microbik.ru
1 2 3
Поддерживает ли партийный курс глобализацию1

Ильин А.Н.
Проблема, поднимаемая в настоящей статье, отличается не только особой актуальностью, но и в некотором роде противоречивостью. В условиях современного авторитаризма, сопровождающегося дефицитом реальной информации и профицитом разнообразного спама, трудно сделать однозначный вывод о том, что собой представляют аспекты внешней политики правительства современной России. Поэтому мы, исходя из некоторых данных, можем только предполагать реалии того неутешительного прогноза, которого коснемся в этом исследовании. Но для того, чтобы обратиться к специфике внешней политики, необходимо в общих чертах описать внутренние политические тенденции в стране.

Выше мы позволили себе именовать нынешнюю политическую ситуацию авторитарной. Изложим тезисно, что под этим подразумеваем.

1) СМИ находятся в прямой зависимости от правительства; «Единая Россия» жестко цензурирует мир массмедиа, не допуская критику в адрес власти и не позволяя публично высказываться «против». Почти не осталось печатных изданий, теле и радиоканалов, позволяющих себе критиковать власть. Система массмедиа перестала информировать народ, а стала лишь агитировать за власть.

2) Выборность исчезла; губернаторов назначают, представителей оппозиции не дают возможности заявлять о себе, сохраняется лишь иллюзия существования выборности. Да и президента выбирает не народ, а представители власти, что говорит о президентской преемственности: Ельцин-Путин-Медведев.

3) Оппозиция только создает впечатление своего существования, чтобы не провоцировать народные волнения, связанные с недовольством монопартийной системой. Оппозиционные партии существуют в основном только на бумаге, а в реальности они имеют настолько малую силу, что допустимо говорить об их полном отсутствии.

4) Экономика страны терпит крах и олигархическую монополию. Разрыв между бедными и богатыми слоями общества продолжает расти.

5) Армия ослаблена; вместо оружия ее символом стала лопата.

6) Коррупция во властных эшелонах достигла сверхвысокого уровня; под видом борьбы с коррупцией власти, наоборот, ее активно поощряют.

7) Осуществляется сильное политическое давление на народные массы; на протяжении последних нескольких лет работников государственной сферы под угрозой увольнения заставляют вступать в партию власти и «правильно» голосовать.

8) Налаживание производства и модернизационный прорыв существуют только на бумаге и в телеэкране.

Вышеобозначенные явления указывают на то, что демократии в стране нет. Кроме того, российские власти не только отвернулись от народа, но и буквально объявили войну своему же народу. Традиционно считается, что партия – это некая консолидация людей, объединенных одной идеологией и выражающих права какой-то конкретной категории населения. Какая же идеология у «Единой России»? Ее нет. Пожалуй, единственное, что можно назвать их идеологией, - это стремление быть у власти, находиться рядом с кормушкой. Она решает преимущественно те проблемы, которые интересуют узкий круг лиц – партийных лидеров, поэтому целесообразно говорить о ее самозамкнутости. И зачастую эти решения осуществляются за счет народа, а не во благо народа. Поэтому наиболее приемлемый для нее эпитет – не партия, а корпорация.

На время отвлечемся от вышесказанных положений и обратим свой взгляд на явление глобализации. Существуют две формы понимания глобализации. Условно назовем их концепцией естественного глобализма и концепцией искусственного глобализма.

Согласно концепции естественного глобализма, глобализация – объективный, необратимый и необходимый для человечества процесс, благодаря которому происходят стремительные инновации в развитии любых сфер жизни человека: наука, техника, досуг, коммуникации (интерактивность) и т.д. Постиндустриальная эпоха с ее господством информационных факторов над вещественными считается, если можно так выразиться, венцом глобализации, а потому ее также имеет смысл называть глобалистской. Спутниковая связь, позволяющая в режиме on-line проводить видеоконференции с сотрудниками, чье физическое местоположение может быть рассеяно на различные уголки планеты, возможность быстрой передачи информации на расстоянии, появление индустрии мегаполисов - лишь некоторые из многих явлений, отличающих данную эпоху от ее предшественниц. Глобализация отвергает границы – пространственные, культурные, социальные – и позволяет капиталу, культурным ценностям, новым достижениям науки и техники свободно переходить через барьеры национальных государств; можно сказать, она знаменуют постграничную эпоху. Собственно, глобализация – это неизбежное следствие научно-технической революции, хотя НТР можно представить в том числе не только как причину глобализации, а как один из ее основных этапов. В данном случае глобализации дается сугубо позитивная оценка.

С точки зрения концепции искусственного глобализма, глобализация ведет к унификации культурного наследия того или иного этноса, к стиранию демаркационных линий между разными национальностями в контексте их самобытности, приведению культурной идентичности различных сообществ к единому знаменателю (то, что создавалось тысячелетиями, обменивается на гамбургер и хотдог) и, что самое главное, к тотальному господству мирового правительства, представляющего собой влиятельные транснациональные корпорации. Суверенитет отдельных государств утрачивается, так как происходит государственная передача полномочий международным корпорациям. То есть, здесь глобализации дается именно негативная оценка. Часто как синоним глобализации используется термин «американизация», наделенный негативистским оттенком по отношению к Америке. Это отношение вполне оправдано, поскольку Америка выступает кластером транснациональных корпораций, но вместе с тем Америка как государство и мировая закулисья – явления не идентичные. Второе основывает свою политику на первом, на каркасе под названием «США», но само не сводится к этому каркасу. Поэтому термин «американизация» одновременно как отражает реальное состояние [глобализации], так и в некотором роде его искажает.

Мы можем разделить эти два подхода (условно – оптимистический и пессимистический) также по основным сферам, которые затрагивает глобализация. Беря во внимание первый подход, можно сказать, что глобализация охватывает все сферы жизни (преимущественно неполитические) обществ, в то время как второй подход предполагает рассмотрение глобализации исключительно с политической точки зрения. Мы в настоящей статье под термином «глобализация» понимаем именно то [политическое] содержание, которое свойственно второму [пессимистическому, связанному с искусственностью глобализационных процессов] подходу.

Как правило, ученые редко прибегают к рассмотрению глобализационных тенденций в политике, несмотря на то, что многие источники подтверждают пессимистические идеи, связанные с тотализацией политики мировым правительством. Раньше распространение подобного рода идей не только вызывало улыбку, но служило причиной навешивания различных ярлыков в адрес позволившего себе такие вольности «неосторожного» ученого, научная компетенция которого ставилась под сомнение. Но в последнее время в научной среде стало уделяться более серьезное внимание этой форме глобализации. Во многих научных работах, помимо фактов, присутствуют предположения - и это нормально. Особенно в таких работах, которые касаются слишком провокационных тем. Хоть словосочетание "мировое правительство" вызывает иронию, многие факты, пусть в основном косвенным образом, указывают на наличие надправительственных инстанций, лоббирующих интересы богатых мира сего.

Гипербуржказия представляет собой клановое объединение, которое преследует цель захвата всех мировых ресурсов (включая людские ресурсы), установления собственной политической гегемонии и, соответственно, превращения всего мира в огромный ГУЛАГ, внутри которого трудилось бы новое гиперплемя неокочевников, не привязанных ни к какой национальности и этнотерритории. Планета перенаселена и ресурсов на всех не хватает, поэтому глобалисты [вооружившись идеями Т. Мальтуса о «легкомысленной привычке» населения «неразумно» раз­множаться] создали «теорию золотого миллиарда», согласно которой в будущем на планете должен остаться только миллиард избранных людей, а все остальные подлежат истреблению и резервации (миллиард – это сами представители власти плюс так называемый «обслуживающий их персонал» плюс чернорабочие). Для осуществления этой идеи используются разные средства, с помощью которых можно разделить некогда сильные сообщества на части, оказать негативное воздействие на экономику, культуру, генофонд, психическое и физическое здоровье человека. Сюда следует отнести массовый алкоголизм, наркоманию, сектантство, национализм, переход на страны на либеральные рельсы, ювенальную юстицию и т.д. Национальные культуры становятся все более однородными путем внедрения в них однородных СМИ, литературы, кинофильмов, образовательных стандартов, наднационального английского языка и т.д. Однообразным становится почти все – товары, продукты, услуги, вкусы, потребности (зачастую фиктивные, искусственно созданные), питание, образ жизни, религия и даже мировоззрение. А однообразие – это деградация. Руками [официальных] правительств, а также СМИ (пропаганда и дезинформация вместо новостей), глобалисты медленно, но верно вершат свою политику террора, сея раздор между странами или между определенными группами внутри отдельной страны, приводя экономику отдельных стран в упадок путем изъятия и перераспределения ресурсов и производимого богатства, внедряя безнравственную криминальную культуру (китч), поощряя разъедающую национальное государство коррупцию в эшелонах власти и осуществляя переход собственности различных стран в свои руки. Стрелять уже не надо, нет необходимости оккупировать территорию, кидать в бой батальоны солдат; сейчас война ведется другими, более хитрыми способами. Стоит говорить о завуалированных формах и методах агрессии, об информационном (радиотелевизионном) неоколониализме, создающем послушного индивида и послушное общество, не идентифицирующего себя с конкретной национальностью, родом и племенем (движимые только потребительским инстинктом неокочевники, биомасса). Такая война разрушает личность и общество, нивелирует его интеллектуальный и моральный облик, но оставляет целыми необходимые для захватчиков ресурсы – заводы, предприятия, леса, поля, воды, ископаемые. Так, история превращается в заговор…

Основной план гипербуржуазии – оставленный в живых один миллиард человек разделить по принципу 20% и 80%, где 20% - властители мира, а 80% - рабы. И никакого среднего класса, который мог бы оказывать влияние на верхушку.

Понимают ли это наши правители? Я думаю, они как никто другой осознают глобалистские и гиперимпериалистские тенденции, направленные в том числе на экспроприацию России со всеми ее ресурсами и природными богатствами. Однако – в чем и заключается парадокс – правительство не спешит им противостоять.

В прошлом СССР был великой мировой империей, способной противостоять США. Теперь же, когда наша армия почти разрушена, экономика терпит серьезный кризис, массовое сознание отравлено безнравственностью китча, а образование потеряло свой традиционный [действительно образовательный] потенциал, Россия не имеет особой силы – ни военной, ни экономической, ни культурно-интеллектуальной - что позволяет глобалистам более легким способом получить «лакомый кусок», который на протяжении всей своей истории ни перед кем не преклонил колени. «В России были созданы условия, несовместимые с воспроизводством жизни, - пишет С.А. Батчиков. – Эти условия парализовали общество и блокировали его способность к сопротивлению планам глобализации»2. По справедливому замечанию С.А. Батчикова, оставленное в нашей стране на голодном энергетическом пайке хозяйство при постоянном расширении экспорта энергоноситетей указывает на опасность сговора правительства с мировой финансовой элитой о совместной эксплуатации природных ресурсов России и об учреждении в этой сфере «транснациональной корпорации-государства». Вообще, в соответствии с глобальной политикой, рост экономики ведущих стран достигается при помощи перераспределения богатства между слабыми и сильными странами путем резкого ослабления национального государства (например, долговая ловушка), приватизации и скупки ресурсов. И несмотря на то, что ресурсы в нашей стране есть, живем мы по-прежнему бедно, а национальному богатству никакой рост и не светит.

Некоторые исследователи допускают возможность того, что правительство куплено, а предательство им народа и продажа национальных интересов - естественное и почти обязательное следствие масштабной коррупции в высших эшелонах власти3. Учитывая огромную волну коррупции, захлестнувшую российскую верхушку, кроме как о предательстве, сопряженном со стремлением набить итак уже распухающие от денег личные карманы, более ни о чем говорить не приходится. Коррумпированное государство не может быть сильным и не способно эффективно отвечать на стремления внешних врагов разобрать страну по частям и сократить коренное население.

Развал Советского Союза был тщательно спланирован. В 80-е годы советской разведкой были получены документы так называемого Гарвардского проекта – программы уничтожения СССР и России. Согласно этому плану, Россия должна стать колонией, население которой сократится в 10 раз. Проект предполагал три этапа: перестройка, реформа и завершение. Этот алгоритм почти достиг своей цели. Перестройкой (необходимый для глобалистов развал Советского Союза) у нас руководил Горбачев, реформой – Ельцин (который был выгоден Западу, так как являлся гарантом дальнейшего развала России и утраты ею конкурентоспособности), а завершением – современные деятели.

В ходе холодной войны Америка пыталась разрушить не Советский Союз, а Россию; поэтому с крушением Союза холодная война не закончилась (по крайней мере со стороны штатов), а просто приняла несколько иное русло, отличаясь спецификой средств и маневров, но сохраняя прежние цели. Вообще, в ходе холодной войны не капитализм боролся с коммунизмом, а шла борьба империй. Если мы в своем воображении вычеркнем социалистический период нашей страны и представим, что Россия всегда развивалась по капиталистическому пути, но при этом не особо жаловала Америку, то поймем, что даже в таком случае холодная война все равно имела бы значительное место в структуре взаимоотношений этих держав. Не важно, какая у них идеология – главное, соглашаются ли они торговать с нами на выгодных условиях, - такой принцип американцев по отношению к правительствам других стран. Демократизация здесь ни при чем. Странно, что до сих пор находятся либералы, верящие в американские бредни о святости демократии во всем мире. США боролись с Хусейном не из-за его диктаторского режима, а из-за нефти, которую хотели экспроприировать. Если то или иное правительство не проявляет покладистость мировому империализму, оно представляется в качестве нелегитимного.

Эта судьба постигла Ирак (С. Хусейн), Ливию (М. Каддафи) и Югославию (С. Милошевич). В Югославии хотели отделить Косова, то есть дезинтегрировать страну на отдельные сегменты. В отношении как Ирака, так и Ливии была поставлена задача сохранения территориальной целостности страны, но при полной смене режима и, соответственно, правительства. Ранее американцы активно противостояли утверждению социалистического режима на Кубе, который был установлен благодаря героическим усилиям повстанческой армии Э. Че Гевары и Ф. Кастро, а позже велась подрывная деятельность против режима Ф. Кастро. Куба лишена возможности экспортировать в США какую-либо свою продукцию и пользоваться американскими долларами в своих заграничных операциях. Американские фирмы подвергаются штрафам за вступление торговых связей с Кубой. Страна, покупающая кубинский товар, рискует разрывом с США торговых отношений. Вот такая существует экономическая блокада Кубы4.

Также США прославились сбросом бомб «во имя демократии» на японские города, попыткой навести «порядок» в социалистической Корее и интервенцией во Вьетнам. И это только самые известные деяния из всего списка захватнических (именно захватнических) войн и военных конфликтов, нициируемых США. Эти «демократизаторы» отличились также военными действиями против Колумбии, Марокко, Панамы, Гондураса, Мексики, Китая, Доминиканской республики, Уругвая, Филиппин, Лаоса, Камбоджи, Ливана, Ливии, Гренады, Сербии5. В общем, список подвигов велик. Сброшенные на эти страны бомбы и снаряды превысили взрывной потенциал Второй мировой войны. Нет преступления, на которое не рискнули бы пойти неоимпериалисты ради сосбственной выгоды. Миллионам людей США принесли только разруху, страдания и смерть.

Как говорится, благими намерениями…, но во внешней политике штатов никакие благие намерения не просматриваются. То, что называется американской помощью, выглядит так. МВФ и Всемирный банк перед предоставлением займов разным странам выдвигали требования «Вашингтонского консенсуса». К ним относятся: обеспечение свободы передвижения капиталов; приватизация даже в тех областях, где нет конкуренции, что дает возможность частным владельцам необоснованно завышать цены; повышение процентных ставок, препятствующих развитию промышленности, но облегчающих финансовые спекуляции; сокращение до минимума всех социальных программ (льгот для малоимущих, бесплатного или дешевого здравоохранения, образования, дешевого жилья, общественного транспорта и т.п.); сдача ТНК земель на льготных условиях; ограничение реальной денежной массы, приводящей к невыплатам зарплат, пособий и дефициту наличных денег; сокращение зарплаты и ограничение прав трудящихся (права на забастовку, прав профсоюзов и т.п.); осуществление налоговых реформ, которые увеличивают давление на бедных и облегчают налоговое бремя богатых; открытие возможности для импорта прежде всего американских товаров. Все это способствует деиндустриализации страны. Также глобалисты не гнушатся строить свои военные базы на территории стран-должников, требуя лояльности местной власти при проведении военных акций ради свержения нелояльных режимов. Пожалуй, либеральное требование невмешательства государства в экономику и приватизация (переход в частные руки) предприятий является одним из главных требований глобалистов, выдвигаемых национальным правительствам. Для получения финансовой «помощи» от МВФ достаточно дать зеленый свет приватизации.

В России государственные деятели вмешиваются в экономику, но это вмешательство, связанное с воровством и рейдерством, не является социальноориентированным. Львиная доля предприятий принадлежит не государству, которое могло бы реализовывать социальную политику и ориентировать экономику в направлении общественной пользы, а отдельным государственным деятелям, то есть частным лицам. Следовательно, можно с уверенностью сказать, что происходит либерализация экономики со всеми вытекающими последствиями. То, что глобалисты требуют в других странах, в России делается «само по себе».

Позже американцами был создан Хьюстонский проект, который детализировал программу своего Гарвардского предшественника. Так что процесс идет, и на этапе [официального] завершения холодной войны он не закончился. Поэтому разговоры о дружбе с Америкой остаются всего лишь ширмой.

Может быть, российское правительство – всего лишь инструмент, рычаг, запускающий систему, спланированную и отлаженную кем-то другим, находящимся в тени? Если обратить внимание на то, сколько предприятий и земель с периода перестройки и до настоящего времени было продано иностранцам (в первую очередь американцам), то имеет смысл задуматься о том, что действия нашего правительства вполне могут быть связаны с планами мировых империалистов. Многие явления нынешней действительности косвенно на это указывают.

Например, система образования целенаправленно выхолащивается и переводится на западные стандарты. Она становится не более прогрессивной, как вещают с высоких трибун всякие реформаторы, а наоборот, более регрессивной, не способной рождать интеллектуалов, специалистов широкого профиля. Русский интеллектуал всегда был Интеллектуалом с большой буквы, а потому являлся костью в горле у недружественных по отношению к России мировых элит. Сейчас он стал костью в горле российской политической элиты. Правительству требуются послушные массы, а не интеллектуалы. Не исключен вариант того, что в скором времени образование станет лоскутно-мозаичным и принципиально бессистемным, а наука перейдет в руки класса господ, и тем самым станет жреческой монополией. О достойном будущем России не может быть и речи, пока интеллектуальная сфера ее бытия ограничена и выхолощена западными стандартами, не обогащающими, а наоборот, еще более выбраковывающими некогда великую вузовскую систему. В этом смысле прав М. Фуко, связавший в единую сеть власть и знание. Возникает вопрос: на что рассчитан Болонский процесс – на улучшение качества образования, на его мобильность, на его осовременивание или же на создание пропасти между малочисленной элитой, достойной обучения, и многочисленными социальными низами, в образованности которых вершители сего процесса не особо заинтересованы?

О многом говорит засилье китча, который характеризуется духовной импотенцией, безнравственностью, примитивизмом, гедонизмом, [часто] культом насилия, потребительством, принципом «казаться, а не быть» и вообще возбуждением низших потребностей. Конечно, можно считать китч неотъемлемой частью массовой культуры, развитой в условиях постиндустриального общества, и в качестве причин его распространения выделять сугубо внутренние явления социума, в котором китч имеет место быть. Однако – и на это указывают некоторые исследователи6 – есть основания полагать, что культура потребительства в целях идеологической диверсии насаждается целенаправленно Америкой для растления нашей молодежи. Вспомним перестроечное и постперестроечное время, когда американские блокбастеры наводнили почти все телевизионное пространство нашей страны, а идеалами молодежи выступали герои Швапценеггера и Ван Дамма. Нельзя сказать, что все они пропагандировали культ насилия, но можно однозначно заявить, что он красной нитью пронизывал большую часть кинематографического рынка. Сейчас и в России [возможно, ради нравственного выхолащивания] снимаются такие фильмы, как «Бригада», где в лице обаятельного бандита романтизируется преступность и образ жизни «братков». В соответствующей кинематографии главными героями выступают бесчестные люди; их аморализм позволяет им достигать верхов на социальной лестнице, в то время как честные рабочие показаны в виде бедных и неудачливых персонажей, достойных только осмеяния. Конечно, нельзя сказать так про все фильмы, снимаемые в последние десятилетия, но, как правило, произведения, где поднимаются темы патриотизма, чести, духовности, в меньшей степени рекламируются и получают меньшую популярность, существуя скорее только для поддержания принципа разнообразия. Проблема бескультуризации коренится не только в кино и музыке, но и находит свое воплощение в ток-шоу, литературе и т.д. Так, широко распространенное телевизионное явление «Дом», «Дом 2», по-моему, призвано не только добавлять в жизнь зрителя на время просмотра изюминку отдыха и развлечения, но и разрушать семейные ценности.

Американо-потребительское воздействие на нашу культуру – и без того терпевшую эстетический и аксиологический крах – вряд ли носило чисто коммерческий характер, ограничивающийся нахождением нового рынка сбыта в лице России без «железного занавеса». Многие их кинематографические «произведения», которые скорее стоит относить к культурным эрзацам, не только нашли своих искушенных зрителей, но и закрутили маховик, создали отличный фундамент для появления исконно русского «искусства» подобного типа, который разрушает культуру народа уже не извне, а изнутри.

Ярким примером космополитизации служит начавший обороты процесс переписывания нашей истории на новый лад, ее выхолащивания, очернения и фальсификации7. Скоро выяснится, что Вторую Мировую выиграли американцы, а Советский Союз вообще не приложил к достижению победы никаких усилий; американские школьники и студенты давно уже убеждены в таковой «истине». Советская культура (и более шире – русская), история, идеология (хоть они и не были идеальны в смысле любви и уважения к народу), очерняются с особым рвением. Уместно вспомнить господина Резуна, выпускающего книги под псевдонимом «Суворов», который проповедует идею, что в 1941 г. агрессором являлась не Германия, а СССР. Издание его книг спонсируется «нужными людьми» сверху. Суворов – всего лишь один пример из всего множества «историков», оправдывающих политику Гитлера и оскорбляющих память тех, кто отдал свои жизни во время ВОВ.

Те, кто стоит за этими процессами, пытаются с помощью идеологического оружия под названием «русофобия» вызвать у русского люда комплекс вины и чувство исторической неполноценности за совершенные перед своим и другими народами преступления, за насаждение «красной чумы», за ГУЛАГ и прочее; эти деятели стремятся представить русскую историю в виде сплошной полосы насилия, где не было ни единого просвета человечности.

следующая страница >>