microbik.ru
1 2 3 4
Основные причины и условия жестокого поведения

Введение

Для обычного человека криминальная сторона правовой системы является по разным причинам наиболее знакомой стороной права, и дело тут отнюдь не в том, что каждый гражданин является "потенциальным преступником". Дело в том, что когда упоминается право и правовая система, на память людям приходят институты правовой юстиции — полиция, залы суда, судебные слушанья, тюрьмы и места заключения. Драма судебного слушанья отзывалась в сердцах людей в течение веков. Преступления и наказания представляют собой новости на первых страницах газет, заголовки радиосообщений и теленовостей. Существует известный роман под названием "Преступление и наказание" и еще один, не менее известный, под названием "Процесс". Ни одно заслуживающее внимание литературное произведение не называется "Нарушенная аренда" или "Страсти по виндикационному иску". Каждая страна имеет свой список преступлений, и это до некоторой степени затрудняет анализ преступного поведения субъекта. Ведь, к примеру, в Советском Союзе, спекуляция валютой являлась серьезным преступлением, хотя в странах Запада этим занимались респектабельнейшие бизнесмены. Встает вопрос — имеются ли какие-либо деяния, которые можно назвать универсальными преступлениями, то есть которые каждое общество определяет как уголовное преступление? Скорее да, чем нет, иначе никогда не предпринималось бы попыток унифицировать знания о природе преступления, и провести анализ преступного поведения субъекта. А юридическая психология, как научная дисциплина, оформилась бы в каждой стране по-разному, настолько, что контакты ученых из разных государств были бы весьма затруднительны. Хотя есть и исключения: первый пример преступления, которое по природе своей противно человеческой совести, это умышленное убийство. Но и аборт, не наказуемый в уголовном порядке, многие люди считают явлением того же порядка, что и убийство. Все же при написании работы, автор будет руководствоваться тем, что крупные, классические преступления являются частью общественного кодекса и определены как преступления в большинстве стран. Все преступления, которые будут рассматриваться в работе (из-за корысти, ревности, хулиганства, мести), простой человек определил бы как преступления. Обычный гражданин обладает достаточным представлением о том, какие действия составляют умышленное убийство, даже несмотря на то, что не знает юридических тонкостей и технических деталей. Поэтому возможный упрек в том, что причины и условия преступного поведения сильно варьируются в зависимости от общества и устоев, принятых в нем, видимо не будет иметь под собой серьезной базы. Есть преступления, которые понимаются как преступления большинством людей, не знакомых с юридическими науками. Есть классические мотивы при совершении преступлений. И, наконец, есть классические предпосылки к тому, чтобы человек превратился в правонарушителя. Все это дает мне основания приступить к работе под названием "Причины и условия преступного поведения".

1. Преступление

Преступление представляет собой один из специфических видов сознательной человеческой деятельности, т. е. волевой акт, предполагающий цель, выбор средств, мотив и оценку действий. В этом качестве оно составляет важнейшую характеристику субъекта преступления как личности, его сознания, психики.

Любое проявление человеческой деятельности, в том числе и преступной, есть вместе с прочим акт общественной связи индивида с другими людьми, элемент человеческой истории, социального опыта. Осуществляется эта связь через поведение, через выработанные и сложившиеся в ходе исторической практики способы и формы общения и обособления личности. Тот или иной тип поведения является, как правило, выражением взаимосвязи определенного типа личности и его деятельности. В частности, преступная деятельность, как общественно опасный тип поведения выражает связь преступника с другими людьми, а также с теми историческими условиями, которые породили преступность и способствуют ее сохранению.

Основным характеризующим признаком деятельности выступает ее мотив. Он является той призмой, через которую обнаруживается, имеющая имманентный характер связь личности и ее деятельности. В мотивах выражаются побуждающие начала, внутренние основания и целевая направленность активности, а их структура характеризует развитие личности через ее содержательность, т. е. через результаты усвоения индивидом элементов социальной среды, общественных отношений.

Вот почему для понимания социальной природы и социально-психологической характеристики преступника как типа столь важны выявление и анализ мотивационной сферы его общественно опасной деятельности. Этот анализ помогает раскрыть и социальное содержание личностных черт преступника как типа, и детерминанты преступного поведения, и наиболее типичные средства социально-психологического механизма преступной деятельности.

1.1. Социальная природа преступности

Механизм любого индивидуального поведения, в т. ч. и противоправного, не может быть правильно понят, если не учитывать те социальные явления и процессы, которые происходят в обществе. Индивидуальное отражает социальное (хотя и не всегда адекватно) и должно изучаться в тесной связи с ним. Вот почему, прежде чем анализировать механизм индивидуального преступного поведения, следует остановиться на более общем вопросе об объективных и субъективных причинах антиобщественных явлений в обществе.

Понять природу и причины можно только в социально-историческом аспекте, рассматривая их как порождение определенных общественных явлений, притом явлений различных в разных общественно-экономических формациях.

Правонарушения, взятые в совокупности на определенном отрезке времени в конкретной стране отличаются значительным разнообразием, как по степени общественной опасности, так и по психологическим, социальным и юридическим признакам, И вместе с тем они имеют общие черты в происхождении, причинах и дальнейшей исторической судьбе. Это дает возможность изучать не только отдельные виды правонарушений, но и всю их совокупность, анализировать сходные причины и условия, способствующие их совершению. Это также дает возможность разрабатывать целостную систему мер борьбы со всеми правонарушениями.

Социальная природа преступности определяется, во-первых, ее историческим происхождением. Известно, что преступность как массовое явление появилась лишь в определенных социальных условиях — с возникновением классов, государства и права. Право, как и правонарушения, возникает лишь тогда, когда родовой строй превращается в организацию для грабежа и угнетения соседей.

Правовые нормы закрепляют социальные интересы людей, отражают их экономические, политические и прочие потребности. Соответственно, правонарушения и преступления направлены против этих потребностей и интересов. Дифференциация классовой и социальной структуры общества привела к возникновению противоположных общественных интересов, к необходимости закреплять определенные формы поведения в нормах права. Не классические катаклизмы, не изменение генетической природы человека, не техническая революция, а социальное развитие общества, достижение им определенного этапа своего развития, связанного с появлением классов, частной собственности и государства — вот основная причина появления преступности и других правонарушений.

Во-вторых, социальная природа правонарушений и преступлений проявляется в конкретном содержании составляющих их действий (или бездействия) людей. Всякий человеческий поступок есть "кирпичик" социальной действительности; не может быть преступника вне общества. В этом смысле любое поведение социально; не является исключением и поведение, представляющее собой нарушение правовой нормы, в том числе и преступное.

В-третьих, социальная природа правонарушений проявляется в их результатах — в том уроне, который они наносят интересам общества. Этот урон нельзя рассматривать только как физический (материальный) ущерб, причиняемый имуществу конкретных людей, их здоровью или жизни.

В-четвертых, количественные и качественные показатели состояния, структуры и динамики правонарушений испытывают существенные изменения в связи и в зависимости от изменений, происходящих в условиях социальной жизни людей. Здесь социальная природа правонарушений проявляется, пожалуй, наиболее отчетливо. Отмечая это обстоятельство, Н. Ф. Кузнецова писала: "Преступность исторически изменчива как по социальной сущности, так и по месту (в разных государствах и в разных социально-экономических формациях неодинаков круг преступлений), и по времени (объем уголовно наказуемых деяний меняется по мере исторического развития государства даже одной формации)".

Таким образом, преступность — это социальное и правовое явление. Она социальна потому, что слагается из деяний, совершаемых людьми в обществе и против интересов всего общества или основной его части. Преступность социальна по своему происхождению, содержанию и судьбе.

Вероятным считается историческое происхождение права как средства контроля государственной и политической элиты за поведением людей, как инструмента государственного руководства обществом. Дифференциация поведения людей, выгодного для одних и невыгодного для других, признание одних форм его полезными, правомерными, законными, а других вредными, неправомерными, противоправными есть единый процесс, разные стороны которого отразились в возникновении, как права, так и противоречащих ему форм поведения, включая преступность.

И сейчас взаимосвязанные понятия правомерного и противоправного поведения отражают, в конечном счете, разные интересы классов, личности и социальных групп. Классов — потому что правомерное поведение признано таковым со стороны государственной элиты; личности — потому что интересы конкретных личностей не всегда совпадают между собой и с интересами всего общества; социальных групп — потому что не существует единства в повседневной экономической, социальной и культурной жизни.

Противоправное поведение порождается комплексом объективных и субъективных факторов — причин и условий, находящихся в сложном взаимодействии между собой. При этом в конкретных различных исторических условиях, как содержание, так и взаимодействие этих факторов неодинаковы.

1.2. Личность преступника

В изучении механизма преступного поведения особое место занимают вопросы субъективного характера, связанные с интересами, потребностями, мотивами поведения людей, их целями и стремлениями. И это понятно, так как объективные общественные процессы действуют не автоматически, а через сознание и поведение людей. Следовательно, и преступное поведение нельзя объяснить одними лишь (или самими по себе) объективными противоречиями общественного развития. Анализ его причин требует выяснения субъективных элементов поведения правонарушителей, изучения особенностей их личности.

В правовой литературе признано, что в качестве непосредственной причины преступления выступает сложное взаимодействие объективных и субъективных факторов и отдельных частей взаимодействующих явлений — личности и среды. Раскрытие причин преступлений непосредственно связано с проникновением в механизм нравственного формирования личности, ее деформации и социального отчуждения.

Личность человека, выступая в единстве всех ее социальных, нравственных и психологических свойств и признаков, формируется в процессе жизни и деятельности человека. Вступая во взаимосвязи с окружающими людьми, человек усваивает нормы поведения, нравственные и правовые понятия и представления, социальные и культурные ценности, приобретает новые потребности, интересы и стремления. Вместе с тем он вовсе не является "игрушкой в руках судьбы" или пассивным объектом воздействия социальных условий; человек сам в известных пределах формирует условия своей жизни, а, следовательно, и собственную личность. Формирование личности является сложным, противоречивым и в общем необратимым процессом, развивающимся "по спирали", т. е. таким процессом, который сам подготавливает условия для своего последующего развития, является в некотором роде причиной собственного самодвижения.

Биологический и социальный смысл формирования личности заключается в том, чтобы человек оказался максимально приспособленным к среде, причем не в пассивном смысле зависимости от нее, а в активном — в смысле овладения закономерностями природной и социальной действительности для их использования на благо личности и всего общества. Каким бы противоречивым ни был процесс формирования личности, если он совершается в позитивном направлении, то результат его будет благоприятен: рассогласованность и противоречия между личностью и средой, неизбежные в силу относительной самостоятельности, автономности человеческого существа, постепенно уменьшаются, сходят на нет, принимают такую форму, которая не препятствует активной деятельности человека, его взаимосвязям с природой и обществом.

Но при неблагоприятном нравственном формировании личности происходит обратное: возникает несоответствие между свойствами личности и требованиями окружающей действительности. Это относится, прежде всего, к таким категориям и свойствам личности, как потребность и интересы, нормы нравственности и представления о праве, привычные формы (стереотипы) поведения и оценки их самим субъектом (а также самооценка своей собственной личности). Субъект в полной мере не адаптирован к той окружающей, в первую очередь, социальной, среде, в которой он должен жить и работать, общаться с другими людьми.

Если выделить основные источники нравственного формирования личности, то ими будут, во-первых, сама личность со всеми ее меняющимися свойствами; во-вторых, малые социальные группы — семья, школа, рабочий коллектив, в которых эта личность непосредственно формируется; в-третьих, общество в целом, осуществляющее политическое, идеологическое, культурное, воспитательное и иное воздействие через средства массовой информации и другие каналы. Политические, экономические и социальные условия жизни членов данного общества, жизненный опыт, формы поведения и их представления воспринимаются или отвергаются личностью; внутри- и внешнеполитические события также влияют на представления и взгляды человека. Вряд ли можно назвать такую сторону жизни человеческого общества, которая была бы нейтральна для формирования личности его участника.

В случае неблагоприятного формирования личности ее нравственные ценности, правовые представления, система потребностей и основных интересов входят в противоречие с соответствующими общественными интересами, представлениями и ценностями. Личность приобретает антиобщественную ориентацию. Это выражается в деформации потребностей, мотивов, нравственности и иных социальных ценностей человека.

Чем же объясняются эти негативные особенности личности правонарушителей, если учесть, что большая часть этих людей формировалась в тех же условиях, что и законопослушная часть общества?

Главная причина заключается в том, что личность формируется под воздействием не только всего общества в целом, но и тех малых социальных групп, в которых она состоит. А это формирование не всегда оказывается благоприятным.

Малая социальная группа — семья, рабочий коллектив, ближайшее окружение друзей и знакомых — это тот первичный коллектив, в котором человек проводит основную часть своего времени. Каждый индивид выступает и как член малой группы (и при том не одной), и одновременно как член всего общества; его поведение неизбежно должно сообразовываться с требованиями всех тех больших и малых коллективов, в которых он состоит. Можно сказать, что малая социальная группа по своему групповому сознанию, поведению, системе ценностей, взглядам и традициям занимает промежуточное положение между индивидом и "большим обществом", является переходным звеном между ними.

Многие социальные противоречия, свойственные обществу, реализуются через малые группы. Например, классовые и иные социальные различия сказываются в различиях образа жизни малых групп — семьи, родственников, друзей, соседей, обсуждаются и оцениваются ими. Демографические изменения также затрагивают малые группы: переезд с периферии в столицу неизбежно меняет ближайшее окружение субъекта, причем часто это изменение носит не только персональный, но и социальный характер (переход в другую профессиональную, возрастную группу и т. д.).

Относительная самостоятельность малой социальной группы приводит к тому, что в ней могут возникать групповые нормы поведения и групповые ценности, не совпадающие с нормами и ценностями, принятыми обществом и санкционированными государством. Это не значит, что такие групповые образцы поведения всегда противоречат правовым или нравственным нормам общества; часто они в этом смысле нейтральны, так как касаются только профессиональных или иных специфических интересов участников группы (взаимоотношения спортсменов, традиции семьи, национальные обычаи и др.). Вместе с тем возможны и такие групповые нормы и образцы поведения, которые противоречат праву и общественной нравственности.

Всякая малая группа создает внутренний (неформальный), а иногда и внешний (формальный) контроль за выполнением указанных норм и требований. Если подросток не подчиняется условиям жизни семьи, он испытывает на себе родительскую власть. Этот социальный контроль связан с разделяемыми группой нормами поведения, и вследствие этого он способен играть как позитивную, так и негативную роль; так, контроль за поведением члена группы, придерживающейся вредных для общества ценностей, будет направлен на то, чтобы укрепить антиобщественную позицию индивида, отделить его от других коллективов, изолировать от влияния общества.

В силу указанных особенностей малой социальной группы она может быть ареной различного рода противоречий, связанных в том числе с противоправным поведением. Это, прежде всего, противоречия внутри самой социальной группы: конфликты между членами семьи, рабочего коллектива, учебной группы и т. д. Внутренние групповые конфликты болезненно сказываются на самосознании и поведении членов группы, тем более что они, как правило, вынуждают каждого определить свою позицию по отношению к враждующим участникам, принять ту или иную сторону. Эти конфликты могут стать источниками различного рода правонарушений.

Далее, встречаются конфликты между несколькими малыми социальными группами, например, между семьей и сослуживцами, между группами родственников со стороны мужа и со стороны жены, между школой и родителями подростка и т. д. Важно отметить, что подобный конфликт может носить не только внешний характер, выражаясь в ссорах и обостренных взаимоотношениях, но и быть скрытным, внутренним. Когда субъект является вольным или невольным участником обеих конфликтующих групп, это отрицательно сказывается не только на его самосознании, но и на поведении. Избирая ту или иную линию поведения, он неизбежно нарушает групповые нормы другой стороны; занимая двойственную позицию, он обрекает себя на осуждение обеих сторон. Все это служит источником разнообразных правонарушений, в особенности направленных против личности.

Наконец, возможна третья разновидность противоречий и конфликтов — между малой группой и обществом. По сути дела это противоречия на основе расхождения между нравственными, правовыми и иными социальными нормами и ценностями — групповыми и общественными. Семья, ведущая антиобщественный образ жизни (пьянство и пр.), приходит в резкое противоречие с нормами общества. Тем более в таком противоречии находится группа преступников, совместно совершающих преступления, например, кражи.

Групповые нормы поведения большей частью не фиксируются в каком-либо определенном виде: это просто обычные реакции на стандартные ситуации, которые в данной группе достаточно общеприняты. Если в семье по субботам и воскресеньям отец выпивает с соседями, подросток привыкает к этому как к обычному порядку вещей. "В любой группе важно именно то, что считается само собой разумеющимся, что молчаливо и бессознательно принимается всеми". Это и опасно, потому что под такую категорию само собой разумеющихся поступков могут подпадать и мелкие кражи, и сквернословие, и хулиганские выходки в общественных местах.

Групповая мораль подобного сорта тесно связана с низким уровнем правового и нравственного сознания. Происходит деформация многих моральных понятий, и это становится психологическим оправданием противоправных поступков.

В малых социальных группах, где складываются неправильные взаимоотношения и возникают случаи, а затем и привычные формы антиобщественного поведения, формируется и искаженный по своей направленности социальный контроль; фактически он становится антисоциальным. К нарушениям антиобщественных правил поведения применяются различного рода меры воздействия. Характерно, что если раньше в преступную группу вовлекали посредством обмана и угроз, то теперь в большинстве случаев воздействуют просьбами и уговорами. Основной расчет организаторов преступных групп строится на подборе "единомышленников", лиц с такой же антиобщественной ориентацией.

Как уже говорилось, человек одновременно является членом нескольких малых групп, поэтому испытывает влияние со стороны каждой из них. В соответствии со всеми социальными ролями руководствуется различными правилами поведения. Противоречивые правила ведут к конфликту в системе контроля. Например, какое-то время участник преступной группировки может дома играть ложную роль, скрывая свои занятия, но это бывает редко и продолжается недолго; если семья этого человека не совпадает с преступной группой, возникает неизбежный конфликт. Социальный контроль со стороны одной группы имеет тенденцию распространяться на поведение данного ее члена и в других группах. Семья будет стремиться к прекращению преступной деятельности своего члена, либо, напротив, соучастники преступлений постараются вырвать его из-под контроля семьи. Такая же ситуация возможна при противоречивых позициях трудового коллектива и ближайшего окружения, семьи и приятелей и т. п.

1.3. Механизм преступного поведения

В научном исследовании причины преступности могут быть проанализированы на разных уровнях — общества, коллектива (малой социальной группы), личности. При этом объяснение указанных причин приобретает преимущественно философский, социологический или психологический характер.

Применение философского положения об уровнях социальной действительности к изучению антиобщественных, противоправных явлений находит реализацию, в частности, в том, что следует различать индивидуальный и социальный уровни преступного поведения, несводимые один к другому. На социальном уровне нас интересует состояние, структура и тенденция антиобщественного поведения в стране или отдельно взятом районе, обобщенные данные о личности правонарушителей, социальные причины этого социального явления. На уровне же индивидуального поведения мы рассматриваем механизм преступления, личность конкретного правонарушителя, причины его противоправного поступка.

Под механизмом преступного преступления подразумевается связь и взаимодействие внешних факторов объективной действительности и внутренних, психических процессов, состояний, детерминирующих решение совершить преступление, направляющих и контролирующих его исполнение.

В криминологической литературе понятие механизма преступного поведения раскрыто еще недостаточно. Отмечено, что механизм преступного поведения представляет собой динамическое явление, определенное взаимодействием составляющих его элементов. В самом общем виде он характеризуется как "переработка личностью" воздействий внешней среды на основе социальной и генетической информации, формирование отношения к деятельности и деятельность, определяемая психологическими процессами и воспрещенная уголовным законом. Как видно, элементы механизма преступного поведения — это психические процессы и состояния, рассматриваемые не в статистике, а в динамике, и притом не изолированно, а во взаимодействии с факторами внешней среды, детерминирующими это поведение.

Из сказанного также вытекает, что следует различать уголовно-правовое понятие преступления и криминалистическое понятие преступного поведения.

Преступление в уголовно-правовой системе определено в законе (ст. 7 Уголовного кодекса ЭР). Оно состоит во внешне выраженном акте человека — действии или бездействии, осуществляющем как объективную, так и субъективную сторону соответствующего состава. Это — общественно опасное, виновное и наказуемое деяние, признаки которого точно предусмотрены в уголовном законе.

Преступное поведение — понятие более широкое. При изучении преступного поведения интересно не только внешнее общественно опасное и противоправное действие, но и его истоки: возникновение мотивов, постановка целей, выбор средств, принятие субъектом будущего преступления различных решений и т. д. Содержание данного термина — криминологическое. Это значит, что указанное понятие используется не для определения оснований ответственности за содеянное, а, главным образом, для раскрытия причин индивидуального преступного акта.

Никакой внешний акт совершения сознательного поступка, в том числе преступления, не происходит спонтанно; он почти всегда подготовлен более или менее длительным периодом формирования мотивов, планирования и принятия решения о его осуществлении. Ему предшествует ряд этапов психической деятельности субъекта, которые постепенно формируют направленность поступка на его фактическое выполнение. Преступное поведение человека есть процесс, развертывающийся как в пространстве, так и во времени и включающий не только сами действия, изменяющие внешнюю среду, но и предшествующие им психологические явления и процессы, которые определяют генезис противоправного поступка.

Как известно, преступления по своим субъективным свойствам делятся на умышленные и неосторожные. В свою очередь, среди умышленных преступлений выделяются преступления, совершенные в состоянии аффекта. Механизм преступного поведения во всех этих случаях имеет свою специфику. Наиболее полно и развернуто он выступает в группе так называемых предумышленных преступлениях, тех, совершение которых сознательно планировалось субъектом еще до наступления ситуации, в которой осуществилось его преступное намерение.

Механизм предумышленного преступления, как наиболее полный, включает три основных звена:

  • мотивация преступления;

  • планирование преступных действий;

  • исполнение преступления и наступление общественно опасных последствий.

В первое звено входят потребности личности, ее планы, интересы, которые во взаимодействии с системой ценностных ориентаций личности порождают мотивы преступного поведения.

Во втором звене механизма преступного поведения мотивация уже конкретизуется в план противоправного поступка. Субъект определяет непосредственные объекты своих действий, а также средства, место и время совершения преступления, принимая соответствующие решения.

Третье звено — непосредственное совершение преступления. Оно охватывает как преступные действия (бездействия) субъекта, так и наступление преступного результата. По сути дела здесь преступное поведение совпадает с преступлением как внешним актом общественно опасного и противоправного поведения.

Во всех этих звеньях поведения субъективное взаимодействует с объективным, личность — с социальной средой.

Собственно, еще до формирования первого звена механизма преступного поведения — мотивации во взаимодействии личности и внешней среды можно в ряде случаев усмотреть предпосылки будущего антиобщественного поступка. Как говорилось выше, антиобщественной мотивации часто предшествует неблагоприятное с социальной точки зрения формирование человеческой личности. Те потребности, социальные установки, ценностные ориентации, которые сложились у личности, в решающей степени определяют ее дальнейшее поведение в различных жизненных ситуациях. Это относится и к преступному поведению.

Тем не менее, для действия механизма преступного поведения формирование личности — всего лишь предварительный этап. Как бы ни были искажены социальные установки или ценностные ориентации человека, нельзя рассматривать его как преступника, если он ничего противоправного, наказуемого в уголовном порядке не совершил. Криминологически значимое поведение, анализируемое с самых его истоков, приобретает юридическое значение лишь на последнем, третьем этапе — в процессе исполнения задуманного.

Процесс формирования личности, хотя и интересует право и криминологию, не является предметом их изучения: это дело педагогики, психологии, социологии и других наук о человеке. Что же касается формирования и принятия решения о совершении преступления, то это уже предмет криминологического исследования.

Возникновение этого решения не является неизбежным следствием неблагоприятного формирования личности. Это формирование может не окончиться ничем; возможны также переориентация и исправление субъекта. Связь между неблагоприятным формированием личности и решением совершить преступление — статистическая, вероятностная, наблюдаемая лишь в массе лиц и событий. Некоторая часть лиц, имеющих антиобщественную ориентацию, совершает затем преступления.

С другой стороны, их могут совершать и люди, в формировании личности которых трудно усмотреть отрицательные моменты. Отсутствие жесткой взаимосвязи между неблагоприятным формированием личности и противоправным поступком — важный факт, который разрушил реакционные представления о неизбежности преступного поведения лиц, выросших в неблагоприятной среде, их якобы фатальной предрасположенности к преступлениям.

Когда же начинается та деформация генезиса поведения, которую можно рассматривать как первые шаги реализации преступного акта? Исследования свидетельствуют, что большей частью она берет свои истоки в дефектах мотивации поведения, за которой следует более или менее детальное планирование и принятие решения о совершении преступления, а затем уже и само исполнение преступного намерения. В соответствии с этой схемой мотивация поступка и считается первым звеном рассматриваемого механизма, а наступление преступного результата — его последним звеном.

Механизм преступного поведения содержит по форме те же психологические элементы процессы и состояния, и механизм правомерного поступка, но наполненные другим социальным содержанием. В них, как и при совершении общественно полезных действий, отражается внешняя среда, в которой действует человек, но это отражение, как правило, дефектно. Механизм преступления, функционируя в развернутом или свернутом (сжатом) виде, включает различные эмоциональные состояния, реализует волю и сознание субъекта, однако и эмоции, и воля, и сознание преступника направлены на достижение антиобщественных целей, и их содержание противоречит объективным закономерностям социального развития.

Анализ механизма преступного поведения показывает, что поведение становится антиобщественным и противоправным не в одной какой-то точке причинной цепи, ведущей к преступному акту. Здесь уместно отметить два обстоятельства: во-первых, как правило, антиобщественный характер поступка складывается постепенно, начиная с незначительных отклонений от социально одобряемых норм; во-вторых, "критическая точка" развития, после которой поведение явно приобретает антиобщественную направленность, может быть расположена в самых различных местах причинной цепочки, образующей это поведение.

Так подчас нейтральные в социальном отношении потребности сознаются лицом в виде таких интересов, которые уже имеют сомнительную нравственную направленность; затем эти интересы приходят в противоречие с законными возможностями, приводят к появлению явно антиобщественных целей и, наконец, будучи закреплены в решении, осуществляются в преступном поведении. Этот процесс может развиваться и по-другому; например, антиобщественные элементы поведения (цели, средства для достижения и пр.) могут быть нейтрализованы внешними или внутренними факторами. В результате поступок будет не преступным или аморальным, а нейтральным с точки зрения права и нравственности, либо же лицо откажется от его совершения.

Анализ содержания и особенностей функционирования механизма преступного поведения очень важен как с теоретической, так и с практической точки зрения. В научном отношении он важен потому, что раскрывает свойства личности преступника и те стороны внешней социальной среды, которые образуют причины и условия, способствующие совершению преступлений. В практическом — потому что помогает определить меры, способные предотвратить преступление, изменить направленность личности правонарушителя. Антиобщественное поведение формируется на базе возникновения и постепенного развития противоречий и конфликтов в разных звеньях психологического процесса. Природа этих противоречий может быть различной.

Одна группа противоречий, наблюдаемых в генезисе противоправного поведения, имеет психологическую природу. Одни из них являются индивидуальными, другие же относятся к области социальной психологии. Индивидуальный характер имеют, например, внутренние противоречия между различными потребностями и интересами одного и того же лица, между разными целями и мотивами его поведения (борьба мотивов и т. п.).

Противоречия в системе нравственных, правовых и иных социальных ценностей могут отражать и более общие явления, характерные для группы лиц или имеющие распространение в определенных слоях общества. Таковы, например, вредные традиции и привычки, противоречащие номам поведения в обществе. В этом случае складываются социально-психологические противоречия между привычками данного человека и нравственными нормами общества в целом, между низким уровнем его правосознания и принципами права.

Другая группа — это противоречия между психологией личности и реальностью, в том числе между воображаемым и действительным. Расхождение между этими категориями, отрыв от объективных требований жизни — характерная особенность лиц, совершающих антиобщественные действия. Эти противоречия могут иметь место между потребностями и возможностями, интересами и образом жизни, целями и средствами их достижения, мотивами поведения и его фактическими последствиями. Реальной стороной такого противоречия будут требования объективной действительности, которые "мстят" за себя при попытке не считаться с ними.

Наконец, противоречия третьей группы имеют объективную социальную природу. Многие из них определяют возникновение двух предыдущих групп противоречий. Сюда следует отнести объективно складывающиеся противоречия в общественных отношениях, будь то микросреда или общество в целом.

Дальнейшее совершенствование методов и форм борьбы с антиобщественным поведением людей предполагает проведение интенсивных криминологических, социологических, психологических и правовых исследований, использование достижений всего комплекса общественных и естественных наук. На это направлено и изучение механизма преступности.

1.4. Социальные факторы и поведение человека

Важность социального фактора в нашем поведении трудно переоценить. Все мы находимся под влиянием того "мини-общества", в котором живем. И моральные и социальные факторы, а именно внутренние мотивы и сигналы, которые мы получаем от других людей, могут оказаться более важными, чем поощрение и наказание. Нередко под красивыми терминами подразумеваются простые вещи. Например, термин "преступная субкультура" — это только лишь взаимодействие между членами преступного сообщества. То есть при нахождении субъекта внутри, скажем, городской банды, высота оценки личности другими членами сообщества напрямую зависит от взаимодействия субъекта с социальной средой. Нарушение законов, издевательство над полицией, участие в преступных акциях — все это формирует уважительное отношение членов сообщества по отношению к субъекту. Нарушение законов внутри банды является нормой группы, и, соответственно, противоречит официальным нормам. Эти положения, на взгляд автора можно использовать и неприменительно к бандам: например, подросток, выбирающий бунт по отношению к официальным нормам выбирает альтернативные стандарты (не всегда, конечно, такое поведение ведет к преступлению) альтернативной социальной системы. Последняя просто больше подходит для удовлетворения физиологических и других потребностей субъекта.

Поэтому иногда стоило бы рассматривать преступника не только как сугубо врага общественного правопорядка, но и как человека, который для удовлетворения личностных желаний и стремлений, сформировавшихся на основе многочисленных факторов, описанных в предыдущих главах (семья, школа, близкая соц. группа), осуществляет свой выбор между "конкурирующими законодателями". Группы, к которым мы принадлежим, и есть, в некотором смысле миниатюрные общества с крохотными "правительствами" и "законами" в каждом из них. Очень часто "правительство", которое находится ближе к человеку, выглядит более угрожающим. К примеру, во многих тюрьмах "воры в законе" и "паханы" вызывают у осужденных больший страх, нежели охранники или надзиратели. Человек, входя в преступную группировку, осуществляет свой свободный выбор. В дальнейшем выбора у него остается все меньше и меньше. Санкции преступной группы могут настигнуть субъекта быстрее, нежели официальные.

Необходимо также учитывать влияние находящихся рядом людей, хотя бы потому, что это влияние находит убедительную поддержку в результатах экспериментов проведенных несколькими учеными в США. Пересказывая коротко суть этих наблюдений, надо отметить, что люди чаще совершают незначительные правонарушения (в контексте эксперимента — это проезд водителя на красный сигнал светофора), находясь в одиночестве. Пешеход, смело переходящий дорогу на красный свет, неизбежно увлекает за собой еще несколько человек; напротив, пешеход, строго соблюдающий правила дорожного движения, "останавливает" несколько человек из тех, кто, будучи в одиночестве, нарушил бы правила.

И группы, и отдельные люди воздействуют на наше восприятие правил и законов. Равное давление может сильно изменить мышление и поведение. Недооценить роль государства в этом процессе трудно. Законодательная власть самостоятельно оказывает сильнейшее равное давление, а также создает общественное мнение, поддерживающее законность. Несколько десятков лет назад многие рестораны в Соединенных Штатах, и не только на Юге, запрещали вход чернокожим. Появление поправки в Закон о гражданских правах не превратил фанатиков-расистов в людей терпимых. Наверняка, кто был при своих взглядах, то при них и остался. Но государство создало новую ситуацию, когда реальное и воображаемое давление начало действовать на людское мировоззрение. Сегрегационные рестораны оказались вне закона, и, в конце концов, стали невозможны и немыслимы. Правда, если подойти к проблеме с другой стороны, то не только запретительные действия законодательной власти оказывают положительное влияние на социальную жизнь. К примеру, запреты проституции никогда ни к чему хорошему не приводили.

2. Мотивация преступного поведения

2.1. Понятие и структура процесса мотивации

Характерная черта индивидуального преступного поведения состоит в том, что наряду с внешними факторами (причины и условия) его обусловливают и внутренние (психологические) факторы. Явления внешней среды становятся мотивообразующими, побуждающими силами поведения, только преломившись в сознании личности. При этом социальная детерминация противоположного поведения реализуется не по простой формуле "стимул-реакция". В его генезисе важную роль играют психологические явления, состояния и процессы, протекающие в сознании человека. В качестве таких опосредствующих личностных факторов преступного поведения выступают потребности, интересы, ценностные ориентации, социальные установки и иные элементы психологической структуры личности.

В диалектико-материалистическом объяснении причин конкретных преступлений им отводится важная роль, в особенности, когда речь идет о непосредственных психологических побуждениях — мотивах преступного поведения. Изучение преступного поведения неизбежно приводит к рассмотрению его мотивации как ближайшей и непосредственной личностной детерминанты. Это и понятно. "Мотивация — это через психику реализующаяся детерминация. Учение о мотивации выступает как конкретизация учения о детерминации". Поэтому процесс мотивации приобретает серьезное значение в теоретическом анализе механизма противоправного поведения, в выявлении сложных процессов перехода социального в индивидуальное и индивидуального в социальное.

До последнего времени в социально-психологическом аспекте проблема мотивации в правовой литературе не изучалась. Такие психические явления, как мотив, цель, аффект и другие психические процессы и состояния традиционно рассматривались лишь в качестве элементов правового анализа, проводимого при квалификации совершенных деяний, т. е. в пределах схемы, выработанной в уголовном законодательстве. Между тем проблема мотивации является одной из ключевых в социально-психологической характеристике любой человеческой деятельности. В качестве таковой она активно разрабатывается в общепсихологической и социологической литературе.

Понятие "мотивация" имеет два значения. Во-первых, этим понятием обозначается процесс формирования и возникновения мотива поведения. Во-вторых, понятием мотивации обозначается совокупность побуждений (потребности, интересы, привычки и т. д.), которые могут выступать в качестве мотивов противоправного поведения. В данной главе понятие мотивации употребляется в его первом значении, т. е. для обозначения процесса возникновения мотива и цели преступного поведения. Подобный подход позволяет проследить социальную детерминированность мотивации и функции, выполняемые ею в механизме преступного поведения. Изучение мотивационной сферы преступного поведения способствует выявлению места и роли, выполняемых в механизме преступного поведения потребностями, интересами, привычками человека, она является основой "диагностики" социальных ценностей личности.

Мотивация преступления, как и все психические процессы, относится к фактам поведения, непосредственно наблюдаемым. Однако это не означает ее нереальность. Психические факты и процессы существуют реально наряду с физическими действиями и вещественными элементами преступления. Они имеют материальную основу. Психические элементы, входящие в мотивационный процесс, "записаны" в нервных клетках мозга человека в виде определенных белковых образований. Мотивация преступного поведения, будучи невидима, является не менее реальной, чем, скажем, следы, орудия и результаты преступления, которые непосредственно воспринимаются через органы чувств.

В механизме преступного поведения процесс мотивации выполняет одновременно две основные функции — отражательную и побудительно-регуляционную.

В научном плане наиболее разработана побудительно-регуляционная функция мотивации.

Экспериментально установлена активирующая роль мотивации. Ее наличие является необходимым условием внутренней (психологической) подготовки действия или воздержания от него. Мотив возбуждает волевую энергию как в простой мускульной, так и в сложных видах деятельности (мыслительной, поисковой, творческой и т. д.). Психологи полагают, что процесс мотивации действующего лица может быть конкретно оценен в определенных "единицах поведения", в виде действий, деятельности.

Применительно к отражательной функции мотивации наиболее разработаны положения о роли ценностных ориентаций личности при "переводе" внешней детерминации поведения во внутреннюю; о социальных потребностях как основе и переходном звене преобразования внешних детерминантов в непосредственные побуждения (мотивы) преступных деяний.

Мотивация как процесс всегда входит в структуру механизма преступного действия или преступной деятельности лица. Изучение мотивационных факторов в качестве элементов механизма преступного поведения позволяет преодолеть сложившееся традиционное рассмотрение их в правовой теории вне деятельности лица, проводить их исследование с методологически единых позиций, выясняя их место в структуре различных форм преступного поведения, а также функции, выполняемые ими в период подготовки и осуществления преступления.

Подобный подход опирается на общенаучные данные анализа мотивации поведения, полученные в общей психологии и ее отраслях. Речь идет о разработанных психологической наукой теории деятельности и схеме мотивации поведения.

В зависимости от механизма действия, наличия или отсутствия в нем этапа мотивации различают рефлекторные, импульсивные, инстинктивные и волевые действия. Рефлекторные и инстинктивные действия не требуют мотивации, осознания цели и регуляции в соответствии с ней, а совершаются автоматически. Среди правонарушений с подобными действиями встречаться не приходится.

При изучении преступного поведения практически приходится иметь дело с двумя видами действий — волевыми и импульсивными. Импульсивное действие — это действие-разрядка, действие-вспышка, когда исходное побуждение (раздражение, недовольство и т. п.), созданное ситуацией, без взвешивания и оценки его в качестве мотива, непосредственно переходит в действие.

Волевое действие является сознательным актом поведения. От рефлекторных, инстинктивных и импульсивных действий оно отличается содержанием и структурой. Волевое действие имеет смысловое содержание, которое определяется в значительной мере его целью и мотивом. Совершению волевого действия предшествует внутренний процесс в виде его мотивации. При этом побуждение, прежде чем перейти в действие, осознается лицом как мотив действия, а исполнение волевого действия регулируется лицом в соответствии с его целью. Таким образом, можно сказать, что мотивация является структурным компонентом механизма волевых действий и отсутствует в рефлекторных, инстинктивных, импульсивных действиях.



следующая страница >>