microbik.ru
1
По мотивам книги Юрия Щекочихина

«Алло, мы вас слышим!»
(Звучит песня группы «Алиса» «Мы вместе!», под которую на сцене появляются странно одетые и странно двигающиеся персонажи. На последних словах песни они выстраиваются в одну линию и последнее «Мы вместе!» выкрикивают вместе с фонограммой)
(Девушка подходит к стилизованной телефонной будке, находящейся в углу сцены, снимает трубку, говорит в нее)

Девушка - честно говоря, я не знаю, зачем вы включили этот телефон, ведь вы – совсем другое поколение, вы никогда нас не поймете. Ну, конечно, можно попробовать…

(Девушку сменяет молодой человек)

Парень - слушайте, а вот мне не нравится, что нас учителя в школе унижают: называют нас придурками, идиотами, а в ответ им ничего не скажи. Главное, чуть что – сразу родителей в школу. Я не понимаю, если я что-то натворила, зачем родителей звать? Я сама за все отвечу.
(«Джека и Панса»)

(звучит фонограмма)

Фонограмма - «Алло, милиция? Это говорит кассир со станции «Есино» приезжайте скорее!У нас тут в канаве возле станции труп нашли. Я говорю, человека убили!

Журналист - какого?

Фонограмма - Да пришлого, работать нигде не работал, ночевал у знакомых, выпивал не хуже наших, деревенских. Пропал из деревни дней десять назад. Решили поискать, и вот на тебе.

(Милиционер выводит Джеку и Пансу)

Милиционер : Давай, шагай. И ты тоже.

Продолжим. На чем мы остановились? Значит, говоришь, закончил девять классов, в десятый не приняли, отправили в ПТУ. Живешь с мамой, с дедушкой и бабушкой. Дерешься давно?

Джека: Да с детского сада, да, Панса?

Милиционер: А почему твоего приятеля Сашу зовут таким странным именем - Панса?

Джека: А был такой помощник у Дон Кихота

Милиционер: Если он Панса, то ты, выходит, Дон Кихот? Интересно. А ты хоть знаешь, кто сочинил Дон Кихота?

Джека: Да не знаю, не читал.

Милиционер: Сядь нормально! А ты вообще хоть что-нибудь читал? Каких-нибудь писателей, композиторов знаешь?

Джека: Ну, писатели: Пушкин там, Толстой. А из композиторов этот, Шопен.

Милиционер: Пьете давно?

Джека: Да с класса шестого, да, Панс?

Милиционер: Что пьете?

Панса: Да что попало, но лучше некислое.

Милиционер: Помногу?

Джека: Ну, бутылки или полторы хватает.

Милиционер: Зачем пьете-то?

Джека: Как зачем? Когда пьешь- настроение поднимается, жизнь кажется красивой!

Милиционер: Красивой, говоришь? Сейчас мы всем почитаем, какая у вас красивая жизнь была последние полтора года. (достает папку с бумагами) Твое сочинение?

Джека: Мое.

Милиционер: И назвал-то как, прямо роман: Чистосердечное признание. Ладно, все читать не буду, избранное только:

Был такой случай, в начале осени, сентябре или октябре, точно не помню. Шел мужчина выпимши, встретили мы его, спросили закурить, на что он ответил грубостью мы его ударили по голове, после чего попинали ногами и ушли.

14 августа я и еще двое повстречали мужчину по дороге к дачам. Остановили его, побили палкой по голове, после чего он упал. Попинали ногами, вытащили из кармана кошелек, в котором оказалось 8 рублей.

В сентябре месяце я и Саша ехали в электричке. А ты говоришь, ничего не помнишь! Увидели молодого мужчину, спросили закурить, на что он ответил грубостью. У нас было два железнодорожных плафона, которые мы разбили об его голову. Он оказал нам физическое сопротивление, и мы смылись в разные вагоны.

Ну, и наконец, тот день, по поводу которого пишется этот отчет.

(Выходит Лена, Джека и Панса подходят к ней)

Джека: Ах, вот ты где, голубушка! Здесь она, Панса!

Панса: Здравствуй, крошка. Что-то мне кажется, что ты мне не рада?

Лена: Что ты, Панса, я рада.

Панса: Рада? Тогда не скрывай своей радости. Расскажи, где была

Лена: Я в клубе была

Панса: И что ты там делала?

Лена: Кино смотрела.

Панса: С кем?

Лена: С Анькой

Джека: Врет она, Панса, заходил я вчера вечером в клуб, не было ее там!

Панса: Слышишь, что дядя Джека говорит?

Лена: Не слушай его, Панса! Он меня просто не видел

Джека: А вот я-то тебя как раз и видел! Ты по платформе гуляла с каким-то типом московским, да еще и в обнимку!
Лена: Что ты Панса! Я в клубе с Анькой была!

Панса: А вырядилась ты так для кого? Тоже для Аньки?

Лена: Отпусти! Ну вас, дураки! (уходит)
Джека: Дураки, дураки. На себя посмотри! Ладно, Панс, не расстраивайся, давай лучше музыку послушаем!

(включает магнитофон, звучит песня «Любэ» «Атас»)

(Выходит мужик)

Панса, смотри, мужик! Эй, ты чего на нашей платформе делаешь?

Мужик: Отвали, пацан

Джека: Панса, смотри, мужик-то невоспитанный

Мужик: сигаретки не найдется?

Джека: забыли тебе купить. А может, у тебя что осталось?

Панса: Он мне надоел!

(бьет Мужика ногой, он падает, звук прибывающей электрички, мелькание огней, Джека и Панса избивают Мужика)

Голос из толпы - Перестаньте!

Милиционер: На, читай

Джека: 21 октября я и Саша были выпимши. Саша поссорился с Леной, и она ушла. Мы остались на станции, где избили мужчину, оттащили его в посадку, там бросили в яму. В яме еще ударили его по разу. 24 октября я, Саша и Лена решили посмотреть на мужчину, взяли лопаты и закопали его. Сев покурить, поговорили о том, чтобы никто не трепал языком об убийстве и разошлись по домам.

Милиционер: «Со слов Саши я знаю, что 26 октября он и Сергей еще раз ходили на место преступления. Разрыв землю, они увидели изуродованное лицо, и сразу зарыли. Если что еще вспомню, то напишу».

(входит Лена с термосом и бутербродами, кормит ребят)

Подожди, Джека, я хочу понять, не было ли вам жалко этого человека?

Джека: Когда? Когда били, или потом?

Милиционер: Ну, допустим, когда били.

Джека: Не, да, Панса?

Панса: Нет. Мы злые были.

Милиционер: А лицо этого человека ты помнишь?

Джека: Да не помню. Что я на него, смотрел, что ли?

Милиционер: А зачем же вы его били потом, в канаве, когда он уже не оказывал сопротивления?

Панса: Он что-то мычал.

Милиционер: Не понимаю, непостижимо. Неужели не мучила совесть потом. Ведь вы вот так, запросто, лишили жизни другого человека.

Панса: Да, мучила

Милиционер: Тогда почему же вы с Женей уже после убийства обокрали дачу?

Джека: Да знали, что все равно посадят, погулять вволю захотелось

Панса: Растрепали, да? Ну, ничего, я злопамятный. Не забуду, кто на меня указал. Я все запомню.

Лена: Панса, это не я! Это не я! Крестный пришел и сказал: «Там убитого раскопали, иди посмотри» Это не я вас выдала!

Милиционер: А ты все знала и не собиралась выдавать ребят?

Лена: Да все и так все знали. Мы в тот день к Аньке во Фрязино ездили. Ну, они выпили как обычно.

Милиционер: А много пьют ребята?

Лена: Ну, немного, но каждый день.

Милиционер: А потом что было? Через два дня.

Лена: Они пришли и сказали, что дядьку убили. Ну мы и пошли закапывать. Только я боялась близко подходить. Это не я их выдала, честное слово!

Милиционер: А что, ребята были уверенны, что ты узнав такое не побежишь в милицию?

Лена: Ну, да, конечно. Они же знают, какой у меня характер.

Милиционер: А какой у тебя характер?

Лена: Ну, твердый.

Милиционер: А что в школе?

Голос из толпы: нам учителя сказали, мы собрание провели.

Милиционер: Ну, и что же?

Голос из толпы: проголосовали за то, чтобы обвинить.

Милиционер: и кто был за?

Голос из толпы: я была за.

Лена: бывшая подруга

Милиционер: а остальные?

Голос из толпы: воздержались. Она же не убивала.

Милиционер: ответь мне, пожалуйста, на последний вопрос. Было ли тебе, ну, хоть капельку, жалко того человека, которого вот так просто, без всякого повода убили твои приятели?

Лена: Ну, в принципе, человек не работал, систематически пил…

Милиционер: Ладно, одни разговорчики… Вот посидите лет восемь, будут вам тогда разговорчики.

Джека: Как восемь?

Милиционер: А ты думал?

Джека: Ну, я думал года на три, не больше. Товарищ милиционер, за что меня? Я колом не бил! Колом Панса бил! Я бил только ногами!

Панса: (протягивает Лене магнитофон, одновременно нажимая кнопку, звучит «Атас») На, сохранишь.

Лена: Панса!..
(Телефонная будка)

1-ый молодой человек - Слушайте, у нас вчера в школе опрос проводили: Кому из политиков вы доверяете. Ельцину не Ельцину. Достали. Оставьте нас в покое в покое со своей политикой. Какая нам разница, кто? Лишь бы не трогали.

2-ой молодой человек - Вот вы, наверное, как и все взрослые, что в 14 лет не может быть настоящей любви. Вот меня, например, родители дома запирают, уроки заставляют делать, видется не дают. А я ничего не могу делать, не видя ее. Я жить без нее не могу.
(«Ромео и Джульетта»)

(Звучит музыка, свет как на дискотеке, танцуют две группы молодых людей. Внезапно девушка из одной группировки и молодой человек из другой сталкиваются и останавливаются. Музыка, свет и люди замирают)

Ромео: Ты кто?

Джульетта: Как кто? Человек.

Ромео: Как тебя зовут?

Джульетта: (называет свое имя), а тебя?

Ромео: Меня (называет свое имя). Ты здесь одна?

Джульетта: Нет, с друзьями.

Ромео: Я тоже не один. Я тебя провожу сегодня вечером?

Джульетта: Посмотрим.

(снова включается музыка, дискотечный свет, танец продолжается, затем все опять замирает – Джульетта сидит на руках у двух парней из своей группировки (как бы на балконе), Ромео – перед ней)

Джульетта: Как ты попал сюда? Скажи, зачем, ведь стены высоки и неприступны! Смерть ждет тебя, когда хоть кто-нибудь тебя здесь встретит из моих родных.

Ромео: Я перенесся на крылах любви. Ей не преграда каменные стены. Любовь на все дерзает, что возможно и не помеха мне твои родные.

Джульетта: Но встретив здесь они тебя убьют

Ромео: В твоих глазах страшнее мне опасность, чем в двадцати мечах. Взгляни лишь нежно и перед их враждой я устою.

Джульетта: О, только бы тебя не увидали!

Ромео: Меня укроет ночь своим плащом. Но коль не любишь, пусть меня увидят. Мне легче жизнь от их вражды окончить, чем смерть отсрочить без твоей любви.

Джульетта: Кто указал тебе сюда дорогу?

Ромео: Любовь. Она к расспросам понудила. Совет дала, а я ей дал глаза. Не кормчий я, но будь ты так далека, как самый дальний берег океана, я б за такой отправился добычей!

(продолжается танец, стилизованная драка между Ромео и Тибальдом, группировки идут «стенка на стенку», Ромео и Джульетта прорываются друг к другу и уходят вместе)
Телефонная будка

1-ая девушка - Алло, ну, скажите, вот вы журналист. Почему мои предки не пускают меня на дискотеку? Ведь на дискотеках люди танцуют, жизни радуются, а не то, что они думают. Ничего со мной не случится!

2-ая девушка - Алло. Я случайно к вам дозвонилась. Занято было бы – плюнула бы. Скажите, а как вы относитесь к наркоманам? Жалеете, наверное. А сами, небось, и не пробовали…
(«Наркоманка»)

(выбегает Катя, затем выходит Арс)

Катя: ну, принес ?

Арс: ну, принес…

Катя: ну, давай скорее…

Арс: Ишь ты какая быстрая… не поздоровалась, не спросила как поживает твой самый лучший друг- сразу «Давай»! нехорошо…

Катя: Арс, потом поговорим, давай скорее!

Арс: Сначала рассчитаемся, а потом и товар получишь.

Катя: Арс, ты понимаешь.. так получилось… что у меня нет сегодня денег…

Арс: нет ? А зачем же ты меня звала ? Тогда я пошел.

Катя: Арс, подожди…Это сейчас нет, а потом будут, будут, я же тебя никогда не обманывала…

Арс: ну, вот когда будут- тогда и поговорим, а сейчас чего время зря терять ? Пока.

Катя: Арс, не уходи…ну, ты же знаешь, у меня дома узнали обо всем, мать все деньги спрятала, сидит целый день, караулит…Арс, мне нужна одна доза… всего одна! Ну, нет у меня сегодня денег!

Арс: Ну, а мне-то до этого какое дело ? твои проблемы -ты и решай! Продай что-нибудь!

Катя : Ну что я продам ? У меня же ничего нет! Вот… у меня есть кольцо… оно старинное. Мне от бабки досталось… хочешь – возьми. Возьми!

Арс: ну, на что мне твои побрякушки ? Ты же знаешь – я продаю товар только за деньги. А если их нет -…

Катя : Арс, стой ! Я продам это кольцо. Прямо сейчас. Будут деньги!

Арс : Прямо сейчас ? … даже интересно посмотреть… ну, давай!

Катя : Только ты не уходи! Не уйдешь,?

Арс : так и быть, подожду..

Катя : (бросается к толпе ребят) Ребята, купите кольцо ! всего за 50 долларов, оно старинное, мне очень деньги нужны ! купите кольцо!

(выбегает в зал) Господа! Купите кольцо! Хорошее кольцо, старинное мне по наследству досталось... ? Оно из серебра, тут и проба где то есть, всего за 50 долларов, а так оно дороже стоит...купите кто-нибудь , а ? наследство бабкино... я бы никогда не продала, но мне деньги нужны. Очень нужны. Купите кольцо! Ну, купите!!!!!

Нет?…..

Арс, ну пожалуйста, всего одну…

Арс: ну, я даже и не знаю- что с тобой делать…пожалеть что ли ? Пожалуй, дам!

А может- и не дам…. Смотря как вести себя будешь!

Катя : Арс , я хорошо себя буду вести!

Арс : Хорошо ?

Катя : Очень хорошо, все , что хочешь для тебя сделаю!

Арс : Все, что хочу, говоришь? Ага…ладно… ты же , помниться, у нас очень гордая, да ? Ну тогда для начала – встань на колени !

Катя : Арс, ты что ?

Арс: нет ? Так я могу и уйти!

Катя : Арс, стой !!!! Я встану, встану…

Арс : я жду…

(Катя медленно опускается на колени)

Катя : ну, теперь давай. Я же сделала как ты хотел.

Арс : Я –хотел ? Я ничего не хотел. Тебе, наверно, послышалось…

Катя : Арс, ну, пожалуйста… всего одну… я погибну, если ты не дашь…Арс… я прошу тебя, Арс… Арс, я умоляю тебя, Арс!!!!!!!!

(вбегает Мама Кати)

Мама : Катя!

Катя : Мама!!!!!!!!!

Мама: Я искала тебя, беспокоилась, мы же решили, что ты будешь дома ? Успокойся, Катюша, я здесь, все хорошо Я заходила к тебе в школу, все ребята тебе приветы передают, я им сказала, что ты скоро поправишься и придешь, да?

Катя : мама, дай мне денег.

Мама : Денег ? каких денег ?

Катя : Я знаю, ты получила ,у тебя есть. Мне нужно всего 50 долларов, только сейчас, прямо сейчас.

Мама : зачем ?

Катя: Мне надо, мне очень надо.

Мама : Зачем ? Опять ? Не дам.

Катя : Дай !У тебя есть!

Мама : Я все истратила на лекарства для тебя и у меня нет денег.

Катя : Тогда достань !

Мама : Катя. Ну мы же договорились, ну вспомни, катюша, как тебе было плохо!

Ну, я понимаю, тебе сейчас тяжело, и врачи предупреждали, что так будет..это надо перетерпеть, это пройдет, я дам тебе лекарство!

Катя : мне не помогают декарства!

Мама : не помогают ? мы купим другие… ты сможешь, я верю в тебя!

Катя : Мне не нужна твоя вера, мне нужны деньги! Мамочка. Ну. Пожалуйста, помоги мне!

Мама : Я помогу, только пойдем домой!

Катя : Хорошо, я пойду…только дай мне денег! Мамочка, любимая, ну. Пожалуйста!

Мама : остановись, Катюша, вспомни об отце! У него же только появилась надежда, ты же убьешь его!

Катя : А ты убьешь меня! Тебе все –равно, что мне плохо, тебе жалко для меня 50 долларов?

Мама: Перестань!

Катя : Арс, ну скажи ей, объясни ей…

Арс : Вообще-то , это ломка… лекарства ей сейчас не помогут.. Один укольчик – и все будет в порядке.

Катя : мама, упроси его! Арс, помоги мне… я не могу больше!

(падает) Мне плохо… мне холодно… у меня все болит… мама, помоги мне, дай мне денег, мама! Мне плохо, плохо…я умираю, мама! (затихает)

Мама : Катя ! (Арсу) Это все из-за тебя! Это из-за таких как ты!

Арс: Ничего не докажете, я тут ни при чем. Будет время- забегай, ты же знаешь- мы тебе всегда рады…

(уходит)

Мама : Однажды вечером она пришла домой в крайнем возбуждении. На кухне схватила нож и закричала –дай мне скорее денег! Вид у нее был совершенно безумный…Я спросила ее- что она собирается делать с этими деньгами? Тогда она отбросила нож и показала мне свои руки- на, смотри. Вся кожа ее была усыпана следами от уколов… И я поняла, что моя малышка, моя девочка, стала наркоманкой… Я пыталась ее переубедить, ей давали успокоительное, но это не оказывало ни малейшего действия. Сколько еще было таких дней… Я как безумная бегала искала ее по ночам, звонила по разным телефонам. Я понимала свою ответственность, свою вину… Вы представить не можете себе состояние матери, которая ничего не может сделать для своего ребенка, продолжающего убивать себя. Что же нам делать? Что же нам делать? Что же делать?

(свет гаснет)
(«Аск»)

(зажигается обычный, несценический свет, актеры начинают вести себя так, как будто спектакль уже закончился)

(Входит Аскет)

Аскет: (обращаясь к зрителям) Товарищи, извините, пожалуйста, я не хочу вас прерывать… Но ведь они же там умирают! Вы читали сегодняшние газеты? Вы знаете, что происходит в Руанде? Там страшная засуха, голод и ежедневно умирают дети. Мы должны им помочь! Кто сколько может… У вас и у меня все относительно хорошо, но там же голодные дети. Я вас прошу, помогите! Мы все стали черствее и равнодушнее, нас не волнует чужое горе. Но это же совершенно неправильно! Вы просто представьте, что вы сейчас дадите деньги и на них будет куплен кусок хлеба, который спасет голодного ребенка. Много денег не надо. Дело не в деньгах, а в вас…

(Входит Галя, свет переключается на театральный)

Галя: Ой, … , привет! Это ты тут про какую-то Руанду, Уганду говорил?

Аскет: Ну, я…

Галя: Ты это сам придумал, или тебе в школе поручили? Как ты эти деньги отправлять будешь?

Аскет: Ты чего, в самом деле такая глупая? Никуда я их отправлять не собираюсь.

Галя: Так ты что их для себя собирал?

Аскет: Конечно! Это же аск!

Галя: Чего?

Аскет: Какой язык в школе учишь?
Галя: Английский.

Аскет: Ну, вот, знаешь глагол «ту аск» – спрашивать, просить.

Галя: Это что, как нищие по вагонам, что ли?

Аскет: Ты чего, глупая, что ли? Нищие по вагонам – это уже устарело, действует только на бабулек, а для того, чем я занимаюсь, надо быть профессионалом, ничего не стесняться.

Галя: А как ты это делаешь?

Аскет: Ну, по-разному. Если у массовки просишь, то лучше в какой-нибудь фонд просить, а если к одному подкатываться, то скажешь, что деньги на лекарства потерял. И самое главное – бить на жалость. Срабатывает!

Галя: Да это же тебя надо бить! Ты же всех обманываешь!

Аскет: Ой, принципиальная какая! Сама будто всегда правду говорит!

(Голос Папы Гали из-за сцены : Галя! Галка!)

Все, ты ничего не видела, ничего не слышала!

(убегает)
(«Дети и родители»)

(Входит папа Гали, Галя надевает наушники, папа подходит к ней, хлопает ее по плечу, она возмущенно снимает наушники)

Папа: Галя! Галка-палка!

Галя: Папа, я тебя сто раз просила не называть меня этим детским именем. Я уже не маленькая!

Папа: Ну, конечно, не маленькая. Годы твои идут, старость не за горами. «Мои года, мое богатство…» (кружит дочь в вальсе, она вырывается)

Галя: Пап, хватит дурачиться!

Папа: Ну, что ты так обижаешься?! (Галя надевает наушники)Что ты слушаешь?

Галя: Металл.

Папа: Ну, дай мне послушать твой металл.

Галя: Тебе не понравится. (снимает наушники, передает папе)

Папа: Ну… (слушает некоторое время, потом снимает) Не, лучше Битлз все равно ничего не придумали. Помнишь, «Мишел», «Герл», а это – это не музыка.

Галя: Папа, это музыка, и она мне нравится.

(дальше на протяжении всего разговора папа и Галя строят между собой стенку из коробок)

Папа: Ну, конечно, я ничего не понимаю в вашей музыке, как и в стиле вашей одежды, вернее, в отсутствии этого стиля. Ну, прости, в моде бывает все, там, разные мини, миди, макси… Но ходить настолько ободранными, как те молодые люди, с которыми я вчера тебя встретил.

Галя: Папа, одежда не главное. Главное, они хорошие, умные люди.

Папа: Ну, не будем спорить, может быть хорошие и умные. Но зачем навешивать на себя столько ремешочков, цепочек, браслетиков… Как папуасы, честное слово! Между прочим, Галочка, время, время, время. Некоторым пора на музыку!

Галя: Пап, ты понимаешь, мы хотели идти в общество охраны памятников… Там один старый дом хотят снести, а мы хотим этому помешать.

Папа: Нет, придется твоим приятелям мешать без тебя. Потому что у тебя через 15 минут сольфеджио.

Галя: Я не хочу заниматься музыкой.

Папа: Я тебя не спрашиваю, хочешь ты или нет. Марш за нотами!

Галя: Я не пойду.

Папа: Галка, что происходит. С тобой в последнее время совершенно невозможно разговаривать!
Галя: С тобой тоже! Только и слышишь: Галя, занимайся музыкой! Галя, садись за уроки! Репетиторов каких-то наняли. Зачем?

Папа: Чтобы поступать в институт!

Галя: В какой?

Папа: В медицинский.

Галя: А почему в медицинский? Потому, что вы с мамой врачи, а если я не хочу в медицинский?

Папа: Потому что врач – прекрасная профессия. А потом, ты же знаешь, мы с мамой давно работаем в этой области, могли бы помочь тебе с распределением.

Галя: Ну, конечно, ты работник министерства. В твоих силах пристроить дочку на теплое местечко!

Папа: Да не пристроить – помочь. Это же естественно! Мне же никто не помогал, я всего добился своими руками.

Галя: Ну, и что, добился? Кончил ординатуру, защитился, а теперь сидишь в министерстве и бумажки перебираешь!

Папа: Я честно делаю свое дело.

Галя: Ты не любишь свое дело! Мать о тебе говорила: Хирург от Бога, золотые руки!

Папа: Мне надо было кормить семью! Да ты хоть знаешь, сколько хирург получает!

Галя: Опять эти деньги! Мало денег, много денег… Всюду эти проклятые деньги!

Папа: Ах, проклятые деньги! Когда ты садишься завтракать, ты не думаешь над тем, что продукты, которые ты ешь, куплены на «эти проклятые деньги», и дубленка, которую ты носишь, тоже, и сапоги, и эта дурацкая вертелка, которая приросла к твоим ушам, – все это не с неба свалилось! И тебе ведь ни в чем нет отказа!

Галя: Пап, ну, что ты сердишься?

Папа: Да потому, что это неблагодарно с твоей стороны!

Галя: (вынимает из стенки одну коробку, держит ее в руках пока говорит) Папа, ты меня неправильно понял. Я очень ценю, все, что вы с мамой для меня делаете. Вы очень много для меня делаете, но не надо же меня все время этим попрекать! (ставит коробку обратно)

Папа: Как попрекать?

Галя: Напоминать мне об этом: Галя, я купил тебе то, Галя, я сделал для тебя это. Мне не нужно все это!
Папа: А что тебе нужно?
Галя: Мне нужно, чтобы вы с мамой оставили меня в покое: не контролировали каждый мой шаг, не выбирали мне друзей, не нанимали репетиторов и не решали за меня, кем мне быть – врачом или водопроводчиком - я сама во всем разберусь!

Папа: Галочка, ну, ты же знаешь, мы прожили жизнь и хотим уберечь тебя от возможных ошибок!

Галя: Пап, мне не нужен ваш опыт! Пусть я буду ошибаться, но это будут мои собственные ошибки. Я хочу свободы!

Папа: Вот тебе и на! Какой свободы? Тебя запирают?

Галя: Свободы мыслить и жить так, как мне нравится. Чтобы вы с мамой не навязывали мне своего мнения!

Папа: Но мы же хотим как лучше! Мы же родители, это естественно!
Галя: Ты не понимаешь…

Папа: Чего я не понимаю?

Галя: Ничего не понимаешь! Ты всю жизнь хотел, чтобы в твоей семье все было не хуже, чем у других. Чтобы твоя дочь училась в английской спецшколе, еще занималась музыкой, французским, обязательно поступила в институт. Ты всю жизнь прожил по правилам!

Папа: (рушит стенку) Да что ты знаешь про мою жизнь!!! Когда я приехал учиться в Москву, у меня было пять рублей денег, кусок сала и единственные штаны! Шесть лет я учился в институте, жил в общаге, ночами разгружал вагоны – мне же никто не помогал. А потом, после окончания института, мы с Севкой сутками просиживали в операционной – разрабатывали свою методику. Это сейчас ее признают правильной, а тогда нам так дали по рукам, что до сих пор болят. Ты не представляешь себе, что значит, остаться без дела, которому посвятил жизнь. Тебе легко судить: ты гордая, свободолюбивая, а я – продукт эпохи застоя. Но ведь это же я вырастил тебя такой самостоятельной, красивой, умной, - я. И знаешь, у меня была прекрасная молодость. Мы замечательно отдыхали, без всяких этих ваших вертушек, дискотек. Мы выносили магнитофон, собирались во дворе и танцевали!

(звучит фонограмма песни «Черный кот», папа танцует твист, к нему присоединяются еще взрослые. Внезапно «Черный кот» сменяется на очень громкий «металл», на сцену выскакивают несколько «металлистов», танцуют, взрослые уходят)

(гаснет свет)
(«На качелях»)

(Через сцену проходят двое парней, выбегает женщина, хватает одного из них за руку)

Женщина: Вам кто разрешил детей обижать?

1-й парень: Да отпустите меня, вы меня с кем-то путаете!
Женщина: Ни с кем я тебя не путаю!

2-й парень: Да мы здесь вообще случайно оказались!

Женщина: Знаю я ваше «случайно»! Я все из окна видела! Ты думаешь, она без отца растет, так ее обижать можно?

(выходит мужик, наблюдает за их спором)

1-й парень: Да отпусти ты меня, что пристала?

Женщина: Ты посмотри, а?!

Мужик: Ты как, сопляк, с женщиной разговариваешь?

1-й парень: А что она, обалдела? Я ее дочь не трогал, я ее вообще первый раз в жизни вижу!

Женщина: Ты представляешь, вот хулиганье распустили! Ребенка уже выпустить во двор погулять страшно!

Мужик: Да чего с ними цацкаться! В милицию их надо!

1-й парень: Меня в милицию? Да это вас надо в милицию, вы же пьяный!

Мужик: Что? (бьет 1-го парня) Щенок! (мужик и женщина уходят)

2-й парень: Вставай. Больно?

1-й парень: Слушай, за что он меня? Я же вообще ничего не делал!

2-й парень: Надо в милицию идти! Если он старше, это еще не дает ему права бить нас!

1-й парень: Да ты что, нашей милиции не знаешь? Мы туда будем всю жизнь ходить – и ничего не докажем!

(выходит Саша)

Саша: привет! Чего вы такие стремные?

1-й и 2-й парень, вместе: Да мы идем, представляешь, тут тетка полоумная какая-то: Ты мою дочку с качелей скинул… И мужик пьяный, по носу дал…

2-й парень: А самое главное, теперь же ничего не докажешь…

Саша: Почему ничего не докажешь? Надо найти этого мужчину и все!

2-й парень: Да как мы его найдем, мы же знаем только двор, в котором он живет!

Саша: Люди во дворе видели, как он тебя бил? Свидетели есть? Он должен извиниться за свое поведение!

1-й парень: Ты что, обалдел? Он же старше!

Саша: Ну, и что? Это же не дает ему права руками махать! Ладно, пошли!

(подходят к Женщине)

Женщина: А ну-ка идите отсюда, пока милицию не вызвала!

Саша: Вот и вызывайте, нам и надо разобраться!
Женщина: Ах, разобраться! Вот, идите в десятую квартиру, там и разбирайтесь!

(обращаясь к зрителям) А может, я и вправду ошиблась? Тот – другой… Да какая разница? Все они одинаковые! Все хамят, грубят, никакого уважения к старшим!

(Парни приходят в квартиру к мужику)

Мужик: (обращаясь к зрителям) Ну, а я чего? Нормально, пивка попил, к ребятам в гараж пошел. Тут Галку встречаю из семнадцатой квартиры…. Ну, ничего, как-нибудь встретим…

Саша: Здравствуйте, можно?

Мужик: Ну, проходи, коли пришел.

Саша: Давайте разберемся!

Мужик: Ах, разберемся? А это ты видел?! (достает ружье, стреляет, Саша падает)

1-й парень: (выходит, обращается к зрителям) Сашу убили…

Мужик: (к зрителям) Я же не хотел никого убивать! Кто же мог подумать, что такое случиться? Я же в целях самообороны! Ну, думал, ну, пальну в потолок… Да, они же когда пришли, тот белобрысый, он на меня набросился, он меня душить начал… Это же случайно получилось… Это же как сосулька на голову! Меня, что, теперь посадят? Я же когда из тюрьмы выйду, я же совсем старый буду!!!

КОНЕЦ


Центр «ПОДВАЛ»