microbik.ru
  1 ... 30 31 32 33 34

29
25 мая 1998 года, Париж;.
Последний выпуск вечерних новостей агентства "Франс Пресс" был наполнен не только драматизмом событий, разворачивающихся в мире, но и позитивом, прозвучавшим в выступлении президента Франции. Вот вереница последних новостей:

"Основные средства массовой информации в мире разбились на два лагеря. Одни поддерживают США и НАТО, другие оправдывают контрмеры, предпринятые Россией. Особенно странной выглядит позиция крупнейших газет Америки и ряда независимых телекомпаний, которые заняли позицию невмешательства Америки в дела Европы, и особенно России..."

"Российское Информационное Агентство сообщило о заходе 23 мая с дружеским визитом в Иранские и Иракские порты своей флотилии из 18 боевых кораблей, которые еще недавно проводили учения в Индийском океане. Это сообщение, а также просочившиеся слухи о возможной продаже этой эскадры, оснащенной современной ракетной техникой, Ирану и Ираку, вызвали беспрецедентную панику на основных биржах мира. Цена нефти на Нью-Йоркской бирже в конце текущего дня составила 23 доллара 21 цент за баррель. Началось обвальное падение акций крупнейших фирм, связанных с поставками нефти из Саудовской Аравии, Кувейта и Омана. К концу биржевого дня наметилась четкая тенденция к падению акций фирм, связанных с военно-промышленным комплексом, особенно в области авиастроения, электроники и ракетной техники".

"В Атлантическом и Тихом океанах, в Средиземном, Черном и Балтийском морях наблюдается противостояние эскадр ВМФ России и ВМС США и НАТО, начиненных ядерным оружием. Такое положение, а также состояние боевой готовности глобальных ракетных систем и авиации России, с одной стороны, и США и НАТО, с другой стороны, поставили мир на грань ядерной катастрофы. Общественность мира требует от США, руководства НАТО и России сесть за стол переговоров. Сегодня президент Франции выступил с предложением провести 29 мая в Париже переговоры с участием министров иностранных дел России, США, Франции, Германии и генерального секретаря НАТО..."
30
27мая 1998 года, Нью-Йорк.
В течение трех дней, с 25 по 27 мая, филиалы "Трейд Билдинг Корпорейшн" сбросили, используя подставные фирмы, акции крупнейших корпораций ВПК США и крупнейших нефтяных фирм, работавших с нефтью Ближнего Востока, на сумму 6,48 миллиарда долларов, потеряв от их до кризисной стоимости 492,3 миллиона долларов. Акции многих компаний упали в цене до 16-18% от их стоимости на 15-20 мая.

В события вмешалось Управление федеральной резервной системы, так как к концу дня 27 мая в Америке обанкротилось свыше 40 тысяч средних и мелких компаний и банков. В продажу из федерального резерва было выброшено 1200 тонн золота на сумму 17,2 миллиарда долларов, в основном для стабилизации курса акций основных фирм ВПК, нефтяных и автомобильных компаний, от которых во многом зависела стабильность экономики и курса доллара.

Аналитики ФБР сбились с ног, выискивая причины давления на рынок ценных бумаг. Уж слишком скоординированной была атака на активы корпораций, составляющих основу национальной безопасности Соединенных Штатов. Поиск сил, стоявших за десятками тысяч различных компаний-владельцев акций, фирм ВПК и нефтяных корпораций, которые начали их одновременный массовый сброс с 25 мая, пока результатов не дал, так как число активных продавцов и покупателей ценных бумаг в эти дни перевалило за сто тысяч.

Аналитики "Трейд Билдинг Корпорейшн" также плотно сидели за разгадкой ребуса, кто же им так активно помогает в снижении курса акций именно тех компаний, по которым развернулась битва на фондовом рынке Америки. Пока они только сумели определить группы компаний общей численностью около 32 тысяч из Калифорнии, Техаса, Арканзаса, Джорджии, Миссури, Иллинойса, Висконсина, Индианы, Огайо, Массачусетса, Нью-Йорка и Теннеси. Свыше 35% этих фирм и компаний основные активы имели в банках, контролируемых еврейской диаспорой Америки. Получив такую информацию, Столберг понял, что Израиль тоже активно играет на понижение курса акций через свою диаспору в США.

В 20 часов 42 минуты в небольшую фирму "Крамер и Ко" в Мюнхене ушел закодированный факс об информации, до которой докопались аналитики корпорации Столберга, а уже оттуда она поступила в Москву. Главу "Трейд Билдинг Корпорейшн" волновал завтрашний день в Париже, где должна была состояться встреча министров иностранных дел США и России. Информация о результатах встречи могла либо приостановить, либо ускорить падение курса акций и доллара.

В 0 часов 36 минут 28 мая звонок дежурного корпорации разбудил уже заснувшего Столберга, который сообщил шефу о поступившем из Мюнхена от фирмы "Кремер и Ко" факсе. Через 30 минут Столберг уже входил в здание фирмы. Факс, переданный из Мюнхена, содержал короткую информацию: "Подтверждаем согласие заключить договор не ранее 8 июня". Ему стало понятно, что 29 мая никаких серьезных решений по урегулированию кризиса принято не будет. Падение курса акций продолжится. Возможная дата урегулирования — 8 июня. Столберг заглянул в календарь — 8 июня приходилось на понедельник. Очевидно, на этот день будут запланированы новые переговоры...
31
29 мая 1998 года, Париж.
Завершившиеся сегодня переговоры министров иностранных дел России, Франции, Германии, Государственного секретаря США и генерального секретаря НАТО не разрешили конфликт, хотя и несколько снизили его остроту. Ультимативное требование Государственного секретаря США Роберта Уоренна о немедленном выводе российских войск из Прибалтики вызвало жесткую отповедь со стороны российского министра иностранных дел Кирилла Иванова.

Иванов напомнил Уоренну, чтобы тот не забывался. Сейчас не 1994 год, когда Россия была на пике своего развала, а 1998, когда Россия способна адекватно ответить на любую авантюру. США и НАТО не только полностью себя дискредитировали политикой двойного стандарта, обманом и несоблюдением достигнутых ранее договоренностей, но и доказали всему миру агрессивность блока НАТО.

— Россия, — заявил Иванов, — может вывести свои войска и ракетную технику из Прибалтики только в том случае, если блок НАТО будет распущен, а войска США выведены из Европы. То есть сделают то, что Советский Союз сделал уже давно: ликвидировал военный союз Варшавского Договора и вывел свои войска из Восточной Европы. Если условие России США не выполнят до 1 января 1999 года, то Прибалтика навсегда останется в составе России.

Министр иностранных дел Франции, в чьем ведомстве и проходили переговоры, после слов Иванова испугался, так как увидел побелевшее лицо госсекретаря США, которого чуть не хватил удар от такой неслыханной "наглости". Америка еще никогда не слышала ничего подобного в истории переговоров с другими странами. " Наверное, наступил конец света, — думал Роберт Уоренн, — если нам пытаются диктовать условия".

Только вмешательство министров Франции и Германии позволило продолжить переговоры. Их предложение по нулевому варианту, когда НАТО исключило бы Чехию из своего блока и отказалось от расширения его на Восток, а Россия вывела бы свои войска и ракеты из Прибалтики, было без рассмотрения отвергнуто как Россией, так и США. Единственно, с чем они согласились под давлением Франции и Германии, — это отвести свои флотилии в океанах и на морях на 100 миль друг от друга.

И, тем не менее, неугомонный и строптивый нрав госсекретаря США, подогреваемый крупнейшим провалом Америки в противостоянии с Россией, то и дело подталкивал его на опрометчивые попытки ультимативного давления и шантажа. В конечном итоге Иванов в резкой форме заявил Уоренну, что угрозы США только подтолкнут Россию к военному союзу с Ираном, Ираком и Сирией со всеми вытекающими для США и Запада последствиями, после чего покинул совещание...

Несмотря на все попытки дипломатов скрыть завуалированную угрозу России вооружить Ирак, Иран и Сирию, произошла утечка информации, которая еще в большей степени подстегнула финансовый кризис Америки, грозя превратить его в мировой. Рост цен на нефть опять ускорился. Многие фирмы в мире, опасаясь вооруженного конфликта между Россией и США, сворачивали инвестиционную деятельность. Повсеместно начался рост цен на продовольствие.

Следующая встреча министров по урегулированию кризиса была назначена на 9 июня, чтобы иметь больше времени в рабочем порядке сгладить острые углы и противоречия, рассеять взаимное недоверие и. умерить сверхдержавные амбиции. Уже в более спокойной обстановке — без участия Иванова — министры иностранных дел Франции и Германии убеждали госсекретаря США сменить тон диалога с Россией, иначе конфронтации не избежать, а они ведь собрались здесь для урегулирования создавшегося кризиса.

— Да, все мы недооценивали Россию. За время отношений с Горбачевым и Ельциным мы привыкли к послушной и уступчивой России. Сейчас время не то — Россией правят железные люди, — убеждали министры Роберта Уоренна. — Главная задача — не допустить перерастания локального финансового кризиса в общемировой.

Роберт Уоррен был зол на себя за то, что не сдержался в ходе переговоров с Ивановым и дал волю эмоциям, захлестнувшим его. "Слишком много провалов в политике США случилось за последние год-полтора, — думал он. — Казалось бы, даже развитие кризиса 21 мая, где все казалось бы было предусмотрено, не обошлось без серьезных провалов. Блокада русских эскадр в Атлантическом и Тихом океанах сорвалась, из-за невозможности обнаружения русских подводных лодок типа "Двойная черная дыра". В итоге эскадры, взявшие в полукольцо блокады русские флотилии, сами оказались блокированными российскими атомными подводными стратегическими ракетоносцами. И где? В 15 минутах полета их ракет от территории нашей страны, — с тревогой размышлял Уоренн.

Не удалась и операция в Балтийском море. Все подступы к Прибалтике были уже на расстоянии 65 миль от берега блокированы более чем двумястами кораблей России, а над Балтикой постоянно барражировали суперсовременные СУ-35 и МИГ-31М. Во избежание вооруженного конфликта эскадра НАТО из 86 кораблей крупного класса, вошедшая в Балтийское море, была остановлена. Эскадра, посланная к Аравийскому полуострову для охраны нефтяных промыслов Саудовской Аравии, Кувейта, Омана и Объединенных Арабских Эмиратов, не смогла опередить русскую эскадру, проводившую учения в Индийском океане. В итоге четыре дежурных корабля США в Персидском заливе, естественно, не смогли задержать ее, и она вошла в Персидский залив, прикрывшись фиговым листком дружеского визита в Иран и Ирак.

Новые русские корабельные ракеты "Галактика", о которых ни ЦРУ, ни Пентагон ничего не знали, настолько превзошли знаменитые ракеты "Арктика", что фактически сводят своей огневой мощью на нет тройное превосходство флота США над российским по количественным характеристикам. Но самым удручающим для США был молниеносный, за одну ночь, захват Прибалтики практически без сопротивления. Изолировав Эстонию, Латвию и Литву от иностранных дипломатов и корреспондентов, а также арестовав и вывезя местных партийных лидеров, депутатов, газетчиков в Россию, они искусно лишили эти республики своих вожаков, ориентированных на Америку и Запад".

— Вот сукины дети! — непроизвольно вырвалось у госсекретаря при воспоминании о разведке и дипломатах, работающих в России и в Прибалтике. Все проспали... Нет, президенту придется здорово почистить авгиевы конюшни ЦРУ и Пентагона, да и в Государственном департаменте уже давно не все в порядке. Безусловно, от развития кризиса мы страдаем больше, так как финансовые удары для нас более значительны, чем для России, — размышлял он о внутренних потрясениях в Америке. — Неудача в переговорах вызовет еще большее потрясение на фондовой бирже. Видимо, неизбежно встанет вопрос выбора между сохранением лица США и мировым экономическим кризисом..."
32
4 июня 1998 года, Прибалтика.
Спустя полмесяца после ввода войск России на территорию Эстонии, Латвии и Литвы, во внешнем облике этих республик мало что изменилось, за исключением вооруженных патрулей местной полиции, патрулирующих центральные улицы городов и места большого скопления людей. Под охраной находились мосты, электростанции, плотины... В первый же день ввода войск, то есть уже 21 мая, прибыли эшелоны с необходимой техникой и материалами. За трое суток непрерывной работы были расчищены и приведены в рабочее состояние бывшие военные аэродромы, военные городки и военно-морские базы. За полмесяца была полностью восстановлена их инфраструктура, и Министерство обороны утвердило план превращения всех военных объектов в Прибалтике в места постоянной дислокации.

Арест и изоляция националистических лидеров во всех сферах жизни Эстонии, Латвии и Литвы, особенно в прессе и на телевидении, которые все время подогревали внутренние конфликты, разжигали ненависть к русскоязычному населению и России, резко ослабили напряженность. Хотя в течение 22, 23 и 24 мая в Таллинне, Тарту, Риге, Лиепае, Даугавпилсе, Елгаве, Вильнюсе, Шауляе, Клайпеде и прошли мощные митинги русскоязычного населения, превышающего в целом 1,8 миллиона человек в этих республиках.

Только теперь русскоязычное население Прибалтики осознало, какую представляют мощь, когда они вместе. В эти первые дни эстонцы, латыши и литовцы затаились в своих квартирах, ожидая каких-то репрессий, однако генералы — военные коменданты республик и премьер-министры выступили с совместными заявлениями о недопустимости проявления чувства мести или вражды по отношению к тем, кто подвергся националистическому угару и способствовал принятию недемократических законов.

В целом же главное влияние на сознание масс оказала экономика. Глубокий кризис вследствие введенного еще в апреле эмбарго России на торговлю со странами Балтии вверг их в глубочайшую депрессию. Закрытая жестко граница перекрыла все каналы контрабанды, дававшей частным лицам доход в 280-450 миллионов долларов в год по каждой республике. А ведь эти деньги вливались в их общий оборот, развивая возможность приобретения за границей необходимого сырья и оборудования. Сельскохозяйственную продукцию, 85% которой экспортировалось в Россию, Белоруссию и на Украину, после введения эмбарго стало некуда девать. Европа забита своей продукцией, так что дополнительные конкуренты ей не нужны. Аграрный сектор начал сворачиваться, сея глухое, но мощное недовольство крестьян против своих говорливых депутатов и недалеких политиков.

Промышленность была в развале. Например, только в Латвии дышали на ладан РАФ, стекольный и дизельный заводы в Риге; Автоэлектроприбор, Даугавпилский завод приводных цепей, ВЭФ, "Елгавсельмаш" и многие другие. Такое же положение сложилось в Эстонии и Литве. Прекратился грузопоток через латвийские и эстонские порты нефти, металла и других грузов России, перекрыв мощный источник валютного дохода. А отсутствие собственных энергоресурсов заколачивало последние гвозди в гроб прибалтийской экономики.

Со снятием эмбарго начались значительные закупки продовольствия для содержания армейских частей численностью около 70 тысяч человек и почти 110 тысяч рабочих, привезенных для работы по восстановлению военных объектов, реконструкции портов и военно-морских баз. Именно оживление аграрного сектора и постановление правительства России об оказании с 1 июня 1998 года экономической помощи Эстонии Латвии и Литве в объеме 1,1 миллиарда долларов для инвестирования в промышленность, что создавало сотни тысяч новых рабочих мест, вернуло людям веру в то, что жизнь станет лучше. Столько демагогов кричали народу о свободе, но они получили только одну свободу — умирать от лишений, когда до тебя никому нет дела. А вот те самые демагоги получили свободу, о какой всегда мечтали. Свободу грабить народ, жульничать, воровать...

За семь лет этой мнимой свободы, начиная с 1991 по 1997 годы, Запад инвестировал в экономику стран Балтии чуть менее двух миллиардов долларов, а Россия до 1 января 2001 года запланировала вложить в сельское хозяйство и промышленность Эстонии, Латвии и Литвы почти пять миллиардов. Люди были рады тому, что первые шаги правительств, с учетом выделяемых Россией кредитов, были направлены на повышение пенсий, снижение оплаты за коммунальные услуги, выплату компенсаций пострадавшим от финансовых афер за счет конфискации имущества аферистов. Люди в большей степени хотели достойной жизни, а не политической трескотни. Они уже объелись обещаниями политических клоунов и хамелеонов, которые думали в основном только о себе.

Были приняты и меры политического характера. Во всех трех республиках были распущены сеймы и все политические партии. До 2000 года вся власть теперь принадлежала их президентам и правительствам. В связи со смертью президента Эстонии в ней были запланированы выборы главы республики, намечаемые на 6 сентября, а пока функции президента возлагались на премьер-министра. Роспуск сеймов и политических партий резко усилил эффективность работы правительств, которую раньше во многом блокировали политические экстремисты. Уже 24 мая было принято решение выдать постоянные паспорта всем русскоязычным гражданам, а 3 июня была отменена система виз для поездок в Россию и обратно. Были ликвидированы таможенные посты и контрольно-пропускные пункты, так как граница теперь была одна.

Правительствам Латвии, Эстонии и Литвы под жестким давлением Москвы пришлось подписать документы о возвращении бывших жителей этих республик, которые под давлением национал-шовинистических сил были вынуждены покинуть места своего постоянного проживания и выехать в Россию и Белоруссию. Бремя всех военных расходов до 1 января 2001 года по всем трем республикам Балтии снималось с их бюджетов и ложилось только на Россию, что давало правительствам дополнительные финансовые возможности для развития экономики. Они прекрасно понимали, если Америка и Европа в течение первой недели не сумели их освободить или договориться с Россией, то теперь ничто уже не изменит их положения. Уж лучше пойти по принципу того анекдота: "Вам достался лимон, делайте из него лимонад".
Сергей Борзов в целом был доволен успехом проведенной им операции. Были захвачены не только все архивные документы о сотрудничестве с НАТО, США и странами Европы в военной области, но и протоколы о подготовке на территории Латвии шпионско-диверсионных групп для работы против России. Но самым важным был документ о размещении ядерного оружия на территории Латвии в случае принятия ее в члены НАТО. И хотя на нем не было подписей ни президента Ульмариса, ни премьер-министра, а только подписи лидеров экстремистских политических партий и фракций в Сейме, ценность этого документа не снижалась, ибо давала возможность показать народу Латвии, куда их вели политические экстремисты.

Весьма важным было уничтожение резидентур ЦРУ, БНД, Моссада и других разведок, свивших себе гнездо на "свободолюбивой" земле Латвии. Удалось скрыться только резиденту Моссад и его двум сотрудникам. Напрасно Борзов остро переживал этот промах, который никак не зависел от него. Просто после внезапного тотального уничтожения своей агентуры по всей России после смерти ее президента в конце марта 1997 года Моссад ввел жесточайшую дисциплину, осторожность и секретность во всех резидентурах, расположенных на всем бывшем постсоветском пространстве.

В Ригу прибыл генерал Кузнецов, которому вменялось заново создать систему военной разведки в Латвии как подразделения ГРУ, и Борзов переподчинялся генералу в помощь для этой работы. Но он уже знал, что в Прибалтике пробудет всего несколько месяцев, так как в сентябре он должен отбыть в Москву, в центральный аппарат Главного Разведывательного Управления Генерального штаба, одним из руководителей среднего звена которого он являлся по штату. Сергей только вчера звонил домой, где пока жила его мама. На беспокойные причитания матери Сергей ей повторял одно и то же:

— Мама, ну перестань, да живой я и здоровый, ты что, разве не смотришь телевизор, не знаешь, что здесь все тихо и спокойно. Никто здесь не стреляет, все люди спокойно живут, работают и отдыхают. Не волнуйся, — сказал ей Сергей на прощанье, — я через недельку приеду на пару дней в Москву. Меня вызывают на работу, так что я приеду в командировку, и мы увидимся, — успокаивал мать Сергей, тем не менее понимая, что острота конфликта с Америкой и НАТО еще не снята и все возможно...

<< предыдущая страница   следующая страница >>