microbik.ru
1
О противоречии судебной практики в вопросах защиты чести, достоинства и деловой репутации граждан (военнослужащих)

С.А. Курач, адъюнкт кафедры гражданского права Военного университета, капитан юстиции
В сфере военно-служебных и военно-административных правоотношений сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию военнослужащих, могут содержаться в служебных характеристиках1, заявлениях (рапортах)2, жалобах, адресованных должностным лицам органов военного управления.

Честь, достоинство и деловая репутация гражданина, а также их защита являются неотъемлемым элементом правового статуса гражданина. Данный факт подтверждается и судебной практикой. В частности, в судебной практике указано, что право граждан на защиту чести, достоинства и деловой репутации является их конституционным правом3, а деловая репутация юридических лиц – одним из условий их успешной деятельности4.

Честь, достоинство, деловая репутация гражданина в совокупности определяют «доброе имя», неприкосновенность которого гарантирует Конституция Российской Федерации.

Основаниями возникновения права на опровержение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина, являются: распространение сведений, т. е. сообщение их хотя бы одному, помимо самого потерпевшего, лицу; порочащий честь, достоинство или деловую репутацию характер распространенных сведений, т. е. наличие в них сообщений о порочащих потерпевшего фактах; несоответствие этих сведений действительности.

Необходимо отметить, что при возникновении спора о защите чести, достоинства и деловой репутации в первую очередь лицу, чье право нарушено, необходимо доказать факт распространения порочащих и не соответствующих действительности сведений.

В настоящее время гражданское законодательство России5 предоставляет судебным органам большие полномочия по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с компенсацией морального вреда6. Так, например, в диспозиции ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации указано, что гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» от 24 февраля 2005 г. № 3 раскрыты основные понятия и определения, затрагивающие рассматриваемый автором вопрос.

В соответствии с п. 7 указанного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. При этом обязанность доказывания факта распространения лежит менно на заинтересованной стороне. Также необходимо, чтобы распространенные сведения были порочащими или несоответствующими действительности. В связи с этим «вектором» в регулировании правоотношений, связанных с компенсацией морального вреда, является судебная практика.

Проблема судебного прецедента актуальна не только в области юридической науки. Это одна из кардинальных проблем развития современного права – и в смысле правотворчества, и в смысле правоприменения.

Правотворческая деятельность судов в правовой системе России формально (официально) не признается, но реально существует и через высшие судебные инстанции влияет на развитие права так же, как это имеет место и в ряде других стран Европейского континента (Греция, Италия, Нидерланды, ФРГ и др.).

Действующая Конституция России (ст.ст. 126 и 127) не придает обязательного характера разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики. Вместе с тем традиция судебного правоприменения стремится сохранить за ними такой характер. Решения и разъяснения этих судов в системе судов общей юрисдикции и арбитражных судов оказывают значительное влияние на последующие судебные решения и в определенной мере фактически приобретают прецедентное значение, способствуя в правоприменительной практике судов формированию оптимальных моделей для последующих судебных решений по конкретным делам.

По мнению С.Н. Братуся и А.Б. Венгерова, судебная практика представляет собой единство: а) того вида судебной деятельности по применению правовых норм, который связан с выработкой правоположений на основе раскрытия смысла и содержания применяемых норм, а в необходимых случаях их конкретизации и детализации, и б) специфического результата, итога этой деятельности (самих правоположений). Таким образом, полагают сторонники этого подхода, «судебная практика – одновременно и динамика указанного вида деятельности, и ее статика»7.

Раскрывая содержание названия настоящей статьи, хотелось бы в качестве примера несогласованности судебной практики привести определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 марта 2005 г. № 59-В05-1, в котором указано, что обращение гражданина в правоохранительные органы с заявлением, в котором он приводит сведения, касающиеся деятельности конкретных должностных лиц, не может быть расценено как распространение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию этих должностных лиц, даже если указанные сведения не соответствуют действительности.

Выводы Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации вошли в прямое противоречие с п. 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. № 3.

В соответствии с изложенным выше возникает вопрос о возможности удовлетворения судом искового заявления об опровержении сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию военнослужащих. Какая судебная практика должна использоваться при принятии решения по делу?

Проблема применения разъяснений (постановлений) Верховного Суда Российской Федерации заключается в том, что ст. 19 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ устанавливает, что Верховный Суд Российской Федерации дает разъяснения по вопросам судебной практики. Норму о том, что данные разъяснения имеют обязательный характер, Закон не устанавливает.

Имеет ли военнослужащий перспективу опровергнуть сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию? Представляется, что военнослужащим, столкнувшимся с проблемой защиты чести, достоинства и деловой репутации, необходимо принимать во внимание положения, приведенные в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. № 3.

1Бабенко С. Всегда ли прав командир при составлении отзыва или служебной характеристики // Право в Вооруженных Силах. 2003. № 4.

2 Виды служебных документов, используемых в Вооруженных Силах Российской Федерации, установлены в Инструкции по делопроизводству в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной приказом Министра обороны Российской Федерации от 23 мая 1999 г. № 170.

3 См. постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» от 24 февраля 2005 г. № 3.

4 См. информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации» от 23 сентября 1999 г. № 46.

5 Гражданский кодекс РСФСР в ст. 7 устанавливал, что гражданин или организация вправе требовать по суду опровержения порочащих их честь и достоинство сведений, если распространивший такие сведения утверждал, что они соответствуют действительности.

6 См. также: Иваненко Ю.Г. О гражданско-правовой защите чести, достоинства и деловой репутации // Законодательство. 1998. № 12.

7 Судебная практика в советской правовой системе / Отв. ред. С.Н. Братусь. М., 1975. С. 16 – 17.