microbik.ru
1
Об осязаемостях, неосязаемостях и… излишних самоуверенностях.

Или так ли следует читать книгу Баруха Лева?
У компьютеров, как известно, есть «привычка»: помечать красным цветом не существующие в языке, ошибочные слова. И вот когда я написал основной заголовок этой реплики, экран просто воспламенился. Ну нет в русском языке таких слов (во множественном числе), и баста!

Казалось бы, на этом весь возможный спор с А.Н.Козыревым по поводу главного тезиса его статьи «Как читать книгу Баруха Лева» (о «неосязаемостях») - исчерпан.

Но, конечно, проблема здесь существует. Действительно, терминология в области финансового оценивания еще далеко не устоялась в нашей литературе, и можно только приветствовать попытку Анатолия Николаевича в ней как-то разобраться. Он совершенно прав, говоря, что порой одни и те же термины понимаются разными специалистами по-разному, и это превращает научную терминологию в странный набор профессиональных жаргонов. Мне, как переводчику, приходится этой проблемой заниматься на практике, а не с абстрактно-теоретических, или, если хотите, с профессорских позиций. И мне , что греха таить приходится порою, не найдя нужных терминов ни в одном из многочисленных отечественных, а то и англоязычных словарей, конструировать их по своему разумению. Иногда термины получаются удачные, иногда – нет, и я могу только поблагодарить автора за то, что он указывает (всегда ли справедливо– второй вопрос) на переводческие неудачи. Однако, работая над своим «Экономико-математическим словарем»1 я много раз убеждался в том, сколь сложную задачу представляет собой создание терминов, их классификация и особенно составление мало-мальски научно строгой и все-таки понятной читателю дефиниции, а также объяснение, казалось бы, хорошо известных терминов.

Я действительно, как подчеркивает А.Н.Козырев, не специалист в области оценки нематериальных активов (кстати, Анатолий Николаевич называет их неосязаемыми активами вопреки большинству существующих у нас авторитетных источников2 - к этому я еще вернусь). Но в какой-то степени могу считать себя специалистом в области экономической терминологии. Поэтому, не вдаваясь в полемику Козырева с Барухом Левом по существу, позволю себе остановиться только на некоторых терминологических вопросах.

Возвращаюсь к «неосязаемостям». Первое правило для любого человека, пытающегося создать (собственный или переводный с другого языка - не имеет значения) научный термин: прежде всего надо учитывать нормы родного языка. Между тем, нелепый (не побоюсь этого слова) перевод термина «Intangibles», названных А.Н.Козыревым «неосязаемостями», противоречит элементарной норме русского языка, известной каждому со школьной скамьи. Впрочем, на самом деле он появился тогда, когда у нас начали выходить первые переводы иностранной финансово-экономической литературы. Не очень хорошо знающие русский язык переводчики, в основном из международных финансовых организаций, не мудрствуя лукаво, скалькировали английские слова tangible, intangible (осязаемое, неосязаемое). Между тем другие переводчики (в основном, отечественные) предпочли этой кальке смысловую трактовку, и у них получилось: «материальные, нематериальные активы». И они, я уверен, были правы. Эта тенденция, как указано выше, в настоящий момент восторжествовала. Критик ратует, увы, за вчерашний снег…

Второй вопрос, связанный уже не столько с переводом, сколько с тем, как употребляет термин Intangibles сам Барух Лев. А.Н.Козыреву не нравится, что Лев употребляет его в двух разных смыслах: общем (как некие, по терминологии критика, «неосязаемости») и в частном – как «неосязаемые активы» (могу добавить еще intangible investments, intangible capital, intangible property и многие др.). В большом словаре Вебстера, между прочим, так и написано, что экономисты этот термин употребляют и в общем, и в частном смысле. Так что Лев здесь вовсе не совершает никакого прегрешения. Что же касается переводчика, то А.Н..Козырев напрасно полагает, что в книге слово Intangibles «не совсем законно переведено словосочетанием «нематериальные активы», и что якобы читатель может запутаться в разночтениях. Это не так. В тех местах, где я видел, что Лев понимает этот термин в более узком смысле, как, например, нематериальные активы, я так и переводил его. И такая трактовка преобладала – что естественно. Лишь в некоторых местах, где встретилась необходимость в другом толковании, мне пришлось даже пойти на «изобретение» нового термина – «нематериальные экономические объекты» или просто «нематериальные объекты», что по смыслу вполне равнозначно козыревским «неосязаемостям», но все-таки звучит по-русски.

Теперь насчет некоторых терминов типа «торговая марка», «фирменная марка», даже «фабричная марка» и т.п. Именно так переводится trade mark (или trademark) во всех без исключения известных мне англо-русских экономических, юридических и даже общих словарях! И эти термины гораздо более образны и понятны, чем отстаиваемый А.Н.Козыревым «товарный знак», который на самом деле имеет более узкое значение, чем критикуемые (и к тому же несравненно более короткую традицию).

В некоторых местах статьи встречается подмена понятий. Например, об одном из нематериальных активов автор заявляет: «его нельзя назвать активом, так как он не является имуществом». А кто сказал, что актив и имущество – одно и то же? Или такое: назвав « копирайт» (то есть авторское право) значком копирайта, Анатолий Николаевич далее поучает: - «копирайт – только знак и ничего более!». Между тем, если так рассуждать, то и патент тоже только знак, или бумажка – ничего более.

Последнее. Честно говоря, я не совсем уразумел критическое замечание А.Н.Козырева по вопросу о так называемом свойстве неконкурентности (неограниченности ) нематериальных активов – тому факту, что «… определенное размещение такого актива не препятствует и не снижает полезности его применения в других направлениях» (Б.Лев, с.31). Но безусловно, что если даже такой квалифицированный читатель не сумел понять соответствующий раздел перевода – значит есть и моя вина.

Пока же я буду с интересом ждать, когда выйдет обещанное продолжение статьи А.Н.Козырева. Надеюсь лишь, что в нем будет все же поменьше ненужных «самоуверенностей» и больше анализа по существу.

Л.И.Лопатников


1 Лопатников Л.И. Экономико-математический словарь/словарь современной экономики. Изд. 5-е, М. , «Дело», 2003 г.

2 Перечислять их нет нужды, назову, хотя бы, самый авторитетный в настоящее время «Финансово-кредитный энциклопедический словарь» под ред. А.Г.Грязновой, 2002 г... Но самое замечательное, что известный учебник двух авторов называется (внимание!): «Оценка стоимости нематериальных активов и интеллектуальной собственности». И не падайте в обморок, уважаемый читатель: один из авторов этой книги - … сам А.Н.Козырев!