microbik.ru
  1 ... 25 26 27 28 29

Кандидаты в сборную команду (все равно какую — города или страны, баскетбольную или хоккейную) делятся обычно на две группы. Первая — это игроки, в отношении которых нет никаких сомнений: они обязательно нужны в сборной. Вторая — те, которым еще требуется сдать экзамен на право быть принятыми в команду. Зачастую складывается такая ситуация. Один кандидат, как говорится, уже в возрасте, но у него есть опыт, накопленный в турнирных боях. Второй же еще не нюхал пороха, но у него в активе задор молодости. Вот тут-то тренеру и приходится решать древнюю, как сам спорт, задачу: «Кому отдать предпочтение — ветерану или новобранцу?»

Не думайте, что я сейчас раскрою вам формулу, с помощью которой можно решить эту задачу. Такой формулы нет. В каждом конкретном случае задача эта решается по-разному. Каждый тренер решает ее по-своему, причем каждый убежден, что прав именно он, а не его коллега, который предлагал иное решение. Нет, я не собираюсь давать готовых рецептов. Я просто расскажу, как эту проблему разрешили мы, тренеры сборной баскетбольной команды СССР.

Сборная команда, страны родилась в 1947 году. С тех пор почти перед каждым турниром она пополнялась одним, а то и двумя новичками, которые, казалось бы, не должны были «призываться» в сборную. В стране были баскетболисты и посильнее. Но мы руководствовались интуицией, поступая так.

Уже много лет спустя мы получили доказательства, что такой метод комплектования сборной команды страны был правильным. Своим печальным примером это подтвердили наши друзья. В 1955 году сборная команда Венгрии, обыграв всех своих соперников, в том числе и нашу команду, завоевала титул чемпиона Европы. «Погоду» в венгерской команде делали два Яноша — Гремингер и Шимон. Первый был великолепным дирижером, второй — таким же великолепным центровым. Тезки были еще не стары, но уже достаточно опытны: в их активе значились Олимпиада в Хельсинки и московский чемпионат Европы 1953 года. Спустя шесть лет после того, как венгерская сборная стала чемпионом континента в 1961 году, в ней по-прежнему на первых ролях были Гремингер и Шимон, но команда уже перекочевала в разряд середнячков. Столь же неприятную метаморфозу претерпела и сборная Болгарии, в которой вот уже на протяжении 8 — 9 лет задают тон центровые игроки Илья Мирчев и Виктор Радев.

Гремингером, Шимоном, Мирчевым, Радевым восторгаются, называют их нестареющими ветеранами.

Если подходить к вопросу комплектования команды с позиции формальной логики, надо будет признать, что венгерский и болгарский тренеры были правы. Эти четыре игрока все время были сильнейшими, следовательно, на них и нужно было делать ставку. Но в команде, где ставка делается только на ветеранов, искусственно создается разрыв между ними и молодыми игроками. Молодые действительно оказываются слабее, потому что проводят больше времени на скамейке запасных, чем на площадке в игре.

Конечно, «закат» сборных команд наших друзей объясняется не только этой причиной, хотя убежден, что она одна из главных. Насколько мне известно, это поня-ли и тренеры команд Венгрии и Болгарии. Они сделали правильные выводы, и, по всей вероятности, в ближайшее время болгарская и венгерская сборные вновь станут грозными для соперников коллективами.

Мудрая давнишняя пословица гласит: «Если б юность знала, если б старость могла». Это изречение имеет прямое отношение и к спорту. Ветеран, для которого уже нет секретов, многого, увы, не может. Новобранец же может многое, но еще большего не знает. Вот почему на первых порах интуитивно, а затем сознательно мы призывали в сборную тех, у которых все было еще только впереди. Не в наших силах омолодить ветеранов: в борьбе со спортивной старостью тренер так же бессилен, как и врач, борющийся со старостью обыкновенной, — в том и другом случае успехи незначительны. Но зато мы могли и обязаны были создать новый тип ветерана — молодого игрока, который вопреки грустной пословице уже все бы знал и к тому же все умел. Такого игрока в теплице не вырастишь. Из всех известных мне способов обучения плавать лучший тот, когда новичка бросают в воду.

В 1952 году мы повезли в Хельсинки еще совсем зеленую пару — Стасиса Стонкуса и Майганиста Валдманиса. На следующей Олимпиаде, в Мельбурне, дебютировали Валдис Муйжниекс, Михаил Студенецкий и Виктор Зубков. Чемпионат Европы 1957 года был первым в спортивной карьере Гурама Минашвили. Через год в сборную призвали Юрия Корнеева, в 1959 году — Александра Петрова и Геннадия Вольнова.

Я назвал тех, кого через некоторое время уже знал весь баскетбольный мир. Конечно, нам встречались и такие новички, которые так и не вышли из разряда подающих надежды. Но подобные ошибки были редкими, а поэтому и не смущали нас. Не останавливало нас и то, что всякий раз молодой парень ехал вместо того, кто был в этот момент сильнее, но, как говорится, уже «доигрывал». Конечно, команда из-за этого кое-что теряла. Но через несколько лет нанесенный ей ущерб полностью возмещался. И даже с лихвой. Муйжниекс и Зубков ничем особенным не проявили себя в Мельбурне. Но через год на чемпионате Европы в Софии команда получила от них даже больше, чем ждала.

Незаметными были дебюты и других игроков, о которых я говорил. И это не удивительно. Зато вторые турниры каждого из них становились триумфом, таким же, как у Зубкова и Муйжниекса. И это тоже не удивительно: в свои 22 — 23 года игроки уже многое знали, уже все умели. В свои 22 — 23 года они были ветеранами, «молодыми ветеранами».

Я сам кончил играть, когда мне исполнился 41 год, и хорошо знаю, как расчетливы ветераны, как берегут они силы. А неуемная юность, как ей и положено, горяча. Приход в команду молодых подстегивал и ветеранов, заставлял их работать в полную силу, заставлял их отдавать все, что они имели. В вены сборной вливалась молодая, горячая кровь, пульс команды бился учащеннее.

Мы всегда стремились освободить место в команде для молодого за счет того игрока, который уже не может или не хочет расти. Так, например, когда в сборную пришел Виктор Зубков, он был слабее Альгирдаса Лауритенаса. Но мы были убеждены в том, что Лауритенас уже достиг своего потолка, а Зубков еще будет расти и расти.

Не считайте меня, однако, врагом ветеранов. Разве можно упрекнуть в чем-нибудь 34-летнего Арменака Алачачяна? Да и разве скажешь, что этому игроку уже 34 года? Возраст может узнать только тот, кто увидит его паспорт. На площадке же ему не больше 25 лет. Такие ветераны как раз и нужны команде. Они отличные учителя для новобранцев.

У сборной СССР за 17 лет ее существования ни разу не было даже намека на кризис. Ни разу не было в команде такого положения, при котором половина игроков была бы опытна, но уже заканчивала карьеру, а другая в это время только делала свои первые, робкие шаги. И это стало возможным только потому, что у нас были «молодые ветераны». Это они ни разу не позволили команде состариться…

Я не случайно завел этот разговор накануне XVIII Олимпийских игр. Мне кажется, что мы должны готовиться не только к токийским сражениям, но и к тем, которые прс ¦ стоит вести через несколько лет.

Не буду лезть в чужой монастырь со своим уставом, не буду навязывать нынешним тренерам сборной СССР Александру Гомельскому и Юрию Озерову кандидатуры будущих олимпийцев. Это тем более ни к чему, что в апрельском матче нашей сборной против сборной США удачно выступил игрок из команды юниоров Модестас Паулаускас. Всеобщее одобрение вызывает игра Василия Окипняка, киевского гиганта, который, верю, станет достойным преемником наших лучших центровых. Разговор идет не о конкретных игроках. Дело в самом принципе.

У команды никогда не бывает последнего турнира. Поэтому никогда нельзя жить только сегодняшним днем.
Шахматы
A. ТИШКОВ
И В ШАХМАТАХ ЕСТЬ КОМПОЗИТОРЫ…
Составление задач и этюдов — искусство не менее интересное, чем практическая игра. И как во всяком искусстве, здесь есть свои законы, школы, жанры. Каждая задача или этюд — это придуманная позиция с определенным заданием: мат в два, три, четыре хода, выигрыш, ничья и тому подобное. В этюде не может быть ни одной лишней фигуры или пешки, все должны принимать участие в игре. В основе всякой композиции должна лежать интересная идея, ради которой и составлена задача или этюд.

Часто композицию называют «поэзией шахмат» — в отличие от суровой прозы практической игры. И действительно, в задаче или этюде можно осуществить самую парадоксальную, самую неожиданную комбинацию. «Шахматная композиция, — писал заслуженный мастер спорта П. А. Романовский, — это глубоко эмоциональное искусство. Она полна ярких образов, раскрывающих перед ее исследователем всю глубину комбинационного творчества, все его беспредельное многообразие».

Именно за эти особенности любил шахматную композицию В. И. Ленин. В минуты отдыха он с большой охотой и удовлетворением решал задачи, и этюды.

Советская шахматная композиция сформировалась и развивалась стараниями А. В. Галицкого (1863 — 1921), А. А. Троицкого (1866 — 1942), Л. И. Куббеля (1891 — 1942) и других наших замечательных мастеров. Характерно, что А. А. Троицкому в 1928 году за блистательные шахматные композиции было присвоено звание заслуженного деятеля искусств.

Любителям шахмат хорошо известны имена молодых советских гроссмейстеров М. Таля, Б. Спасского, В. Корчного, Л. Полугаевского, Е. Васюкова. Но, к сожалению, немногие знакомы с молодыми талантливыми мастерами шахматной композиции. А за последние годы на всесоюзных и международных конкурсах заслуженных успехов добились Я. Владимиров, Э. Лифшиц, Э. Погосянц, В. Руденко, В. Чепижный и другие.

Наши молодые композиторы, принимая участие в Олимпийских конкурсах, внесли свой весомый вклад в советскую «олимпийскую копилку». На Олимпийском конкурсе 1960 года, в котором участвовали композиторы из 31 страны, по разделу двухходовых задач золотую (в соавторстве с Л. Лошинским) и серебряную медали завоевал В. Чепижный; по разделу трехходовок серебряную медаль получил Я. Владимиров, а бронзовую — В. Чепижный (в соавторстве с Л. Лошинским). Следует отметить, что и остальные медали по этим разделам, а также все медали по разделу этюдов завоевали советские мастера.

Рассмотрим несколько задач, составленных молодыми композиторами.

Яков Владимиров в 1963 году с отличием окончил Московский университет и оставлен в аспирантуре. Он уже дважды выполнил норму мастера спорта по шахматной композиции. Я. Владимиров работает главным образом в области трех- и четырехходовых задач. Вот одна из ранних его композиций, получившая второй приз на международном конкурсе памяти М. И. Чигорина. Эта задача-миниатюра обошла всю мировую шахматную печать (диаграмма 1).

Красивый первый ход 1. Себ! отдает черному королю еще два поля (двумя свободными полями он располагает в начальном положении); основные варианты получаются при ходах черного короля на освобожденные поля: 1… Крсб 2. Kf5 Крс7 (или Крс5) 3. Лп8 (Ah4) Крсб 4. Лс8 (Лс4)ХЕще красивее второй главный вариант: 1… Kpd6 2. КрЬб Кре5

3. Сс4! Кре4 4. Леб X. Но этим не исчерпывается содержание замечательной задачи, она имеет «близнеца»: надо переставить белую пешку с поля еЗ на пол'е сЗ, и получится новая задача с'новым решением. Новую задачу решает ход 1. Kg6 — (снова черному королю отдаются два свободных поля) Крсб 2. Ке7+ Крс7 3. KU5+ Kpd8 4. Лп8Х- И второй вариант с тихими, без шахов, ходами: 1… Kpd6 2. КрЬб Kp'd5 3. Ah4 Kpd6 4. Ad4X.

Во многих задачах белый король — фигура бесполезная: его надо оберегать ;от нападения,., то есть вводить в задачу лишние фигуры и пешки, которые утяжеляют позицию, а в идейной игре участия не принимают. Но есть такие задачи, в которых белый король — главная фигура. К числу таких редких композиций принадлежит эффектная задача, приведенная на диаграмме 2. После ошеломляющего первого хода 1. Кр : с7П создается неочевидная угроза: 2. Kd2 + Крс5 3. Ф : Ьб X. Но белый король - теперь.. подваргается наскокам ..черных фисур, проследите внимательно задето выпадами, остроумными' и уничтожающими:

1… Ag7+ 2. Kpd6! Ла7+ 3. edX1… Лс5+ 2. Кр:Ь6! Лсб '+ 3. ЬсХ1… Се5+ 2. Крсб! (грозит 3. Kd2X) СсЗ. Л : сЗХ. 4

Виктор Чепижный, окончивший механико-математический факультет, работает в одном из научноисследовательских институтов Москвы. Несмотря на молодость, он своей эрудицией, скромностью и выдающимися успехами на любимом поприще снискал всеобщее уважение и доверие наших шахматных композиторов. Чепижный избран капитаном сборной команды проблемистов СССР.

Молодой капитан охотно создает двухходовые и трехходовые задачи. Оригинальную идею он облекает в безупречную форму, что, как известно, в любом искусстве требует долгих поисков, о которых неискушенная публика может только догадываться. Зато находка — единственная и неповторимая — покоряет и умудренных знатоков и начинающих.

На диаграмме 3 — двухходовка в; Чепижного, завоевавшая серебряную медаль на Олимпийском конкурсе. Попытаемся решить задачу ходом 1. Cg5 (угрожая 2. ЛеЗХ); если черные защищаются 1… Cb6, то 2. Kg6 X (слон перекрыл свою ладью аб); если 1… g6 (освобождая королю поле f5), то 2. Кеб X. — пользуясь тем, что черные перекрыли пешкой линию действия своего ферзя. Но у черЦых ' есть единственный ход 1…

1… СЬб (или 1… Ag6) 2. Cf6 X. перекрывая линию действия черного ферзя (или одновременно ладьи и ферзя),

1… g6 (или 1… ФЬ6) 2. Cd6X. перекрывая линию действия черной ладьи (или одновременно ферзя и ладьи).

Валентин Руденко — первый из молодых проблемистов, кому Международная шахматная федерация (в 1961 году) присвоила звание международного мастера по шахматной композиции.

В. Руденко окончил механикоматематический факультет Днепропетровского университета, занимается композицией с 1953 года. Он с одинаковым успехом работает во всех жанрах шахматной композиции: в области задач двухходовых, трехходовых, многоходовых и в области этюда. Многие задачи В. Руденко составил в содружестве со своими товарищами-земляками В. Чепижным, Э. Лифшицем и другими.

В этюде, изображенном на диаграмме 4, казалось бы, «битая ничья», но белые серией единственных ходов добиваются победы: 1. аб Cf4! 2. Ь6! cb 3. Kpb5, е4 4. а7! (если: 4. С : е4? Cb8 5. Кр : Ь6 Cf4 и ничья) еЗ. Обе стороны одновременно проводят пешки в ферзи, и теперь уж, кажется, ничья неминуема. Но 5. Chill е2. 6. Фа8 Фе1 7. Ф(3+

Kpgl 8. Фg2 Х- Белый слон как бы прокладывает путь для будущего белого ферзя. Этот прием, так удачно представленный в настоящем этюде, называется • «темой прокладки пути» и встречается сравнительно редко.

В шахматной композиции есть любопытная область — так называемые «сказочные шахматы»,- где существуют новые фигуры — «сверчки» и «всадники».

На диаграмме 5 коллективная задача (авторы В. Руденко и В. Чепижный), получившая первый приз на 3-м конкурсе Международной шахматной федерации (ФИДЕ). На поле Ы «сказочная» фигура — «сверчок», который ходит, как ферзь, но не по свободной линии, а обязательно перескакивая через фигуру (безразлично, свою или чужую) и становясь на следующее за Ней поле. В позиции на диаграмме белый сверчок может пойти на поле ЬЗ или взять черную пешку g6; других ходов у него нет. Задание в этой позиции — «обратный мат в 4 хода» — кажется нелепым: у белого короля восемь (!) свободных полей, черные могут играть пешкой на три разных поля, что усложняет задачу белых. Посмотрим решение: 1. Kpf2 — выжидательный • ход. Теперь, в зависимости от ходов черной пешки, получаются три неожиданных варианта:

1… gf 2. Kpel f4 3. Сверчок Ы — fl f3 4. ФсИ f2XI… g5 2. Kpfl g4 3. Сверчок bl — gl! g3. 4. Фе1 g2XI… gh 2. Kpgl h4 3. Сверчок Ы — hi! h3 4. ФП h2. XТри изящных «эхо-мата» (варианты, в которых на разных полях повторяется аналогичная матовая картина, называются эхо-матами), содержащиеся в этой задаче, возможны благодаря свойствам «сказочной» фигуры — сверчка.
ПЫЛЕСОС
В ПРИЕМНОЙ «ПЫЛЕСОСА»
Сегодня у меня приемный день. Я принимаю молодых сатириков. На моих дверях висит объявление: «Прием со 106-й по 109-ю страницу». Сижу жду. Молодые сатирики долго не появляются. Пишут. А может, просто стесняются показать то, что написали. Я удобно устраиваюсь в кресле и начинаю думать о сатире. Думаю, думаю, думаю…


<< предыдущая страница   следующая страница >>