microbik.ru
  1 2 3
Глава о зрительном контакте.

Зрительный контакт, или контакт глазами – это, наряду с форматом разговора с аудиторией, является важнейшим приемом оратора. Любого оратора. Каждого оратора. Что это такое? По аналогии с ситуацией, когда вы разговариваете с одним человеком. Обычно мы смотрим собеседнику в глаза. Не постоянно (да еще и не моргая), но бОльшую часть времени. То же самое мы делаем, разговаривая с аудиторией. Начинающие ораторы, а также те, кто не знает этого волшебного приема, обычно смотрят лишь прямо перед собой. Игнорируя тех, кто находится справа - слева. И что в этом случае начинают делать эти самые «правые - левые»? Правильно, они зевают, спят, болтают о своих делах, пишут смс о том, какой ужасный оратор в данный момент стоит на сцене – никакого внимания на них не обращает. Если вы работаете в стандартном зале на 800 человек, то не обязательно выискивать глазами каждого. Это и не получится. Разделите условно зал на несколько сегментов – как кнопочки на мобильном телефоне – и обращайтесь поочередно к тем людям, которые находятся в каждом из сегментов. Именно к каждому сектору по очереди, вразброс. Учитывая, что между вами и публикой весьма значительное расстояние, ваш взгляд в сторону отдельного сегмента (кнопочки) будет зрителями восприниматься как персональное обращение. Как ваше внимание к этим людям. А вы, поддерживая таким образом зрительный контакт, всегда будете в курсе того, кто и чем занимается. Кто вас слушает, кто зевает, кто… (см. выше). Хотя в моей практике не разу не было такого случая, чтобы люди, к которым я обращаюсь, или просто на которых смотрю, начинали демонстративно лузгать семечки или делать что-то еще подобное. Думаю, что здесь срабатывает школьный принцип. И на образ оратора аудитория накладывает образ школьной училки из детства. А училку надо слушать. Иначе - вызов родителей к директору школы, чего очень не хочется. Себе дороже. Как поддерживать зрительный контакт, если в одной руке у вас микрофон, а в другой - сценарий-бумажка с текстом-шпаргалка? Механизм таков. Схватываете взором кусок текста - и словно отдаете его одному из секторов зала. Смотрите дальше – и отдаете другому сектору. Не приклеивайтесь к своему тексту. Так вы не будете знать, что происходит с публикой и слушает ли она вас.

Повторю еще раз. Зрительный контакт – это то, чем вы занимаетесь на протяжении всего вашего выступления. Вы каждую секунду даете аудитории понять, что главный здесь – вы, и все находится в зоне вашего внимания. Надеюсь, с этим все понятно. Случается, что несмотря на то, что со зрительным контактом все ОК, некоторые зрители отвлекаются, лезут в свои сумочки, кому-то звонят, отвечают на звонки, перешептываются. Что делать в таких случаях? Сделать вид, что не замечаете? Снисходительно не обращать внимания? Увеличить громкость своего голоса, чтобы вас было слышно лучше, чем того дядьку, который объясняет кому-то по телефону, что он сейчас говорить не может? Нет, нет, и еще раз нет. И об этом поговорим в следующей главе.

  1. Глава о грамотности.

О культуре речи пишут книжки, этот предмет изучают, преподают. А воз и ныне… Я в этой книге хочу коснуться только нескольких типичных ошибок, с ушами выдающих безграмотность оратора. Да и не только оратора. Ведь и по телевидению, и в газетах вы ежедневно будете находить такие вот метаморфозы великого и могучего. Надеюсь как на первое, так и на второе.

«С сегодняшнего дня».

В слове «сегодняшний» уже есть корень «день». И это словосочетание – тавтология. Возможный вариант - с этого дня. А именительный падеж этой фразы легко заменит просто слово «сегодня».

«Дом строится».

Возвратная частица -ся – штука коварная. И использовать ее приходится аккуратно. Вообще значение этой частицы – рассказать, что я делаю сам с собой. Или сам себе. Например, я умываюсь. То есть я умываю себя. И так далее. Когда же речь идет о неодушевленных предметах (лед тронулся, деревья распустились…), то мы как раз такой формой глагола делаем эти предметы как бы живыми, человечными, способными на действия. Такие безличные фразы (как и, например, выставка открылась, зерно намолочено, ракета запущена и т.п.) в своем глубинном, содержательном смысле несут слушателям посыл – все делается само собой, присутствие человека здесь – минимально. Человек – никто, так, винтик какой-то. Такую фразу лучше заменить на «дом строят», либо, указав персонально, кто этим строительством занимается, «строители возводят дом».

«Добрый день! Я приветствую всех на торжественном мероприятии…»

Кого всех? Всех, собравшихся в данном зале? Так об этом лучше сказать людям лично – во втором лице. Сказав «я приветствую вас…» вы и позицию свою определите, и отношение к каждому, находящемуся в аудитории. Кстати, такую форму обращения мне приходится слышать очень часто.

А вот цитата из реального сценария. …«У каждого предприятия есть люди, которые эту историю делали своими руками»... Одним из ключевых отличий текста для слушания от текста для чтения являются короткие предложения. Услышав связующее слово «который», мы не всегда способны вспомнить, к чему, к какому слову это относится. Да и историю скорее не делают, а пишут (а еще случается, что и переписывают).

И еще несколько цитат. Я их взял из конкретного сценария, подготовленного специально обученным сценаристом.

«Это ударники коммунистического труда, которые неоднократно награждались за добросовестный труд…». Они что, сами себя награждали? Кто их награждал? Кто персонально?

«Они заносились на городскую доску Почета». И снова – сами себя занесли они на эту доску? А может, занесли фотографии? Или фотографии заслуженных людей украшали эту доску?

«Произошло слияние 2-х коллективов». Здесь еще важно заметить, что речь звучащая тем богаче и образнее, чем больше в ней глаголов. Любое существительное не создает ни движения, ни темпа. Можно было сказать, что два коллектива объединились.

«Введен в эксплуатацию завод». Вариант - ввели в эксплуатацию… Запустили… Открыли… Начали выпускать первую продукцию…

«Все оборудование комбината переведено на электропривод». Перевели.

«Ввели в эксплуатацию корпус емкостью 30,9 тысяч тонн». Количественные и процентные величины – это отдельная песня. Бывает, что необходимо произносить точные числа, до десятых и сотых долей. Но, в таком случае, я настоятельно советую дублировать эти цифры либо на доске, либо на экране. В данном случае, было достаточно сказать «более 30 тысяч тонн». То же и с процентами. Если можно округлить – делайте это смело. Не «33 процента», а треть. Не «10 процентов», а десятая доля. Слушателям легче представить долю чего-то, чем бездушные проценты.

Говоря об истории и настоящем нашего предприятия, мы говорим о постоянном развитии и стремлении к лучшему. Но это было бы невозможно без дружной команды сотрудников. Поначалу рождалось смысловое движение – от прошлого, через настоящее - и к будущему. Но слова «было» и «невозможно» это движение свели на нет. Лучше сказать: это стало возможным благодаря вам, уважаемые сотрудники. Ведь вы – дружная команда… И понятно, и сказано по-человечески.

«Для церемонии награждения на сцену приглашается». Я приглашаю… Мы приглашаем… И не для церемонии, а просто – для награждения.

«Наша программа подходит к концу, но хочется сказать несколько слов о перспективах развития нашего предприятия». Хочется говорить – говори.

  1. Глава о вопросах и ответах.

Задавать вопросы залу – это один из известных и любимейших мною приемов работы с аудиторией. Этот тип вопросов из задач по «удержанию внимания» зала. Все ли понятно? Можем ли двигаться дальше? Нужно ли что-то уточнить? И другие подобные. Эти вопросы оратор задает, чтобы, во-первых, понять, не спит ли зал, а также выяснить для себя степень внимания к тому, о чем вот уже на протяжении 4-х часов… Шутка! Практический совет. Хотя, сначала плохой опыт использования данного приема. Мне вдвойне стыдно, что я увидел и услышал, как «не так» использовала этот прием участница моего тренинга. А история была такая. Она что-то рассказывала своим коллегам на предновогоднем корпоративе, докладывала о проделанной работы, не обращая внимания на то, что водка стала теплой не только в рюмках, но и бутылках. И вот, в какой-то момент ее осеняет – спросить народ о том, все ли понятно? Может (не приведи Господь!), у кого вопросы образовались? И что делает эта барышня? Она спрашивает куда-то в пустоту напротив себя «есть ли вопросы?», и в ту же секунду опускает глаза в свою бумажку, чтобы сменить тему и рассказывать чего-то там дальше. А вы как думаете, аудитория поверила, что этой барышне интересно знать, какие вопросы у нее, аудитории, возникли?. Конечно, не поверила. Зрители, понимая, что их мнение вам не важно, что вы сконцентрированы полностью на себе, своих страхах и переживаниях, что они для вас – всего лишь статисты, продолжают делать вид, что вы им интересны. Продолжают делать вид, что вас слушают. Как делаю я. Когда я задаю какой-нибудь вопрос,.. Ну, давайте на примере. Из жизни, из практики. Я рассказываю о регламенте работы на конференции. Сначала будет то, потом се, а после – вот это вот. И мой сакраментальный вопрос. Все ли понятно? Очень важно, чтобы люди кивнули. Не только те, кто сидит-стоит перед вами. Окиньте взглядом всю аудиторию. Спросите тех, кто на галерке. Переспросите: точно понятно? Честное пионерское? Во сколько начнется банкет? И обязательно собирайте всю обратную связь: все «да», все «а как всю эту трепотню закончим», просто кивки головой. Дайте искренне понять людям, что вы их слушаете и слышите.

Теперь история о том, когда вопросы задаете не вы, а вам. В моей практике встречается два типа таких ситуаций: либо вопросы задают непосредственно мне как оратору, либо я являюсь модератором между презентатором на сцене и аудиторией, и могу лишь уточнять вопросы для их лучшего всеобщего понимания. Самым «ужасным ужасом» я считаю, когда оратор благодарит человека, задавшего вопрос, дешевым комплиментом типа «спасибо за интересный-грамотный-необычный-искренний… вопрос». Эти фразки избиты и занюханы. Умоляю! Забудьте их, как страшный сон, и больше никогда этого не делайте. Будьте проще, скажите просто «спасибо», если других слов в данный момент не находится. В данном случае простота благодарения лучше, чем некое собрание льстивых и неискренних эпитетов. Переспросите, уточните, задайте спрашивающему встречный вопрос – а как бы он сам ответил? Опять же, не выступайте, а разговаривайте. Максимально уходите от монолога.

Не вещайте – общайтесь.

Теперь о случаях, когда вам выпадает честь быть модератором. Например, научной конференции, когда после выступления докладчика настает время вопросов-ответов, и вы помогаете грамотно провести этот важный для аудитории блок. Если позволяет формат мероприятия и есть радиомикрофон, то смело идите в зал, к зрителям. Всегда лучше, чтобы вы сами подходили с микрофоном к спрашивающим, чем они будут выходить к микрофону на стойке, обычно установленному между рядов. Людям может быть неудобно подниматься, вставать, идти, ждать своей очереди. А когда вы сами с микрофоном подходите-подбегаете, да еще и сразу после задавания вопроса, при необходимости что-то уточняете у спрашивающего, поверьте, доверия к теме такого события будет больше. Это проверено на практике! Вот, с вопросами вроде как разобрались. Да, еще один совет. Если вам задали вопрос, а вы не готовы, или просто не знаете на него ответа, так честно и скажите об этом. Как говорили понимающие в этом деле толк, «публика – не дурра». И сидящие в зале люди мигом поймут, что вы начинаете юлить. Нет всезнаек, нет образцово-показательных людей, нет ходячих энциклопедий. Кстати, один из очень хороших приемов – попросить помощи у зала. Почти как звонок другу. Только, пожалуйста, не злоупотребляйте этим приемом. Суть его такова. Расскажу на примере прямой речи из моей практики. Я рассказываю о свободе личности, свободе слова. И зачем-то приплетаю отмену крепостного права. Но вот каком году эта отмена произошла – напрочь забыл (как будто бы). И, сделав немножко растерянное лицо, спросил у аудитории: «Вы случаем не помните, когда его отменили?». И тут же со всех концов зала послышалось «в 1861-ом!!!». Да, в данных моментах я обманываю публику, я притворяюсь забывчивым. Потому что задача данного приема – поднять авторитет аудитории в собственных глазах, как-то собраться, слушать внимательно. А вдруг оратор еще чего забудет? Мы тут же, как один, всегда энциклопедией поработаем. Вот такой хороший прием. Пользуйтесь на здоровье!

  1. Глава об отвлекающих факторах.

Начнем с пресловутых мобильных телефонов. Звонящие мобильники мешают и тем, кто находится в зале, и оратору. Есть, как минимум, два пути, чтобы избежать такой неприятности во время вашего выступления. Путь первый. Так как во время выступления вы – главный, вы – капитан (даже сцена, находящаяся чуть выше зрительного зала, напоминает капитанский мостик), то вам и карты (в том числе и навигационные) в руки. Перед тем, как начинать свой рассказ, договоритесь с аудиторией. Попросите всех либо отключить телефоны, либо перевести их в беззвучный режим. Но будьте бдительны! Далеко не каждый тут же броситься выключать свое любимое средство связи. Есть даже такая категория вреднюшек, которые ни за какие коврижки не станут этого делать. Не будем об этих людях долго говорить. Они – вампиры вашей персоны. Их задача – как можно с более благовидной улыбкой перевести внимание зала на себя. Обычно телефон у них установлен на максимальную громкость, сигнал - самый наиотвратительнейший, а сам мобильник запрятан в одном из глубочайших углов огромной сумки-лабиринта. Неопытные ораторы в такой ситуации начинают говорить громче, ускоряют темп речи, краснеть и потеть. Будьте благоразумны! Конкурировать с вампиром – себе дороже. Это игра в одни ворота – не ваши, к сожалению. А значит, давайте будем не конкурировать, а дадим вампиру то, что он хочет, сполна. Дадим ему внимание. И ваше, и остальной публики. Варианты вашей реакции могут быть такими:

- если вы рассказывали о новом товаре, то можно сказать. «Вот, уже начинают звонить телефоны! Все хотят побыстрее приобрести наш товар!». Это такая безобидная шутка. И вампир свое внимание получит, и все обойдется без оскорблений и обид.

- можно сказать: «Какой у вас необычный звонок! Во время перерыва можно будет его качнуть по блютусу?»

- один раз, выждав, пока человек договорит (я просто взял паузу уважения, дав вампиру чего-то там на весь зал прошептать в свою трубу), спросил «Кто звонил? Чего рассказывают хорошего? А чего с собой не взяли подружку? Она же теперь всю жизнь будет вам завидовать! Ну, вы ей обо всем расскажите, же? Обещаете? Честное слово?». Или что-то в этом роде. Важно всю эту историю с вампиром завершить просьбой к нему выключить телефон. И не поленитесь. Дождитесь, пока человек это сделает. Опыт моей работы говорит о том, что остальные, увидев, какое пристальное внимание оратор уделяет за «телефонную провинность», будут сидеть тише воды и ниже травы. Это и есть второй путь избегания неприятности с мобильниками. Не забывайте о принципе кнута и пряника. Вернее, сначала пряник – вы привлекаете свое и публики внимание к разговаривающему по телефону, а затем кнут – мягко просите отключить телефон. Ведь вы же договорились об этом в самом начале!

Отвлекающие факторы могут быть самые разные. Кто-то просто начинает перешептываться, зевать (в зале может быть душно), вертеться и делать что-то еще. Подход ко всем этим ситуациям один – спрашивайте людей, все ли в порядке, все ли хорошо? У меня частенько начинают болтать какие-нибудь две барышни. И я их тогда спрашиваю: «Кого обсуждаете? Расскажите нам всем! Мы тоже страшно любопытны!». И уже обращаясь ко всей аудитории (к разным сегментам зала. Помните главу о зрительном контакте?): «А вам хочется узнать, кому девчонки косточки моют?». Важно знать и понимать меру. Если девочки молодые и вы чувствуете, что такая вольность в их адрес сойдет вам с рук – мягко журите их именно так. Если барышни «не простые» (по статусу, по возрасту), то придумайте вариант более безобидный. Например, пару раз девушкам предпенсионного возраста я сказал: «Девочки! (именно девочки, тетки это обращение очень любят). Девоньки! Ну, возьмите меня к себе третьим! Я вам такое расскажу!!!». Как-то так. Думаю, принцип понятен. И каждый раз на каждый отвлекающий фактор реагируйте. Не оставляйте ту или иную ситуацию без внимания. Объяснение тут простое. Во-первых, вы вновь утверждаете, что вы здесь главный и все у вас под контролем. Во-вторых, если не отреагировать на мелкую отвлекашку, обязательно очень скоро прилетит покрупнее. Проверено! К счастью, не на моем опыте.

Такие истории весьма часты, когда выступает директор или президент какой-нибудь компании. Он, бедняжка, думает, что сейчас все, разинув рты, будут следить за каждым его словом, достанут блокноты и начнут конспектировать шедевр риторики. А публика, катанув пробный шар (например, невольно чихнув, и не услышав «будьте здоровы», уронив бокал, хлопнув дверью…) и понимая, что реакция оратора нулевая, начинает вести себя соответственно. Как? Аудитория живет своей жизнью, краснеющий директор, уткнутый в бумажку, своей. За мою трудовую практику таких директоров я видел много. И очень было неудобно и стыдно, что человек, добившийся права занимать высокую и престижную должность, своими же руками разрушает свой авторитет. А все лишь потому, что не знает Золотого Правила:

на каждую реакцию следует отвечать встречной реакцией.

Если человек чихнул – пожелайте ему здоровья. Если опоздал и стоит в дверях и вы его видите, поприветствуйте и пригласите пройти на свое место. Если звучит какая-нибудь реплика из зала – обязательно переспросите и отреагируйте. Возможно, что и нет необходимости обсуждать все вопросы здесь, во время вашего выступления. Спросите, возможно ли обсудить эту тему во время перерыва, или завтра в рабочем порядке. Один раз я вел корпоратив крупного завода. В зале было более тысячи человек. Еще на стадии подготовки к событию я знал, что директор – человек на предприятии новый. И далеко не всем он пришелся по вкусу. И вот, фанфары, выход ведущего, приветствие, приглашение на сцену директора, он начинает говорить… читать по бумажке, речь заходит о том, что «нам было нелегко, но в году наступающем все будет лучше…». И в этот момент из зала кто-то из сотрудников парирует: «Не будет!». И что делает наш горе-директор? Ничего! Никакой реакции, даже глаза от бумажки не оторвал. Он продолжал читать заготовленный кем-то текст. Зачем? Для чего и кого? Ведь даже минимальная реакция на реплику могла бы не только снять напряжение между рядовыми сотрудниками и руководством, но и поднять авторитет этого директора. Конечно, среди находящихся были и такие, кто в этот момент с негодованием отнесся к коллеге, бросившем реплику и пожалел нашего директора. Обычно это весьма взрослые женщины. И для них директор – как сын родной. Но таких людей на предприятии не много. Подавляющее большинство людей, с разной долей злорадства, думают: «Да, как Михалыч-то этого мажора цепанул! Ай, да молодец!». Это - правда жизни. И чтобы правда вашей публичной жизни была другой, помните: реагируйте на все, что происходит здесь и сейчас. Рулите ситуацией. Теперь вы знаете и этот секрет.



<< предыдущая страница   следующая страница >>