microbik.ru
1 2
На правах рукописи
МАТВЕЕВ АРТЕМИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ
Предупреждение транснациональных преступлений, связанных с религиозным и политическим экстремизмом: опыт международного сотрудничества (на примере государств-участников СНГ)
Специальность 12.00.08 — уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Москва

2009

Работа выполнена на кафедре криминологии и уголовно-исполнительного права Института международного права и экономики имени А.С.Грибоедова


Научный руководитель - доктор юридических наук, профессор

Плешаков Владимир Алексеевич
Официальные оппоненты - доктор юридических наук, доцент

Кочубей Марианна Анатольевна;

кандидат юридических наук, доцент

Фильченко Андрей Петрович

Ведущая организация ВНИИ МВД России

Защита состоится 28 декабря 2009 года в 16-00 часов на заседании диссертационного совета Д 521.005.02 в ИМПЭ им. А.С. Грибоедова (105066, ул. Новая Басманная, д.35, стр. 1, ауд. 503).
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института международного права и экономики имени А.С. Грибоедова

Автореферат разослан «_____»___________2009г.
Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент Н.К.Потоцкий

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Религиозный и политический экстремизм в современном мире стал представлять реальную угрозу безопасности и даже целостности государств. Многие экстремистские проявления имеют религиозную и политическую окраску.

Согласно экспертным данным, в течение 1990-х гг. более 4-х тысяч молодых людей – граждан России получило исламское образование за рубежом. Часть их была обработана в радикальном ключе. В одном из своих выступлений Директор ФСБ России указал, что за последние десять лет более 1500 российских граждан прошли подготовку за рубежом, исповедуя религиозный экстремизм, переходящий в политическую плоскость. С действиями представителей радикального ислама связаны эскалация вооруженного конфликта в Чечне, открытые вооруженные выступления и террористические акты во многих других северокавказских республиках в составе Российской Федерации. С аналогичными проблемами столкнулись практически все государства-участники СНГ, наиболее остро проблема стоит в государствах Центральной Азии.

Религиозно-политический экстремизм наносит серьезный ущерб религии, общечеловеческим ценностям, так как пропагандирует религиозную нетерпимость и насилие. Однако, в последние несколько лет преступления, связанные с религиозным и политическим экстремизмом, приобрели транснациональный характер, стали реальной угрозой национальной и региональной безопасности.

Соответственно, перед субъектами межгосударственного и международного сотрудничества в сфере правоохранительной деятельности поставлены задачи, которые связаны как с созданием региональной (в широком смысле) правовой базы противодействия преступлениям данного вида, так и с выработкой и апробированием методик их предупреждения. Россия информационно, социально и экономически тесно связана с государствами СНГ; при совпадении геополитических интересов во многом совпадают и правовые поля, общая культура и алгоритмы противодействия транснациональным преступлениям. Понимание этого момента обусловило усиление правовой кооперации в борьбе с транснациональными преступлениями экстремистского профиля – от проведения совместных операций до заключения правовых соглашений. Однако, очевидно, что международное сотрудничество в данной сфере требует научной поддержки, обоснования взаимоприемлемых правовых и организационных решений.

В уголовное законодательство России еще в 2002 году были введены новые нормы - ст. 282-1 «Организация экстремистского сообщества» и ст. 282-2 «Организация деятельности экстремистской организации» УК РФ, а ст. 280 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» подверглась существенным изменениям. Однако, и до настоящего времени практика их применения встречает существенные затруднения, связанные с толкованием базовых терминов, с помощью которых законодатель описывает объективную сторону составов.

Экстремизм в самом общем виде характеризуется как приверженность крайним взглядам и действиям, радикально отрицающим существующие в обществе нормы и правила, однако среди наиболее опасных для социума и государства его разновидностей следует выделять религиозный и политический. В последние десятилетия все более широкий размах приобретают такие экстремистские явления, которые имеют связь с религиозными постулатами, но происходят в политической сфере жизни общества, прямо связаны с попытками создания квазигосударственных структур или прямой замены государственно-политического устройства и не могут быть охвачены понятием «религиозный экстремизм». Данная проблема подлежит научному изучению, результатом которого могут быть практические рекомендации по применению уголовного закона, организации международного сотрудничества на субрегиональном уровне с преступностью, в основе которой лежит религиозный и политический экстремизм.

Как показывает правоприменительная практика, федеральные законы «О противодействии экстремистской деятельности», «О противодействии терроризму» нуждаются в совершенствовании. Необходимы более четкие формулировки их положений, обеспечивающие механизм реализации данных нормативных актов. Подлежат дополнительной научной разработке базисные причины возникновения и развития религиозно-политического экстремизма в современном мире (процесс модернизации традиционного мусульманского общества, геополитическую конкуренцию ведущих государств мира, развернутую в том числе и в центральноазиатском регионе, а также возрождение проектов государств на основе этно-религиозной идентификации населения и т.д.). Кроме того, представляется крайне важным рассмотреть криминологические проблемы религиозного и политического экстремизма в контексте процессов экономической и политической регионализации мира, сменяющих тренды глобализации, что позволит вывести криминологические превентивные решения на качественно иной уровень.

Актуальность проведения научного исследования обусловлена, с одной стороны, усилением угрозы транснационального религиозного и политического экстремизма в его криминальных формах, проявившейся в резкой активизации в последние годы деятельности различных его субъектов, качественного расширения инструментария их деятельности, а с другой, объективной настоятельной необходимостью нахождения эффективных путей нейтрализации исследуемой угрозы в контексте обеспечения безопасности Российской Федерации и других государств-участников СНГ.

Степень научной разработанности исследования. В отечественной литературе экстремизм уже стал предметом систематического научного исследования. Проблемам религиозного и политического экстремизма посвящены труды Баранова П.П., Витюка В.В., Воронцова С.А., Дементьева И.В., Кабанова П.А., Кожушко Е.П., Ляхова Е.Г., Мальцева В.Н., Манацкова И.В., Мартыненко Б.К., Помазан СВ., Салимова К.А., Тиводара А.И., Хлобустова О.М., Эфирова С.А. Исследованием уголовно-правовых и криминологических вопросов рассматриваемой проблемы занимались такие ученые как Антонян Ю.М., Байрак Г.Ф., Босхолов С.С., Гришко Е.А., Дьяков СВ., Киреев М.П., Комиссаров B.C., Лунеев В.В., Мальцев В.В. и др. Особо следует отметить работы Джафарова Р.И., Залихановой Л.И., Кунца Е.В. Отдельные аспекты противодействия преступлениям экстремистской направленности исследовались Р.А. Адельханяном, Д.И. Аминовым, А.И. Алексеевым, Х.Д. Аликперовым, М.М. Бабаевым, Т.А. Боголюбовой, В.А. Бурковской, Л.Д. Гаухманом, В.И. Гладких, А.И. Гуровым, А.И. Долговой, Э.Н. Жевлаковым, С.М. Иншаковым, И.И. Карпецом, М.П. Киреевым, М.А. Красновым, В.Н. Кудрявцевым, Н.Ф. Кузнецовой, С.В. Максимовым, Г.М. Миньковским, Р.Э. Оганяном, В.А. Плешаковым, П.Г. Пономаревым, Э.Ф. Побегайло, В.И. Поповым, В.А. Тишковым, В.Н. Фадеевым и др.

Однако, мутации данного явления столь интенсивны, что требуют постоянного научного мониторинга и выработки адекватных современным реалиям рекомендаций, прежде всего, - криминологического и уголовно-правового содержания. Религиозно-политический экстремизм переживает на данный момент качественно новый по своему содержанию этап развития. Новые тенденции обусловлены как влиянием внешних факторов, так и выходом из латентного состояния внутренних.

Цели и задачи диссертационного исследования. Теоретическая цель – определение сущности криминальных проявлений транснационального религиозного и политического экстремизма в государствах-участниках СНГ, получение новых научно обоснованных представлений об основаниях уголовной ответственности за совершение данных преступлений и системе мер по их предупреждению. Прикладная цель - разработка коллективных эффективных решений по предупреждению преступлений данного вида, в том числе совершенствованию нормативной правовой базы предупреждения посредством уголовно-правовых, криминологических и организационно-управленческих мер.

Основными задачами исследования являются:

  • на основе анализа категориального аппарата экстремизма раскрыть сущность, природу, причины появления данного феномена;

  • дать определение религиозно-политического экстремизма, исследовать криминологически значимые особенности и основные тенденции транснационального религиозного и политического экстремизма на пространстве СНГ;

  • провести анализ факторов распространения транснационального религиозно-политического экстремизма;

  • разработать возможные криминологические сценарии развития ситуации в контексте распространения угрозы транснационального религиозно-политического экстремизма, имеющего уголовно-правовые характеристики;

  • на основе диссертационного исследования предложить практические рекомендации по противодействию распространения данной угрозы в государствах СНГ в различных плоскостях и на различных уровнях.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в сфере проявлений религиозного и политического экстремизма и борьбы с ним в правовом и политическом поле государств-участников СНГ. Предмет исследования – транснациональный религиозно-политический экстремизм в его криминальных формах в контексте угрозы региональной и национальной безопасности государствам-участникам СНГ, направления и приемы международного сотрудничества в его предупреждении.

Методологическая база исследования. Диссертация базируется на системном подходе и современных научных методах познания явлений общественной жизни, социальных процессов. Методологическим инструментарием для решения названных задач послужили методы системно-структурного анализа, формальной логики, сравнительно-правовой метод, методы статистического и социологического исследования, анкетирование, контент-анализ, экспертные оценки.

Правовой основой исследования явились Конвенции ООН, резолюции Совета безопасности ООН, документы Совета Европы, ОБСЕ, договоры и соглашения государств-участников СНГ и их компетентных субъектов, содержащие социально-политическую и правовую оценку криминальных форм религиозного и политического экстремизма. Исследование строилось на основе анализа фундаментальных работ отечественных авторов в области криминологии, уголовного права, социологии и политологии.

Эмпирическую базу диссертационного исследования составили статистические данные, характеризующие состояние и уровень преступлений, связанных с религиозным и политическим экстремизмом; обобщения материалов правоприменительной практики государств-участников СНГ; обзоры практики правовых и организационных мер противодействия религиозному и политическому экстремизму, подготовленные Министерством внутренних дел, Генеральной прокуратурой Российской Федерации, государственно-властными органами государств-участников СНГ; информационные материалы Государственной Думы Российской Федерации, иные документы. Самостоятельным источником диссертационного исследования является следственная и судебная практика по делам о преступлениях, связанных с религиозным и политическим экстремизмом. Изучены материалы 52 уголовных дел о преступлениях данного вида, в том числе квалифицированных по ст.282, 282-1, 282-2 УК РФ. Источником криминологически значимой информации стали также 11 приговоров, вынесенных региональными судами Республики Кыргызстан по ст.ст. 299, 299-1, 299-2 УК Республики Кыргызстан; 14 приговоров, вынесенных судами Республики Казахстан по ст.ст. 233 УК Республики Казахстан; 4 приговора, вынесенных судами Азербайджанской Республики по ст. 214 УК Азербайджанской Республики; 4 приговора, вынесенных судами Республики Таджикистан по ст. 307 УК Республики Таджикистан; 2 приговора, вынесенных судами Республики Узбекистан по ст. 244-2 УК Республики Таджикистан.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что оно вносит определенный вклад в теорию криминологии и уголовного права по научной разработке механизма противодействия транснациональным преступлениям, связанным с религиозным и политическим экстремизмом, представляющим повышенную опасность для национальной и региональной безопасности. Практическая значимость исследования заключается в том, что сформулированные выводы и предложения могут быть востребованы в практике деятельности правоохранительных органов и подразделений государственно-властных структур государств-участников СНГ, функции которых непосредственно связаны с противодействием религиозному и политическому экстремизму, борьбой с преступлениями соответствующего вида, реализацией мер по их предупреждению, а также в судебной практике. Кроме того, основные положения работы могут быть использованы в учебном процессе при подготовке юристов по специальности «Юриспруденция» и «Правоохранительная деятельность» в юридических ВУЗах государств-участников СНГ.

Основные положения диссертации также могут быть использованы в правотворческой деятельности государственных органов; в подготовке методических материалов, касающихся проблем квалификации преступлений, связанных с религиозным и политическим экстремизмом; в правоприменительной деятельности судов и прокуратур; в подготовке федеральных и межгосударственных программ противодействия религиозному и политическому экстремизму; при проведении иных научных исследований по этой проблеме; в учебном процессе по дисциплинам «Криминология», «Уголовное право» и иных дисциплин социально-правового характера.


Основные положения, выносимые на защиту:

1. К числу криминологически значимых признаков, позволяющих обособить религиозно-политический экстремизм, автор относит следующие: экстремистская деятельность направлена на замену легитимных форм государственного устройства и органов государственной власти либо на создание «теневых» структур квазигосударственной власти; политическая экстремистская деятельность осуществляется под прикрытием религиозных идей, выступающих лишь в качестве инструмента смены основных легитимных конструктов государства, закрепленных в конституционном порядке; политический экстремизм, осуществляемый под прикрытием религиозных идей, сопряжен не только с идеологическим воздействием на сознание населения, но и с насильственными приемами подрывной деятельности в отношении государства. Это позволяет оценивать религиозно-политический экстремизм, с одной стороны, как альтернативную традиционному способу форму войны, с другой, - прямую угрозу суверенитету, конституционному строю и территориальной целостности государства.

2. Диссертант выделяет самостоятельный признак политического экстремизма, характерный для деятельности экстремистских организаций в центральноазиатском регионе, - наличие специальной цели изменения действующих границ государств, создание новых государств на основе этническо-религиозной консолидации населения. Фактически религиозно-политический экстремизм для центральноазиатского региона выступает в качестве инструмента сепаратизма.

3. Универсальные детерминанты роста религиозного и политического экстремизма в государствах СНГ, в том числе характерные и для России, представлены следующим образом: развитие глобального финансово-экономического кризиса, имеющего тенденцию к перерастанию в кризис социальный и даже политический, обостряющего нерешенность важнейших внутриполитических и экономических проблем в государствах; экономическая и политическая регионализация (как результат деглобализации), сопровождаемая в ряде государств Центральной Азии возвращением к родовой клановой системе управления; изменение параметров социальной идентификации населения с явным уклоном к этническим и религиозным основаниям; расслоение населения по имущественному цензу, обострение проблемы молодежной бедности, купирующей инструментальное решение противодействия экстремизму; агрессивный прозелитизм религиозных организаций, признанных по законодательству России и других государств СНГ экстремистскими и запрещенными; возрождение политико-религиозно-этнических проектов изменения действующих границ государств («Великий Халифат», «Великий Хорасан», «Восточный Туркестан» и др.).

4. Деятельность религиозно и политически мотивированных экстремистских групп и сообществ носит устойчивый, организованный, транснациональный характер, распространяясь по территориям нескольких государств, а содержание конкретных действий подпадает под действие норм уголовного закона Российской Федерации и других государств-участников СНГ, что позволяет диагностировать религиозно-политический экстремизм как частный случай организованной транснациональной преступности. Современный экстремизм встроен в уголовную и политическую преступность.

5. Выявлены криминологически значимые факторы привлекательности государств Центральной Азии, входящих в состав СНГ, для представителей разного рода зарубежных и международных террористических и экстремистских организаций. Они привлекательны, во-первых, для укрывательства от уголовной ответственности на территории государств, где они совершили преступления и откуда в свое время скрылись; во-вторых, для ведения подрывной деятельности в отношении сопредельных государств (Узбекистан, Китай, Россия); в-третьих, для вовлечения в преступную деятельность своих потенциальных сторонников из числа местного населения.

6. Анализ правоприменительной практики показывает, что значительная часть преступлений изучаемого вида характеризуется не только высокой степенью общественной опасности, но и сложностью правовой квалификации. Проблемы квалификации экстремистских преступлений прямо связаны с содержанием и полнотой списков экстремистской литературы, наличие которых и обеспечивает применение соответствующих норм УК Российской Федерации и УК других государств СНГ. Неоперативность пополнения списков может стать причиной необоснованного возбуждения уголовных дел, связанных с распространением экстремистских материалов. Уголовно-правовые решения в таких ситуациях должны основываться на результатах специальной экспертизы, участие в которой принимают филологи, а также лица, имеющие глубокие познания в вопросах религоведения и религиозных текстов.

7. В правовом поле государств-участников СНГ сложилась система нормативной регламентации борьбы с экстремизмом, прежде всего – религиозным и политическим. Документы СНГ в этой области можно классифицировать следующим образом: межгосударственные документы; модельные законы Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ; документы Совета Министров внутренних дел государств – участников СНГ. Анализ нормативно-правовой базы позволяет сформулировать следующие выводы: во-первых, государства-участники СНГ при конструировании норм национального и субрегионального права, направленных на активное противодействие религиозному и политическому экстремизму опираются на нормы международного права, полностью следуя курсу ООН в деле обеспечения региональной и международной безопасности; во-вторых, отчетливо проявилась полная консолидация государств по вопросам обеспечения взаимодействия в деле борьбы с религиозным и политическим экстремизмом как явлениями, представляющими реальную угрозу национальной и международной безопасности; в-третьих, государства СНГ рассматривают религиозный и политический экстремизм как явления, самым непосредственным образом связанные с терроризмом, и представляющими собой разновидность транснациональной организованной преступности (именно вследствие такого подхода устойчиво сформировалась и используется формулировка «терроризм и иные насильственные проявления экстремизма).

8. Поскольку экстремизм в современном мире чрезвычайно политизирован, едва ли следует рассчитывать на достижение консенсуса государств в общемировом масштабе (например, на уровне ключевого документа ООН) относительно правовых рамок соответствующего понятийного аппарата. Более эффективным является сотрудничество государств на субрегиональном уровне (в том числе в формате Содружества Независимых Государств), поскольку характер угроз здесь максимально совпадает, действуют одни и те же политические акторы (экстремистские организации стали транснациональными, их деятельность распространяется на несколько сопредельных государств одновременно), а государства, как правило, придерживаются сходных взглядов на вопросы организации борьбы с данными явлениями.

9. Сохраняется проблема разных подходов в национальных законах государств СНГ к нормативно-правовому регулированию как самого экстремизма, так и соответствующей деятельности государств по обеспечению национальной и региональной безопасности. Одно из центральных мест в работе по унификации и гармонизации законодательства государств-членов СНГ должны занять разработка и закрепление в национальных актах общего определения экстремизма и производных от него понятий.

10. Сложившаяся в научной литературе неопределенность критериев идентификации и оценки экстремистских проявлений в конфликтах различного рода сохраняет проблему создания концептуальной модели экстремизма как объекта нормативно-правового регулирования. Вносится предложение имплементировать в источники национального законодательства определение экстремизма, сформулированное в Модельном законе государств-участников СНГ «О противодействии экстремизму» от 14 мая 2009г.: «экстремизм – посягательство на основы конституционного строя и безопасность государства, а также нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, осуществляемые вследствие отрицания правовых и (или) иных общепринятых норм и правил социального поведения».

11. В государствах СНГ на субрегиональном уровне сложилась и развивается система криминологического предупреждения политического экстремизма, осуществляемого под прикрытием религиозных идей. В качестве основных субъектов предупреждения выступают спецслужбы и правоохранительные органы государств, органы местного самоуправления, эффективность целевой деятельности которых заметно увеличивается за счет привлечения потенциала организаций, представляющих традиционные конфессии, средств массовой информации.

12. Выделены наиболее эффективные формы специальной превенции политического экстремизма, осуществляемого под прикрытием религиозных идей:

- сочетание мер уголовно-правовой репрессии с мерами административного характера (практика вынесения официальных предостережений юридическим лицам, запрет на продолжение их деятельности в связи с продвижением идеологии экстремизма). Такая правовая политика представляется наиболее эффективной, поскольку позволяет, с одной стороны, дифференцировать жесткость правовых репрессий, с другой – решать вопрос об ответственности юридических лиц за ведение экстремистской деятельности (нормы уголовного закона не предполагают ответственности юридических лиц в отличие от норм административного и гражданского права). Установлена корреляция в виде обратной пропорциональной зависимости между интенсивностью мер административно-правового характера и уровнем политической экстремистской активности, осуществляемой под прикрытием религиозных идей;

- формирование единых списков запрещенных организаций, осуществляющих экстремистскую деятельность, в том числе политической направленности под прикрытием религиозных идей;

- обеспечение межгосударственного розыска лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении экстремистских преступлений;

- экстрадиция лиц, совершивших преступления, прямо связанных с религиозным и политическим экстремизмом.

Апробация результатов исследования и внедрение его результатов. Основные положения диссертации нашли отражение в выступлениях автора на конференциях Института международного права и экономики имени А.С. Грибоедова «Современное состояние и развитие криминологической науки» (март 2008г.), «Криминологический мониторинг: современное состояние и пути повышения эффективности» (апрель 2009г.).

Материалы диссертационной работы использовались в учебном процессе кафедры криминологии и уголовно-исполнительного права Института международного права и экономики имени А.С. Грибоедова.

Диссертант является автором пяти публикаций общим объемом 3,4 п.л. Одна статья напечатана в периодическом научном издании, рекомендуемом ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации для публикации основных результатов диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук.

Структура и объем диссертации обусловлены целями и задачами, а также содержанием настоящего исследования. Работа включает введение, три главы, семь параграфов, заключение, библиографию. Объем и оформление диссертационного исследования отвечает требованиям, предъявляемым ВАК России.
СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются выбор темы и ее актуальность, определяются цель и задачи исследования, его теоретическая и эмпирическая база, излагается научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации исследования.



следующая страница >>