаются мимоходом в криминалистике, а свойства судебной экспертизы либо вообще не рассматриваются, либо только упоминаются в процессуальных дисциплинах.

К сожалению, исторически сложилось так, что Судебную медицину и Судебную психиатрию изучают студенты медики и студенты юристы практически по одним и тем же учебникам. Это связано с тем, что юристов в основном готовили для правоохранительных органов. Необходимо, чтобы в юридических вузах появилась одна дисциплина Экспертика, в рамках которой студенты юристы будут изучать правовые основания применения в юриспруденции всех видов современных специальных знаний. Где под Экспертикой понимается Общая теория экспертизы, применяемая в юридически значимых взаимодействиях публичных и частных лиц, в том числе, Общая теория судебной экспертизы [3].

В последней дисциплине должен быть раздел по судебно-медицинским экспертизам, среди которых должна быть судебно-психиатрическая экспертиза. При этом в данной дисциплине основной упор должен быть сделан на применении специальных знаний (экспертизы) юристами. Любой юрист должен знать язык общения с лицами, обладающими специальными знаниями. Точно также как любые эксперты должны знать юридический язык.

Некоторые ученые юристы считали, что наука о судебной экспертизе базируется на основе судебных предметных наук (материнских, базовых), например, на судебной медицине, т.е. что судебная медицина породила судебно-медицинскую экспертизу [4]. Другие юристы им возражали – почему нет науки судебной химии? Можно также задать вопрос, а на какой науке базируется экспертиза, в которой используются знания некоторого ремесла? Для решения вопроса, что является причиной, а что следствием в отношениях «материнской» науки и науке об экспертизе, необходимо рассмотреть данный вопрос с категорийной точки зрения. Которая показывает, что не может существовать наука судебной медицины без научных данных юридических науки, как и не может существовать наука судебной экспертизы без научных данных специальных наук или специальных данных техники, ремесла или искусства.

Примерно такая же негативная ситуация сложилась с правовым регулированием экспертизы в законодательстве России. В частности, были приняты законы, посвященные отдельным видам экспертизы, а именно, первым законом, стал закон «Об экологической экспертизе», затем появился закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» и, наконец, – «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актах и проектов нормативных правовых актов».

Во многих законах России упоминаются самые разнообразные экспертизы, в частности, независимые, общественные, метрологические и т.п. экспертизы. Естественно, все это многообразие экспертиз не определено и не урегулировано с единых позиций экспертики. Процессуальные науки не могут представить научно обоснованные рекомендации для законодателей по экспертной деятельности.

Расширение применения экспертизы в юридической практике, как юридического инструментария, а также в законодательстве России, как правового института (наличие трех законов, посвященных экспертизе), говорит о том, что категория судебной экспертизы является только частью категории экспертизы.

Также исторически сложилось, что правовой институт судебной экспертизы и экспертизы в юриспруденции России, развивался в каждой отрасли права самостоятельно без учета достижений в общей теории экспертизы. Это привело к тому, что законодатели стали по-разному регулировать взаимодействия экспертов и субъектов права, уполномоченных назначать экспертизы.

При этом во многих законах экспертиза только один раз упоминается. Отсутствие легитимного регулирования экспертизы привело к расцвету ведомственного нормотворчества, нормы которого противоречат, как Конституции России, так и правовой доктрине.

Недостаточное правовое регулирование института экспертизы проявилось в еще одной негативной тенденции. В частности, в последнее время появилось многочисленное сообщество, которое называет себя «экспертами» и зарабатывает себе на жизнь проведением разнообразных экспертных услуг («экспертиз»). Рынок данных «экспертиз» по оценкам некоторых ученых составляет сотни миллиардов рублей [5]. Естественно, эти «эксперты» не проходили обучения для занятия экспертной деятельностью.

Хотя идея «эксперта – научного судьи», родившаяся в судебной медицине, была давно отвергнута юридической наукой, снова появились апологеты данной идеи в других областях деятельности людей, в частности в оценочной деятельности [6]. Они, пользуясь отсутствием четкого и единого законодательства в области экспертизы, не только пропагандируют свои взгляды, но и лоббируют их в нормативных правовых актах.

Некоторые ученые начали иронизировать, что самыми главными в нашей жизни стали «эксперты», мнения которых влияют на ученых, политиков, педагогов, бизнесменов. При этом как сами «эксперты», так и заказчики «экспертиз» не понимают, в чем отличие экспертизы от экспертной оценки, и в чем заключается ответственность «эксперта» [5].

Несомненно, что прежде чем заниматься профессиональной деятельностью эксперта необходимо изучить данную профессию, а не только быть сведущим лицом. С другой стороны, субъекты права, вступающие в сложные юридические взаимодействия с экспертами, должны знать возможности экспертиз, правовые положения взаимодействующих сторон, а также процедуры таких взаимодействий. Процессуальные науки не могут помочь в этом деле.

Такое разобщение, как в юридической науке, так и при преподавании дисциплин в юридических вузах, можно объяснить отсутствием единого научного подхода к правовому институту экспертизы.

Ученых юристов-экспертов нельзя упрекнуть в отсутствии такой теории, т.к. юридическая наука развивается в рамках квалификационной науки, в которой традиционно нет места не только экспертизе, но и судебной экспертизе. Есть только одно отраслевое направление в рамках криминалистики, которое называется судебная экспертиза (имеющее отношение к дисциплинам уголовной направленности).

В этой связи, с категорийной точки зрения наука об экспертизе (экспертика) включает в себя науку о судебной экспертизе, а также и другие науки, в которых исследуются иные правовые свойства правового общественного явления - экспертизы.

На наш взгляд, результаты экспертики, как науки, в которой открываются, формулируются и/или развиваются научные данные о свойствах и закономерностях изменений экспертных правовых отношений, экспертных юридических взаимодействий и/или экспертных юридически значимых продуктов, применяются во всех областях юридически значимой жизнедеятельности людей и их объединений, в том числе и медицине.

Судебная медицина, юридическая психология и иные научные направления в деятельности, связанной с медициной напрямую используют научные данные, полученные в юридических науках, в том числе и в дисциплине применения специальных знаний в юриспруденции. При этом необходимо разделять процессуальную форму применения специальных знаний в судопроизводстве (процедурную форму в юриспруденции) и юридическое значение процедур применения специальных знаний. Кроме процессуальных (процедурных) проблем существуют не менее значимые организационно-правовые и методологико-юридические проблемы применения специальных знаний.

Например, проведение экспертизы связано со специальным исследованием объекта экспертизы в ее рамках. Результат данного исследования связан с тем, как был получен и оформлен объект экспертизы, а стало быть, с методикой, регламентирующей данные операции. Студенты юристы должны знать, что если при оформлении назначения экспертизы, в том числе обособлении объектов экспертизы, ее проведении или применении ее результатов будут нарушены не только процессуальные требования, но и требования методик, то экспертное доказательство будет ничтожным. Юридическая и судебная практика показывает, что многие юристы не знают правовой институт экспертизы, не умеют пользоваться юридическим инструментарием экспертизы, и поэтому принимают решения, не соответствующие законодательству. С другой стороны, в случаях, когда необходимо применить экспертизу, они ее не применяют, что приводит к необоснованным решениям [3].

Научные квалификационные исследования в рамках аспирантуры относятся к высшему профессиональному образованию, поэтому необходимо остановиться на вопросах получения такого образования по экспертике (шифра научной специальности в аспирантуре) и вопроса, в каких диссертационных советах должны защищаться такие аспиранты.

Исторически сложилось так, что сначала появилось словосочетание «судебная медицина», с помощью которой обозначается квалификационная научная медицинская специальность. В других квалификационных науках такие явления не отразились. Однако появилась квалификационная научная специальность юридическая психология, по которой можно получить ученую степень, как психолога, так и юриста.

Кроме того сформировался подход, в рамках которого юристы, а также иные специалисты, сдавшие соответствующие экзамены по юриспруденции, проводят научные квалификационные исследования экспертизы в рамках юридических научных специальностей.

Возможны два сценария научного развития правового института экспертизы. По первому сценарию предусматривается отраслевое, и поэтому разобщенное развитие, с официальным включением во все паспорта научных специальностей вопросов применения специальных знаний. По второму сценарию предусматривается включение проблем правового института специальных знаний в юриспруденции отдельной научной специальностью.

Несомненно, что должна появиться Общая теория экспертизы, которая должна развиваться в рамках собственной научной юридической специальности, рекомендации которых должны учитываться в отраслевых научных специальностях.

В заключение еще раз подчеркнем. Исторически сложилось так, что только в медицинских научных специальностях появилось научное направление, имеющее отношение к юриспруденции, в частности к судопроизводству. При этом медикам приходится в рамках данной дисциплины изучать, но не исследовать, вопросы юриспруденции.

Юристам в рамках данной дисциплины приходится изучать не только вопросы применения специальных медицинских знаний (судебно-медицинской экспертизы), но и минимальный набор медицинских сведений, связанных с расследованием убийств и нанесением телесных повреждений.

Естественно, возникает вопрос, почему такие сведения нужно изучать, если существует правовой институт специалиста. Почему не нужно изучать такие сведения из других областей науки, техники, искусства и ремесла. Учитывая ограниченный объем времени на подготовку юриста-магистра, надо исключить дисциплины Судебная медицина и Судебная психиатрия из рабочих учебных планов юридических вузов, а вопросы медицинских, психиатрических, психологических и иных экспертиз, изучать в единой дисциплине Экспертике.

Если экспертная компетентность является актуальной и важной для высшего образования, то экспертика должна существовать в виде самостоятельной и обязательной дисциплины, посвященная экспертизе, которую должны изучать все магистры-студенты.

Выводы. В России исторически сложилось, что экспертная деятельность приравнивалась к деятельности специалиста, а это фактически привело к тому, что обучение применению специальных знаний поставлено на самотек, а само применение специальных знаний законодательство регулирует недостаточно полно. Проблему изучения экспертизы как правового общественного явления необходимо разделить на три проблемы в соответствии с трехступенчатым образованием в России.

В юридическом бакалавриате студенты должны познакомиться с основами криминалистической экспертизы в дисциплине Криминалистика.

Несомненно, что в любой магистратуре студенты обязаны изучать Экспертику для приобретения экспертной компетентности. Без такой дисциплины экспертная компетентность не может появиться у магистров. Отсутствие такой компетентности у конкретного лица ставит под вопрос правомерность его привлечения в юридической роли эксперта.

Третья проблема - это проблема подготовки студентов юристов по специальности Судебная экспертиза. Сейчас они обучаются по пятилетней программе подготовки специалистов. Судебные эксперты в отличие от экспертов, привлекаемых эпизодически, представляют собой профессионально организованную и сейчас достаточно многочисленную группу, поэтому логично появление аспирантуры по данному направлению.
Литература
1. Спасович В. Д. О теории судебно-уголовных доказательств в связи с судоустройством и судопроизводством. – СПб.: 1861.

2. Нестеров А. В. История экспертизы и экспертика // Препринт. – ВШЭ, 2011. – www.hse.ru.

3. Нестеров А. В. Прагматические и теоретические проблемы экспертики // Эксперт-криминалист. – 2011. - №. 2 – С. 33 – 36.

4. Винберг А. И., Малаховская Н. Т. Судебная экспертология. – Волгоград, ВСШ МВД СССР. - 1979. – 182 с.

5. Рубцов А. В. Реформа системы технического регулирования // tybet.ru.

6. Нестеров А. В. Что рекомендуют МР по экспертизе отчетов по оценке? // www.hse.ru.