microbik.ru
1
О ТЕОРИИ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ*
Кулясов И.П., Ермаков Д.С.
Экологическая ситуация на Земле продолжает ухудшаться. Население мира растет. Увеличивается разрыв в уровне жизни развитых и развивающихся стран. Вместе с ростом производства и потребления усиливается загрязнение почвы, воды, воздуха и даже околоземного космического пространства. Продолжается разрушение озонового слоя атмосферы, изменяется климат. Сокращается биоразнообразие и площадь лесов, прогрессирует опустынивание. Специалисты оценивают эту ситуацию как глобальный социально-экологический кризис, охвативший всю планету и человечество в целом.

Переосмысление взаимоотношений общества и природы началось в 1960-х гг. Послевоенный бум производства и потребления в развитых странах привел, наряду с ростом благосостояния, к экологическим проблемам, невиданным ранее по остроте и масштабам. Уже тогда негативные экологические последствия бурного экономического роста стали ощутимы для населения. В это время возникают общественные экологические движения, создаются основы современной экологической политики и экологического управления. Именно тогда забрезжила эпоха экологической модернизации. Стало очевидно, что проблемы окружающей среды и предотвращения экологического кризиса нерешаемы только технологическими средствами: необходимо пересмотреть роль социальных институтов, научно-технического прогресса, мировоззренческие принципы, социальные ценности и установки. Центральный вопрос заключался в следующем: можно ли избежать глобальной экологической катастрофы без быстрого радикального изменения современного общества или возможен плавный переход к другой, альтернативной социальной системе?

До 1980-х гг. ведущее место в среде экологического движения принадлежало концепциям быстрого радикального переустройства общества (например, экоанархизм и экосоциализм) [1]. По мнению сторонников экоанархизма (основной идеолог – Мюррей Букчин), экологический кризис неизбежен при сохранении государственной власти как таковой. Иерархическое устройство общества, его централизация, политическая система управления – все это различные формы насилия человека над человеком и над природой, которые приводят к разрушению окружающей среды. В свою очередь такая структура общества есть логическое следствие промышленного производства. Следовательно, для предотвращения экологического кризиса необходимо отказаться от традиционного производства и перейти к децентрализации общества. Основными звеньями должны быть не мегаполисы и транснациональные корпорации, а малые города или муниципальные районы, небольшие коммуны и поселения, жизнь в которых регулируется методами прямой демократии.

Сторонники экосоциализма (наиболее полно эти идеи сформулированы в работах Дэвида Пеппера), основываясь на философии марксизма, полагали, что главной причиной экологического кризиса является капиталистический способ производства, при котором общество лишь эксплуатирует природные ресурсы. Экосоциализм предлагает радикальное изменение общественных отношений, переход к плановой экономике, которая будет учитывать потребности людей в здоровой окружающей среде. Экосоциализм отрицает биоэтику, любой антигуманизм и предполагает сохранение антропоцентризма как ведущего принципа взаимоотношений природы и общества, так как именно человек, его духовность и благополучие являются основой целью предотвращения экологического кризиса.

С 1990-х гг. лидирующие позиции стали занимать идеи экологической модернизации, которые предлагали плавный выход из тупика развития без радикального изменения социальных институтов (например, зеленый капитализм, концепция устойчивого развития). По мнению приверженцев зеленого капитализма, механизм капиталистического производства можно перенастроить и заставить его функционировать в экологическом направлении. Это подтверждается, во-первых, ростом спроса на экологически чистую продукцию (с относительно низким содержанием загрязняющих веществ и произведенную без нанесения ущерба окружающей среде). Во-вторых, сокращение количества отходов также может приносить прибыль за счет экономии ресурсов, энергии и вторичной переработки (рециклинга). Механизм рыночной экономики может стимулировать решение проблем окружающей среды. Если цены на природные ресурсы установлены объективно, конкуренция заставит производителей экономить их. Если загрязнение окружающей среды будет рассматриваться как потери ресурсов для производства, то стремление снизить себестоимость продукции приведет к уменьшению вредных отходов (особенно, когда это будет связано с выплатой штрафов за выбросы, компенсациями в пользу потерпевших и затратами на ликвидацию экологических последствий аварий). Наряду с этим, рыночная конкуренция – основной фактор разработки и внедрения новых технологий, а новые технологии позволят более рационально использовать природные ресурсы и уменьшать загрязнение.

В начале 1970-х гг. были разработаны первые глобальные модели развития, которые привели к выводу о том, что выход из современного кризиса может быть найден лишь в масштабе всей планеты путем международного сотрудничества и партнерства. В 1987 г. Международная комиссия по окружающей среде и развитию опубликовала доклад «Наше общее будущее», ставший основой концепции устойчивого развития, которое определялось как развитие, удовлетворяющее потребности настоящего поколения и не ставящее под угрозу возможности будущих поколений удовлетворить их собственные потребности. Под этим определением понимается создание такой социально-экономической системы, которая обеспечит на длительную перспективу не только высокий уровень жизни, но и ее качество: рост реальных доходов, повышение образовательного уровня, улучшение здравоохранения и окружающей среды, снижение социальных и экологических рисков, социальные гарантии. Реализация устойчивого развития рассматривается в четырех вариантах.

1. Очень слабое устойчивое развитие допускает возможность экономического роста. Основное условие устойчивости здесь состоит в том, чтобы будущие поколения были обеспечены не меньшим уровнем материального капитала (материальные ценности) и природного капитала (возобновимые и невозобновимые природные ресурсы: недра, почва, водные ресурсы, воздух, ландшафты, растения и животные, энергетические потоки), чем настоящее поколение. При этом оба вида капитала взаимозаменяемы, то есть считается, что увеличение социальных и материальных благ компенсируется уменьшением природного капитала и наоборот.

2. Слабое устойчивое развитие исходит из понятия критического природного капитала, ниже которого нормальное удовлетворение человеческих потребностей не представляется возможным (месторождения полезных ископаемых, озоновый слой, глобальный климат, биоразнообразие, нетронутые территории, Антарктида, Мировой океан, космос). Эти необходимые для жизни природные блага никак не могут быть замещены или заменены материальными ценностями. Кроме того, вводится верхний предел способности природных экосистем к самоочищению, и экономический рост возможен только в рамках этого предела. Соблюдение этих требований предусматривает постепенную стабилизацию уровня производства, переход к рациональному использованию и управлению ресурсами.

3. Сильное устойчивое развитие рассматривает материальный, природный и человеческий капитал как взаимодополняемые: деградация и обесценение одного вида капитала не могут быть компенсированы увеличением другого. Требуется уменьшить использование природных ресурсов, которое ведет к сильному загрязнению окружающей среды, снижает устойчивость экосистем, и заменить их другими, более пригодными ресурсами. В производственно-экономическую сферу должны вовлекаться только высококачественные виды топлива и сырья, а в экосистему должны возвращаться такие отходы, которые могут быть вновь регенерированы в природные ресурсы. Экономический рост возможен, но при этом необходимо введение в производство экологически чистых технологий, увеличение финансовых вложений в восстановление окружающей среды.

4. Очень сильное устойчивое развитие исходит из требования нулевого экономического роста и нулевого прироста населения. Очень сильное устойчивое развитие основывается на представлениях, что любое уменьшение природного капитала невосполнимо. Утверждается, что ограниченный поток солнечной энергии ставит дополнительные пределы развитию человечества. Основной смысл развития общества видится в увеличении морально-этического и духовного капитала как части человеческого капитала. Общественное развитие подчиняется задачам возрождения окружающей среды, и прогресс подходит к некоей экоутопии. В России такие идеи наиболее яркое свое выражение нашли в работах В.Г. Горшкова, А.Д. Урсула, Н.Н. Моисеева и К.С. Лосева. По их мнению, пороговый уровень потребления ресурсов биосферы пройден, дальнейший рост потребления ведет к деградации и гибели биоты. Отсюда многие сторонники очень сильной устойчивости делают логичный вывод о необходимости резкого сокращения населения и производства, другие впадают в экологический пессимизм (катастрофу на планете предотвратить невозможно, а можно лишь отсрочить ее во времени).

Таким образом, очень слабое и слабое устойчивое развитие допускают сохранение существующего антропоцентрического характера взаимоотношений общества с природой и предполагают лишь некоторую его корректировку. Сильное и очень сильное устойчивое развитие исходят из принципов системного анализа и показывают, что экономика является подсистемой окружающей среды, природный капитал должен рассматриваться как «наследство» будущих поколений. То есть устойчивое развитие – это расходование не самого природного капитала, а его прироста, «процентов». В то же время серьезная проблема в теориях очень сильной устойчивости – довольно жесткие ограничения на количество народонаселения Земли: предлагается не только остановиться в росте численности, но и снизить ее до одного «золотого» миллиарда. При этом никто не дает ответа на вопрос: как рационально и гуманно регулировать процесс воспроизводства людей?

Все направления устойчивого развития имеют свои плюсы и минусы, и только их совокупность в виде национальных и местных программ может быть применена глобально. Именно такая позиция преобладала на Второй конференции ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992 г.), где мировым сообществом был принят план действий по переходу к устойчивому развитию «Повестка 21».

Среди российских ученых большую популярность получила теория ноосферного развития. Критика концепции устойчивого развития основана на том, что только на пути коэволюции природы и общества, на пути движения в ноосферу человечество может найти выход из кризиса. Теорию коэволюции Н.Н. Моисеева можно рассматривать как развитие идей В.И. Вернадского, К.Э. Циолковского и Т. де Шардена о ноосфере. Ноосферное развитие предполагает более глубокие изменения общества, чем концепция устойчивого развития, – в первую очередь требуется изменение сознания каждого человека и человечества в целом, смена ценностных, морально-этических и других жизненных ориентиров. Важнейшей проблемой становится вопрос сохранения человека на Земле как вида, поэтому речь идет о моделях поведения человека, воспитания его в рамках определенных стандартов и его способности гармонично вписываться в жизнь биосферы.

Представители теории ноосферного развития считают, что научно-техническая революция, на которую возлагалось столько надежд в 1970–80-е гг. в разрешении противоречий между природой и обществом, не привела к ожидаемым результатам, так как в ее основе лежали техно- и антропоцентризм. При изменении цели развития научно-технический прогресс может сыграть и сыграет положительную роль. В связи с этим можно полагать, что ограничения по ресурсам, рассчитанные с учетом сегодняшнего уровня технологий, не могут быть достаточно правильными, так как иные цели и задачи развития, иные технические возможности потребуют иной ресурсной базы, а также вызовут иные энергетические потребности. Переход к ноосферной цивилизации предполагает сохранение биосферы, экологизацию производства, новый природосберегающий тип экономического развития, переориентацию ценностей общества потребления на ценности культурного, интеллектуального, духовного общества.

Итак, ноосферную цивилизацию можно рассматривать как цель развития человечества, а устойчивое развитие – как ближайший ориентир. Каков же способ достижения этой цели? Ответ на этот вопрос дает теория экологической модернизации [2], которая появилась в начале 1980-х гг. (сформулирована Джозефом Хубером). В настоящее время теория экологической модернизации превратилась в концепцию, которая в ряде стран уже стала (Голландия, Германия) или становится основой государственной экологической политики и идеологии (Великобритания, Япония). Фокус экологической модернизации направлен на изменение общественных отношений, обоснование реформ, практических действий, связанных с изменением состояния окружающей среды. По мнению сторонников этой теории, она отвечает на вопросы о том, как добиться баланса между окружающей средой и обществом и как перейти от роста к развитию. Основным принципом экологической модернизации является возможность одновременно экономического роста и сохранения окружающей среды благодаря современным экологически дружественным технологиям.

Экологическая модернизация предполагает решение экологических проблем с помощью сети акторов, в то время как другие социально-экологические теории сосредоточены на том, что государство, бизнес и население лишь создают экологические проблемы.



Сеть акторов экологической модернизации
В центре сети акторов экологической модернизации находятся природные объекты, так как именно их состояние становится реальной причиной объединения усилий людей по решению проблем окружающей среды. При этом природные объекты становятся источниками формирования экологического сознания людей, включенных в практическую деятельность по экологической модернизации. Каждый актор в настоящее время вносит практический вклад на своем уровне, например:

  • государство – формирует и осуществляет национальную экологическую политику и политику в сфере инноваций, а также реформирует экономику и другие социальные институты в направлении их экологизации;

  • бизнес – вырабатывает экологическую политику для своих предприятий и осуществляет замену существующих технологий на ресурсосберегающие, экологически дружественные и малоотходные; улучшает условия работы и охрану труда;

  • общественные организации – участвуют в разработке и реализации социально-экологических программ, направленных на улучшение и сохранение окружающей среды, являются посредником между населением и лицами, принимающими решения, занимаются экологическим просвещением;

  • специалисты: например, инженеры на предприятиях, – разрабатывают и внедряют предложения по улучшению технологий и условий труда; преподаватели – повышают уровень экологической грамотности; ученые – осуществляют экологические исследования, мониторинг окружающей среды и т.п.; выступая в качестве экспертов – предоставляют научно обоснованную информацию лицам, принимающим социально и экологически значимые решения;

  • население – совместно с государством и бизнесом, общественными организациями участвует в выработке и осуществлении природоохранных программ, снижает антропогенную нагрузку на природу путем сокращения количества и изменения качества потребления;

  • СМИ (средства массовой информации) – освещают процесс экологической модернизации, обрабатывают, анализируют и направляют потоки информации к различным акторам.

Для успешной реализации программ экологической модернизации необходимо уделить особое внимание формированию экологического сознания, воспитания личности экочеловека [3]. Экологическое сознание должно учитывать интересы будущих поколений и формировать экологичный стиль жизни, который обеспечит устойчивость природных экосистем как условие устойчивого социально-экономического развития.

В нашей следующей статье будут рассмотрены практические способы экологической модернизации, которые могут быть использованы на уроках и во внеклассной работе по экологическому образованию школьников.
Литература

1. Аксенова О.В. Генезис социально-экологической рефлексии на Западе во второй половине XX века // Социологические исследования. 2004. № 9.

2. Кулясов И.П. Экологическая модернизация: теория и практики / Под ред. Ю.Н. Пахомова. СПб. 2004.

3. Пахомов Ю.Н. Формирование экочеловека: методологические принципы и программные установки. СПб. 2002.

* Кулясов И.П., Ермаков Д.С. О теории экологической модернизации // Биология в школе (Учителю экологии). – 2006. – № 3 (2). – С. 2–5.