microbik.ru
  1 2 3 4
2.3. Роль мотива в преступном поведении

Первый, подготовительный этап преступного действия обычно состоит из осознания мотива и цели действия, борьбы мотивов и принятия решения действовать. В этом смысле мотив является двигателем преступного поведения и стимулирует волевую активность лица.

На этапе мотивации (психологической подготовки) преступного действия нередко возникает внутренний (в сознании лица) конфликт противоречивых побуждений, так называемая борьба мотивов в виде столкновения нескольких несовместимых побуждений лица. Как правило, конкурирующие мотивы являются побуждениями разного социального и психологического уровня. Ими могут быть, например, низменные чувства и доводы разума; чувство мести и интересы дела; органическая потребность и гражданский долг; корыстный интерес и должностная обязанность и т. д.

В мотивационном конфликте сталкиваются оценки рационального и эмоционального уровней. Это объясняется отражением содержания конкретной ситуации на двух уровнях — смысловом и эмоциональном. Эмоциональные оценки относятся к эмотивному (недифференцированному) аспекту оценок на уровне "симпатий — антипатий", "приятно — неприятно". Рациональные оценки относятся к более высокому уровню. Эмоциональные и рациональные оценки могут совпадать (как параллельно идущие процессы), быть в единстве, дополняя друг друга. Эмоционально-оценочные процессы и порождаемые ими оценки могут подавлять противоположные оценки рационального характера. Нередко же, наоборот, рациональные оценки подавляют противоположные им эмоции, т. е. выступают как мотивообразующие факторы.

В содержание борьбы мотивов входит не просто борьба двух несовместимых побудителей к действию, но и социальная оценка борющихся мотивов — как мотива должного, социально полезного поведения, так и мотива антиобщественного, преступного поведения. Иногда такая борьба длится довольно долго, вызывая у лица определенные психические состояния (подавленность, замкнутость, скрытность и пр.).

Недопустимо упрощенное представление о мотивационном механизме как одномоментном проявлении изолированного и единственного побуждения преступного действия. Психологической наукой установлено, что человеческое поведение полимотивировано. Оно порождается не одним, а несколькими мотивами, при доминировании одного или группы взаимодополняющих и подкрепляющих друг друга побуждений. Поэтому мотивацию следует понимать как систему мотивов, побуждающих к определенному поступку.

Процесс возникновения мотива преступления в мотивационном конфликте не носит прямолинейного характера. Представление о простом "перевешивании" в конфликте мотивов того или иного побуждения не соответствует психической реальности. Лицо при этом руководствуется определенной системой оценок, в которых можно выделить: ценность желаемого результата преступного действия; значимость ситуации, как препятствующей, затрудняющей, так и способствующей достижению цели; эффективность намеченного способа действия в данной ситуации; вероятность наступления нежелательных последствий (наказание), и т. д.

В конфликте разных мотивов участвуют все личностные факторы: характерологические и интеллектуальные особенности субъекта, переживаемые им психические состояния, влияние конкретной ситуации и т. д. У разных людей этот конфликт протекает с различной быстротой и степенью осознания всех его элементов.

В сознательной деятельности, в том числе и в мотивации, всегда имеются неосознаваемые или не вполне осознаваемые компоненты.

Мотивация поведения может протекать в различных психологических условиях: например, без стрессов и возбужденного состояния, без "давления" ситуации, при достаточности времени на обдумывание всех "за" и "против", что характерно для совершения преступлений похитителями чужого имущества. Подобная мотивация, в которой преобладают интеллектуальные моменты, порождает, как правило, расчетливое преступное поведение, когда личность, входя в ситуацию, меняет ее в соответствии со своими намеченными целями.

Уже в процессе мотивации индивид ставит себе двоякую задачу: во-первых, осуществить цель преступления и, во-вторых, избежать за это наказания. Нормы уголовного права выполняют при этом мотивационно-предупредительную функцию. Перспектива привлечения к уголовной ответственности, естественно, создает психологический барьер на пути достижения задуманной цели и порождает в психике лица соответствующий мотив в пользу воздержания от действия. Между тем успех достижения цели преступления нередко бывает настолько заманчив, что ради него лицо идет на риск, пренебрегая грозящим ему наказанием. И страх наказания, как отдаленное зло, преодолевается желанием достичь результатов преступления. Мотивационное давление угрозы наказания оказывается недостаточным для того, чтобы предотвратить преступную деятельность. Описанное мотивационное воздействие норм уголовного права имеет место при расчетливом преступном поведении.

Но мотивация может протекать и в иных психологических условиях: при сильном эмоциональном возбуждении лица, при недостаточности времени для учета всех "за" и "против"; при давлении ситуации и наличии конфликта и т. п. Это влечет за собой свернутость процесса мотивации; в подобных случаях он носит характер "короткого замыкания" и протекает весьма быстро. Мотив возникает просто как ответная реакция на неблагоприятно сложившуюся для него конкретную обстановку. Мотивационно-предупредительное воздействие уголовного права оказывается также гораздо слабее. Свернутая мотивация с преобладанием эмоционально-ситуативных моментов, как правило, порождает недостаточно продуманный акт преступного поведения, т. е. поступок, основанный не столько на расчете, сколько на порыве. Это характерно для принятия решений при совершении преступлений против личности (при убийстве, причинении умышленных телесных повреждений и т. п.).

В процессе мотивации могут происходить явления противодействия и вытеснения одного мотива другим и, наоборот, поддержки и усиления ведущего мотива другими (сопутствующими); явления субординации и подчинения одних мотивов другим; возможность изменения мотива, сформировавшего действие, другим мотивом, руководящим действием; закрепление мотивов вследствие достижения результата предыдущего действия и т. п.

После принятия решения наступает этап реализации сформированной воли лица в действиях. Исполнение преступления требует соответствующих волевых усилий, которые "питаются" силой мотива лица. На этой стадии главным в механизме преступного поведения становится регулирование осуществляемого действия в соответствии с его целью. В структуру правонарушения входит и так называемая оперативная часть действия (отдельные движения, операции, различные приемы и т. д.). Однако оперативная часть противоправного действия полностью подчинена его мотивационной стороне и самостоятельного смыслового значения не имеет.

Достижение цели означает окончание действия как волевого акта. Лицо оценивает достигнутый результат, сопоставляя его с намеченной целью. При этом оно констатирует его удачу или неудачу, успех или неуспех.

Таким образом, нужно различать функции мотива на стадиях подготовки и исполнения преступного действия. На первой стадии он формирует решение и порождает волю лица; в стадии исполнения преступления — определяет содержание уже сформированной воли лица, выступая ее смысловой стороной. Благодаря этому обеспечивается претворение мотива в действие и через него - в реальные факты действительности.

Преступная деятельность как форма преступного поведения представляет собой совокупность ряда действий, объединенных общим мотивом и целью. В мотивации преступной деятельности различаются мотивы и цели отдельного действия, мотивы и цели преступной деятельности в целом. Они занимают самостоятельное место в механизме преступного поведения и не могут подменяться один другим: установление мотивации действия, входящего в преступную деятельность, неравнозначно выяснению содержания мотивации деятельности в целом, и наоборот.

Структура мотивации преступной деятельности обычно складывается из совокупности мотивов и целей, составляющих ее действия (эпизоды) . Подобная структура мотивации выявлена в подавляющем большинстве уголовных дел об умышленных преступлениях, лишь в незначительном количестве дел мотивация охватывает одноразовое преступное действие.

Структура мотивации в преступной деятельности различается и в зависимости от вида преступления. Так, структура мотивации по делам об умышленном убийстве и умышленном причинении тяжких телесных повреждений, как правило, охватывает 3 – 4 действия-эпизода, в том числе непреступные (предшествующие) действия, конфликтные действия, подготовительные (не всегда) и исполнительные действия.

Достоверно выявлено, что мотивы отдельных действий (эпизодов) находятся в подчинении и зависимости от общего мотива деятельности. По отношению к отдельному действию общий мотив занимает доминирующее место и выступает в качестве силы, детерминирующей их на осуществление конечной цели деятельности. Лишь взятые вместе, мотивы действий-эпизодов и общий мотив деятельности определяют смысловую линию (содержание) преступного поведения.

Установлено, что между конечной целью преступной деятельности и целью каждого входящего в нее действия также складываются отношения зависимости. Результат каждого действия по отношению к конечной цели преступной деятельности выступает в качестве средства ее достижения и вместе с тем является целью данного действия. В каждом действии-эпизоде преступной деятельности, таким образом, проявляются две цели: цель, непосредственно достигаемая этим действием, и общая (конечная) цель преступной деятельности, ради которой лицом и совершаются все действия.

В результате этого преступной деятельности соответствует определенная структура целей, входящих в нее действий. Развитие деятельности происходит как бы в форме определенных циклов (отрезков деятельности). При этом результаты одного цикла определяют условия для мотивации нового цикла. Мотивация, которая действовала сначала на уровне первого действия, переходит на качественно другую ступень — на уровень второго, затем третьего действия и т. д. При этом происходят определенные изменения в мотивации: первичная мотивация ослабевает, возникает своего рода "новая" (формируемая на базе достигнутого) мотивация каждого последующего противоправного действия.

В целом мотивация преступной деятельности происходит по закону мотивации достижения. Это означает, что каждая подцель (цель промежуточного действия) становится как бы автономной и независимой от конечной цели. Образование конечной цели одновременно происходит по двум направлениям — как образного представления о признаках конечного результата и как функционального определения цикла действий, ведущих к его достижению.

По своему содержанию мотивы и цели преступного действия и деятельности могут совпадать. Лишь при этом условии можно говорить о единой мотивации преступной деятельности лица. Однако мотивы и цели преступного действия и деятельности могут не совпадать. В этих случаях единой мотивации преступной деятельности не будет, так как нарушится смысловое единство деятельности и действия, в силу чего преступное действие выпадает из структуры мотивации данной деятельности и становится самостоятельным актом поведения.

Из сказанного следуют два принципиальных положения: мотив и цель как элементы механизма преступного поведения имеют двойственную природу и должны рассматриваться в двух аспектах; как психологические компоненты, вкрапленные непосредственно в структуру преступного поведения, и как элементы общей социальной направленности и системы ценностных ориентаций личности; анализ процесса мотивации преступного поведения следует проводить с учетом выявленных различий, т. е. в единицах "преступного действия" и "преступной деятельности".

Несоблюдение правил анализа процесса мотивации в единицах "действия" и "деятельности" приводит к серьезным ошибкам.

Б. за умышленное причинение тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть С., на основании ч. 2 ст. 107 УК ЭР был осужден к пяти годам лишения свободы. По протесту прокурора приговор в отношении Б. был отменен. При новом судебном разбирательстве было установлено, что Б. применил перочинный нож для отражения нападения, т. е. действовал в состоянии необходимой обороны, ввиду чего суд оправдал его. Кассационной инстанцией оправдательный приговор оставлен в силе.

В чем же причина судебной ошибки? Причина состояла в том, что разная по своему содержанию мотивация действий Б. первоначально рассматривалась как единая, что нашло отражение в обвинительном заключении и приговоре. Фактически же действия Б. представляли собой два самостоятельных эпизода. Первый эпизод произошел в фойе кинотеатра, когда между Б. и Ж. возникла ссора, во время которой Б. ударил Ж. по лицу. Второй эпизод имел место спустя несколько минут, когда Ж., в целях мести Б., предложил ему "поговорить" за углом дома, где на Б. напали С., И. и О., стали его избивать и повалили на землю. В этих условиях, опасаясь за свою жизнь, Б. стал наносить избивавшим удары перочинным ножом, в результате чего ранил С., который впоследствии скончался. Четкий анализ процесса мотивации каждого акта поведения, проведенный при вторичном судебном разбирательстве, позволил выявить их смысловую автономность и на этом основании вскрыть подлинный мотив причинения Б. ранения С.

Мотивационный процесс преступного поведения может включать в себя ряд психических фактов, каждый их которых обладает своей спецификой и выполняет определенные функции. При этом ни один из мотивационных фактов не является автономным, а связан с другими элементами мотивации. Поэтому процесс мотивации складывается в результате взаимодействия всех его элементов. Усиление (или ослабление) одного из элементов может вызвать соответствующее ослабление (или усиление) других элементов, что ведет к изменению содержания мотивации преступного поведения в целом. Так обострение эмоционального состояния лица может привести к изменению смысловых функций, выполняемых чувствами в процессе мотивации, когда из эмоционального фона они превращаются в мотив преступления. С другой стороны (например, в мотивации ситуативных преступлений), при сильном душевном волнении ослабляется волевой контроль в поведении, что объясняется силой отрицательных эмоций, возникающих у личности под воздействием неблагоприятно сложившейся ситуации. Из этого следует сделать вывод, что все элементы процесса мотивации необходимо рассматривать в качестве целостной психологической структуры. Объединяющим фактором этой системы является одно общее сознание личности.

В целом, структуру мотивации преступного поведения можно представить в виде такой схемы: внешние стимулы поведения — их отражение личностью (на основе присущей ей системы ценностных ориентаций и конкретных социальных установок) и перевод в факты сознания (осознание мотива) — психологическая подготовка преступления (выработка цели и плана поведения).

Сдвиги в структуре мотивации могут происходить за счет участия в них иных психических фактов и влияния внешних событий, например, сильного душевного волнения (психологического аффекта), снижающего рассудочные способности лица, внешнего давления (со стороны соучастников), резкого изменения ситуации.

В результате мотивации завершается выработка поведения на этапе "побуждение, мотив, принятие решения" и намечается смысловая линия "цель — желанный результат" предстоящего противоправного поведения.

Модель мотивационной стороны преступления, описываемою в уголовном законе, следует считать весьма условной. Она схватывает, да и то выборочно, лишь отдельные мотивационные факторы, что, естественно не совпадает с фактическим положением вещей.

2.4. Неадекватная мотивация

На практике нередко приходится встречаться с так называемыми безмотивными преступлениями. Они поражают своей бессмысленностью и не укладываются в привычные представления о механизме преступного поведения. В правовой литературе "безмотивные" преступления не получили еще надлежащего анализа. Кажущаяся на первый взгляд "безмотивность" преступления и отсутствие научно обоснованных рекомендаций по этой категории дел нередко приводят к следственным и судебным ошибкам.

Каков же механизм "безмотивного" преступления? Действительно ли оно совершается без мотивов, как это принято считать? Или же в подобных случаях мы имеем дело со специфическими особенностями процесса мотивации преступного поведения, которые подлежат выявлению и изучению? К "безмотивным" преступлениям, как правило, относят преступления, мотивы которых неадекватны внешнему поводу, а также "отсроченные", "замещающие" и ряд других преступных действий, психологическая природа которых, в общем, достаточно изучена.

К первой группе "безмотивных" преступлений относятся преступления, совершаемые по неадекватным мотивам, т. е. по мотивам, сила которых явно не соответствует породившему их поводу. В большинстве случаев следователь и судья в своей профессиональной деятельности имеют дело с мотивами, которые так или иначе соразмерны вызвавшему их поводу. К подобным мотивам, например, относятся корысть, месть, ревность, иные побуждения, возникающие на почве личных неприязненных отношений. Обычно это мотивы, порождаемые типичными, повторяющимися ситуациями.

Другое дело — неадекватные мотивы преступления. Это сугубо индивидуальные мотивы, явно не соответствующие поводам, их породившим. Они не типичны, т. е. присущи не ситуациям, а лишь отдельным личностям. В силу этого неадекватные мотивы нередко выступают синонимом отсутствия видимого (привычного) мотива. Само же деяние расценивается как "безмотивное преступление". Фактически мотивы совершения преступления есть и в этих случаях. Но они настолько несоразмерны поводу и порожденным ими преступным последствиям, что вызывают подчас серьезные сомнения у следователей, судей и окружающих людей.

Это можно проиллюстрировать на следующем примере. Некто К. позвонил в полицию и сообщил об убийстве неизвестным своего друга А. В дальнейшем он показал, что отдыхал на втором этаже дачи, а когда спустился вниз и стал звать А., то споткнулся и упал на труп последнего. Испугавшись, он вернулся в комнату, где до этого спал (при этом перемазал подушку в крови). Затем вновь спустился вниз, осмотрел труп и орудие убийства — нож, который оказался их кухонного набора, после чего позвонил и вызвал полицию.

Подозрение в убийстве пало на самого К. Каков мог быть мотив преступления? Исследовались следующие версии: ревность, корысть, конфликт в личных взаимоотношениях. Все эти мотивы после проверки отпали. В результате следствие пришло к выводу, что никакого мотива для убийства А. у К. не было, и он преступления не совершал. Дело было прекращено.

Однако через полгода новым расследованием было установлено, что А. убил все же К. И мотив для этого был, хотя и весьма нетипичный. Оказалось, что на даче А. сделал коктейль, который не понравился К. На этой почве между ними произошла размолвка. Для К. изготовление коктейля, как оказалось, было делом личного престижа. Второй раз коктейль сделал К. и дал попробовать А. Тот не уловил никакой разницы. Между К. и А. произошла ссора, которая оказалась для К. достаточной, чтобы привести его в ярость и вызвать убийство. К. был осужден по ст. 103 УК ЭР.

"Безмотивность" преступлений нередко возникает вследствие примитивной "подстановки" следователем себя на место правонарушителя. Происходит так называемая проекция психики, т. е. подмена одного типа сознания (правонарушителя) другим типом (следователя, свидетеля). Это может привести подчас к серьезным ошибкам в анализе реального психологического механизма преступления. Для следователя совершенное подозреваемым действие представлялось непонятным, бессмысленным и в силу этого — "безмотивным".

К неадекватным мотивам преступления могут относиться эмоции гнева и ярости, особенно если возникли по незначительному поводу. В таком случае и складывается представление о "загадочных" мотивах совершения преступления, и процесс мотивации (т. е. подготовка в сознании) подобного противоправного поведения становится "необъяснимым". В действительности эмоциональный отклик лица на затронувшее его событие приобретает такую силу, что как бы противоречит любой логике. И для окружающих людей подобные правонарушения выглядят как "безмотивные".

Между тем для самого правонарушителя подобное поведение отнюдь не случайно. Все дело в негативной социальной направленности такой личности, которая нередко внутренне уже "созрела" для преступления. Для подобного субъекта совершение преступления является подчас столь же будничным фактом, как, например, употребление алкоголя. Этим можно объяснить то, что в качестве предпосылок, определяющих содержание мотивов, в подобных случаях выступают не столько внешние поводы и стимулы, сколько внутренние состояния и побуждения искривленного сознания, в частности стремление любыми средствами (в том числе преступным путем) утвердить себя в собственных глазах и глазах других людей. Бедность и деформированность социально-психологического содержания личности в сочетании с недооценкой возможных последствий приводят ее к совершению насильственного преступления как к средству, дающему возможность доказать окружающим свою "правоту", "силу" и т. п.

Неадекватные мотивы имеют место, как правило, в насильственных преступлениях. В корыстных и иных преступлениях против собственности вопрос о неадекватных мотивах и о "безмотивных" преступлениях почти не возникает.

Ко второй группе "безмотивных" преступлений относятся так называемые замещающие действия. Суть их в том, что если первоначальная цель становится недостижимой, то лицо стремится заменить ее другой — достижимой. Благодаря замещающим действиям происходит разрядка (снятие) нервно-психического напряжения. Подобные факты также встречаются в основном при совершении насильственных преступлений. Как правило, эти преступления направлены против определенных лиц. В отдельных же случаях применение насилия (и в этом проявляются элементы "бессознательного" в волевом поведении) перемещаются на другое лицо или объект, а не на то, поведение которого явилось непосредственным поводом для совершения преступления. Это создает иллюзию отсутствия какой-либо психологической причины в действиях преступника, представление о неадекватности его поведения.

Замещение действия, а точнее, смещение в объекте действия может происходить разными путями. Во-первых, путем генерализации поведения, когда насильственные побуждения обращаются не только против лица, которое вызвало недовольство преступника, но и против других лиц, близко связанных с ним (родственников, знакомых и др.). В этих случаях правонарушитель, поссорившись с одним человеком, переносит свои враждебные чувства на друзей и близких этого человека. Во-вторых, посредством так называемых смежных ассоциаций. Например, школьник, недовольный учителем, рвет учебники по этому предмету. Третий путь развития замещающих действий состоит в том, что они направляются против лица или неодушевленного предмета, которые первыми "попались под руку". В этих случаях реализация замещающего действия связана в основном с беззащитностью объекта нападения, а также с заботой нападающего о собственной безнаказанности. Четвертым видом замещающих действий выступает "автоагрессия", т. е. перенос насилия на самого себя. Не имея возможности выполнить свои агрессивные намерения вовне, лицо начинает бичевать себя, нередко причиняет себе увечья или кончает жизнь самоубийством.

При каких условиях совершаются замещающие действия? Как правило, они возникают тогда, когда на пути к достижению цели образуются непреодолимые барьеры, вызывающие у субъекта состояние психического напряжения (фрустрации). Разрядка возникшего нервного напряжения проявляется в виде агрессивной реакции личности "не по адресу". Это, как уже отмечалось, затемняет действительные психические причинные связи и затрудняет выявление подлинных мотивов преступного поведения.

Примером подобного замещающего действия может служить дело М. Будучи рабочим по кухне, М. с корзиной отходов полез через окно выдачи продуктов, вместо того, чтобы вынести отходы через дверь. Дежурный фельдшер, возмущенный нарушением санитарного режима, вытащил М. из окна раздачи и отругал его. М. обозлился и решил отомстить фельдшеру. Он нашел кувалду весом 10 кг и поставил ее у двери, чтобы ударить фельдшера.

Через которое время фельдшер опять пришел в столовую. М. побежал за кувалдой, но ее там не оказалось. Тогда М. отыскал кухонный нож для разделки мяса и выбежал в зал столовой. Однако около фельдшера стояли люди, и М. не решился в их присутствии напасть на него.

Раздосадованный случившимся, с ножом в руках М. вышел из столовой и пошел в ближайший лесок, чтобы "успокоиться". По дороге в раздражении он вырвал с корнем молодую березку. Встретив 11-летнего мальчика, М. начал расспрашивать его, зачем он идет в лес, с кем живет, а сам в это время строгал кухонным ножом случайно подобранную ветку.

Пройдя несколько десятков метров, М. вдруг схватил мальчика и стал ножом наносить ему удары в грудь. Мальчик отбивался руками и ногами и кричал: "Дядя, что вы со мной делаете? " Когда мальчик упал на землю, М. решил, что он мертв, и отошел в сторону. Затем он вернулся к месту, где оставил мальчика, но его там не оказалось (мальчик был еще жив и прополз от места нападения 200 метров, где его и обнаружили свидетели). Не найдя мальчика, М., успокоенный, ушел домой.

Лишь через две недели, когда уже шло расследование, подозрение пало на М. У следователя и суда возникло сомнение в его психическом здоровье. Была назначена судебно-психиатрическая экспертиза, которая установила, что М. психически здоров и вменяем. Он был осужден за убийство.

Еще одну, третью группу "безмотивных" преступлений составляют так называемые отсроченные действия. Как и в предыдущих случаях, из-за внешних препятствий или противодействия заинтересованных лиц виновный не может в данный момент удовлетворить возникший у него мотив. Возникает фрустрация. Однако в данном случае она решается не путем переноса (замещения), а несколько иначе. На первых порах кажется, что никакой реакции субъекта не произойдет. Однако на самом деле она только отсрочена. Ничтожный повод может вызвать острое раздражение, и у лица возникают мотивы к противоправному поведению.

По существу в этих случаях мотивы прошлой (незавершенной) деятельности переносятся в настоящее и будущее. Между тем нередко при расследовании ищут мотивы преступления только в настоящем. И, естественно, не находят их. Отсюда и возникает мнение о "безмотивности" подобных преступлений. В действительности "отсроченные" преступления достаточно мотивированы. Однако их мотивы возникли не сейчас, а раньше, оставаясь в сознании личности как нереализованные. При появлении же определенных поводов они вновь стали действующими мотивами.

Психологический анализ так называемых немотивированных правонарушений свидетельствует о ряде особенностей в их мотивации, связанных с наличием элементов "бессознательного" в механизме преступного поведения. Выявление процесса мотивации во всех видах преступлений должно основываться на общих закономерностях, присущих любому волевому акту. Ни одно преступление не совершается безмотивно. Мотив определяет смысл всех волевых поступков, в том числе и противоправных. Мотив — это психологическое основание поступка, без которого он превращается в слепую физическую силу.

Борьба с неадекватными, замещающими, отсроченными и другими так называемыми немотивированными преступными действиями должна строиться на основе знания их мотивационного механизма, связанного не столько с настоящим поводом, сколько с прошлой (оставшейся в сознании лица) причиной преступного поведения.

В законе указывается минимум мотивации преступления, без выяснения которых невозможно принятие правильного решения по делу. Фактически же на следствии и в суде в доказательственных и профилактических целях приходится выявлять мотивационный механизм преступления в полном объеме.

2.5. Законность, гражданственность, моральность, доверие, справедливость

При рассмотрении мотивов поведения людей, нельзя не остановиться на проблеме: что делает закон "законным"? Во всяком случае, не его содержание, оно может быть глупым, недостаточным или вовсе бессмысленным. Законным, для большинства из нас этот закон является потому, что его принял Рийгикогу. Если мы зададим вопрос людям: почему они подчиняются закону, они наверняка ответят — потому что Рийгикогу выбран на свободных выборах, или потому что закон — это то, чего хочет большинство, или потому что ничего лучше еще не приняли.

Большинство граждан имеет весьма отдаленное представление о политической теории, равно как и о юриспруденции, но у них есть вполне определенные представления, основанные на здравом смысле. И то, что справедливо для юридических формулировок, справедливо и для действий президента, и для министерства финансов, и для ведомственных комиссий. Обязывающей силой эти действия становятся в результате процедуры или совершения их легитимным институтом, а не из-за их содержания. Подчинения правилу, потому что оно законно, это не то же самое, что подчинение потому, что оно справедливо, морально или этично.

Представления человека о "законности" — это лишь один из факторов совести. Другой аспект можно назвать "гражданственностью" — это подчинение правилом из соображений социальных или патриотических. Иным мотивом является "моральность", которая может быть самым крепким фактором, так как нормативная структура общества так же важна, как и политическая. Еще одним мотивом является "справедливость". Например, если субъект чувствует, что правило пользуется поддержкой по каким-либо формальным причинам, например, потому что оно устраивает всех жителей страны. Еще одним аспектом является "доверие". Это ощущение того, что нужно следовать правилу из-за веры в авторитеты.

Все эти факторы отличаются от законности в общепринятом смысле этого слова, но все они являются мотивами. Подчинения или неподчинения закону. Общие правила для формирования и определения мотивов повлекших за собой противоправные деяния известны. Но мотивы — это факты общественной жизни, факты постоянно меняющиеся. То о чем думают люди так же реально, как и то, что они едят, как они разговаривают или бегают. Подчеркивая, что некоторые мотивы (месть, хулиганство, корысть) определены и обозначены, мотивы, как и гражданские и жизненные позиции, отлить в единую форму невозможно из-за их изменчивости.


<< предыдущая страница   следующая страница >>