microbik.ru
1
Салей Е.А.

доцент кафедры гражданского права

Белорусского государственного университета (г. Минск)

кандидат юридических наук, доцент
УДК 347.19 (476)
ПУБЛИЧНЫЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА

(по материалам Республики Беларусь)
Ключевые слова: гражданское право, юридическое лицо, публичное юридическое лицо, государственный орган.

Аннотация: в статье автор предлагает к обсуждению проблему публичных юридических лиц, вскрывает специфические особенности проявления признаков юридического лица применительно к исследуемой категории. На основе анализа действующего законодательства Республики Беларусь констатируется наличие объективных предпосылок закрепления в Гражданском кодексе категории «публичные юридические лица», предлагается концептуальная основа выработки такого понятия.

Salei, Alena A. Public legal entities (based on the materials of the Republic of Belarus).

Summary: the author suggests for consideration the problem of public legal entities, discloses peculiarities of legal entities characteristics demonstration with regard to the category under research. Based on the analysis of effective legislation it is assumed that in the Civil Code of the Republic of Belarus there are objective preconditions for determining the category of “public legal entities” and conceptual framework for developing such a notion has been suggested.
Введение. В новейшей научной правовой литературе неоднократно высказывались претензии в адрес науки гражданского права в необоснованном нежелании признавать объективно существующую действительность – юридических лиц публичного права как некую уникальную категорию юридических лиц, не подчиняющихся нормам гражданского права. Изначальная дискуссионность вопроса о правовой природе конструкции юридического лица публичного права предопределяет активную исследовательскую деятельность со стороны представителей науки теории права, конституционного права, административного права [1, 2, 3, 4]. В рамках цивилистической науки исследования в данной области, как правило, носят весьма противоречивый характер, зачастую являясь составной частью исследований не в рамках проблематики юридических лиц, а в сфере участия государства в гражданских правоотношениях [5, 6]. В Республике Беларусь такие исследования практически отсутствуют, хотя наличие проблем, взаимосвязанных с заявленной тематикой, признаются национальными правоприменителями и научно-исследовательскими организациями1.

Основной целью представленного исследования является постановка вопроса о целесообразности легального закрепления в гражданском праве Республики Беларусь новой классификационной категории, основанной на выделении юридических лиц, осуществляющих публичные функции (задач публичной власти) и наделенных в силу этого определенными властными полномочиями. Для достижения поставленной цели определены следующие задачи: выявить и обобщить признаки таких юридических лиц, определить роль и значение Гражданского кодекса Республики Беларусь в правовом регулировании их создания и деятельности.

Основная часть. Публичное юридическое лицо2 – это одна из разновидностей юридических лиц. Понятия «юридическое лицо – публичное юридическое лицо» соотносятся между собой как общее и частное, а соответственно, публичное юридическое лицо, обладая общими легально закрепленными гражданским законодательством признаками юридического лица, имеет специфические, только ему присущие особенности. Такие особенности в свою очередь предопределяют специфику участия публичных юридических лиц в гражданском обороте, выявление которых задача науки гражданского права.

Критерии выделения в системе юридических лиц публичных юридических лиц – вопрос весьма дискуссионный. Имеющиеся в литературе точки зрения многочисленны и разнообразны. Некоторые авторы предлагают выработку базового, основополагающего критерия для выделения публичных юридических лиц, другие основываются на совокупности специфических признаков таких юридических лиц.

В качестве основополагающих критериев выделения публичных юридических лиц в доктрине, в частности, обосновываются: деление системы права на частное и публичное, которое является исходным пунктом для разделения юридических лиц на частные и публичные [7]; интегрированность юридического лица в систему публичного управления [8, с. 14]; способ образования (критерий происхождения) [9]; наличие публично-властных полномочий [10, с. 104]; форма собственности, на основе которой создано юридическое лицо [11, с. 223] и др. Заметим при этом, что, во-первых, выбор того или иного критерия может в значительной степени изменить подход к отнесению одного и того же юридического лица к категории публичных; во-вторых, сам критерий может разительно отличаться по содержанию в интерпретации различных авторов. Так, О.Ю. Усков подвергает критике чрезмерно широкую трактовку В.Е. Чиркиным признака публичности, в силу которой к публичным юридическим лицам может быть, по сути, отнесено любое образование, так или иначе связанное с публичной властью, что приводит к утрате всякой практической значимости выделения таких субъектов [10, с. 102-103].

Характер юридического лица целесообразно определять посредством выявления комплекса признаков, отражающих его специфику. Критический анализ доктринальных источников и действующего законодательства позволяет выделить следующие основные признаки публичных юридических лиц, которые взаимосвязаны между собой.

1. Гражданская правосубъектность публичных юридических лиц является вторичной по отношению к их публичной правосубъектности. Публичные юридические лица в первую очередь выполняют публичные функции, их деятельность направлена на достижение публичных, общественных целей. Вступление таких юридических лиц в гражданский оборот предопределяется направленностью на достижение осуществляемых ими публичных задач и необходимостью материально-технического, организационного обеспечения такой деятельности.

2. Гражданская правоспособность является специальной (целевой). Публичные юридические лица могут обладать только теми гражданскими правами и обязанностями, которые соответствуют целям их деятельности и направлены на достижение таких целей. Применительно к данному признаку в литературе достаточно часто указывается на то, что «у лиц частного права всегда одна цель – извлечение прибыли» [12], «юридические лица частного права ориентированы на коммерческую деятельность, на получение прибыли. Они и создаются для этого» [13, с. 92]. Такой подход к определению целевой направленности деятельности частных юридических лиц, предопределяющий общий характер их правоспособности, фактически подменяет легально закрепленную в действующем законодательстве классификацию юридических лиц на коммерческие и некоммерческие организации. Вместе с тем не всякая некоммерческая организация может быть отнесена к публичным юридическим лицам. К таковым, в частности, безусловно не относятся религиозные организации. Неоднозначным является вопрос об отнесении государственных учреждений к категории публичных юридических лиц3.

3. Для создания публичных юридических лиц характерен распорядительный способ их образования. Отличительным признаком публичных юридических лиц является природа акта, необходимого для их образования. Как правило, в этом случае речь идет о законе (с учетом специфики белорусского законодательства следует говорить о нормативном правовом акте) или административном акте.

Что касается государственной регистрации юридических лиц, с нашей точки зрения, таковую следует осуществлять в отношении всех юридических лиц (в том числе и государственных органов, обладающих статусом юридических лиц). С одной стороны, это не будет затратным мероприятием (в РФ, в частности, имели место факты регистрации некоторых органов государства, в том числе отдельных министерств; при регистрации при этом представлялись только нормативный правовой акт о создании органа и (или) положение о нем [13, с. 95]); с другой стороны, позволит систематизировать и упорядочить систему публичных юридических лиц.

4. Публичные юридические лица действуют на основании уставов, положений, утверждаемых нормативными правовыми актами. Допускается деятельность публичного юридического лица и при отсутствии учредительных документов. Частные юридические лица действуют, как правило, на основании уставов, разрабатываемых и утверждаемых их учредителями (участниками).

5. Наиболее сложная проблема связана со спецификой проявления применительно к публичным юридическим лицам признака имущественной обособленности юридического лица. М. Леденева, в частности, утверждает, что у юридических лиц публичного права нет имущества, закрепленного на самостоятельном вещном праве, поэтому они не отвечают своим имуществом по долгам учредивших их публичных собственников [12]. Во-первых, сама категоричность утверждения об отсутствии у публичных юридических лиц обособленного имущества, конечно же, может быть поставлена под сомнение. Более корректно было бы говорить о том, что государственные органы, являющиеся юридическими лицами, по общему правилу, не обладают имущественной обособленностью по отношению к государству, что, как замечает О.Ю. Усков, напрямую следует из самого понятия органа [10, с. 107]. Яркий пример: проявление имущественной обособленности такого публичного юридического лица как Национальный банк Республики Беларусь. Как центральный банк государства и государственный орган Национальный банк осуществляет такие публично-властные полномочия как регулирование денежного обращения, кредитных отношений, организация функционирования платежной системы, установление правил и порядка осуществления банковских операций, осуществление валютного регулирования, государственной регистрации банков и небанковских кредитно-финансовых организаций, лицензирование банковской деятельности и т.д. При этом имущество Национального банка, являющееся республиканской собственностью, легально обособлено. Национальный банк владеет, пользуется и распоряжается принадлежащим ему имуществом на праве оперативного управления (ст. 40 Банковского кодекса Республики Беларусь [15]), в результате участия в гражданском обороте имеет доходы, распоряжение которыми предопределяется публичными целями, ради которых он создан. Во-вторых, в контексте исследуемой проблематики вопрос об ответственности по долгам учредителя не столь актуален, как вопрос об ответственности учредителя по долгам юридического лица. Выделяя основные элементы правосубъектности юридических лиц публичного права, Н.Е. Кантор отмечает: «имущественная обособленность и самостоятельность публичных юридических лиц имеет наиболее ограниченный характер, поскольку основывается на государственном финансировании, а потому может иметь дополнительную обеспеченность в форме субсидиарной ответственности государства» [16, с. 5]. Но, как известно, субсидиарная ответственность учредителей по обязательствам юридического лица – это исключение из общего правила, которое должно быть прямо предусмотрено.

Применительно к юридическим лицам публичного права, считает О.А. Ястребов, нет необходимости указывать на наличие у организации обособленного имущества, поскольку факт наличия и обособления имущества не имеет прямого отношения к наделению организации правами юридического лица [8, с. 47]. Действительно, зачастую не имеет, что подтверждает и анализ действующего законодательства Республики Беларусь, вместе с тем, по нашему мнению, должно иметь, поскольку именно имущественная обособленность предопределяет способность нести самостоятельную имущественную ответственность.

Публичные юридические лица, как правило, не обладают имуществом на праве собственности. В подтверждение такого тезиса проф. В.Ф. Чигир, в частности, проводит параллель между классификацией юридических лиц на виды в зависимости от форм собственности, на основе которой они созданы, и делением юридических лиц на публичные и частные. «Рассматриваемая классификация юридических лиц похожа на деление юридических лиц в законодательстве и доктрине государств с развитой рыночной экономикой на юридические лица публичного права и юридические лица частного права» [11, с. 223].

6. Специфика прекращения деятельности. Как и в отношении образования, реорганизация и ликвидация публичных юридических лиц, как правило, осуществляется в распорядительном порядке. В силу специфики проявления признака имущественной обособленности, вопрос о распределении имущества не ставится.

Не обращаясь к вопросу видовой классификации публичных юридических лиц, обратим внимание лишь на отнесение некоторых отдельных публично-правовых образований к таковым.

В специальной литературе достаточно распространенным является мнение об отнесении к юридическим лицам публичного права государства. При этом заметим, что доктринальное обоснование государства в качестве юридического лица имеет глубокие исторические корни [17, с. 122; 18, с. 169]. Законодательство отдельных зарубежных государств прямо закрепляет за государством, административно-территориальными единицами статус публичного юридического лица [19, с. 202-206]. На постсоветском пространстве отнесение государства, его административно-территориальных единиц к юридическим лицам публичного права закреплено в законодательстве Молдовы (ст. 58 ГК) [20], Грузии (ст. 1509 ГК; Закон о юридических лицах публичного права) [21; 7; 22]. Что касается законодательства Украины, которая уже легально закрепила категорию юридических лиц публичного права, государство не относится к юридическим лицам публичного права, оно признается самостоятельным субъектом гражданских правоотношений, которое вправе создавать такие юридические лица (ст. 167 ГК Украины) [23]. Согласно белорусскому законодательству (ст. 1, 124 ГК) государство, административно-территориальные единицы также являются самостоятельными субъектами гражданского права с присущей им спецификой, вытекающей из особого статуса названных субъектов, определенного Конституцией Республики Беларусь [24]. Непосредственное участие государства в гражданском обороте осуществляется путем вступления в оборот государственных органов, действующих в пределах предоставленной им компетенции. Подчеркнем при этом, что в соответствии с ГК наличие или отсутствие прав юридического лица у органа, выступающего от имени государства, значения не имеет, важна правовая природа отношения, субъектом которого выступает Республика Беларусь или административно-территориальная единица, и соответственно, направленность совершаемых государственным органом действий. Если субъектом гражданского правоотношения признается само государство либо административно-территориальная единица, то наделение его органов, выступающих от имени такого субъекта, гражданской правосубъектностью не требуется4.

В соответствии с действующим законодательством статусом юридического лица наделяется ряд государственных органов (организаций), которые по своим сущностным и (или) формальным признакам не соответствуют (не в полной мере соответствуют) легально закрепленному в ГК Республики Беларусь подходу к понятию юридического лица и не вписываются в перечень закрепленных в ГК организационно-правовых форм юридических лиц. Причем статус юридических лиц таким организациям, как правило, придается либо специальным законом, либо актом Президента Республики Беларусь. Так, в частности, статус юридического лица признан на уровне закона за такими государственными органами (организациями) как Секретариаты Палат Национального собрания Республики Беларусь [26, ст. 96], Аппарат Совета Министров Республики Беларусь [27, ст. 39], Секретариат Конституционного суда Республики Беларусь [28, ст. 52], Национальный банк Республики Беларусь [15, ст. 24], Генеральная прокуратура Республики Беларусь, а также прокуратуры областей, города Минска и приравненные к ним специализированные прокуратуры [29, ст. 16], местные советы депутатов, их исполнительные комитеты [30; ст. 9, 38], Центральная комиссия по выборам и проведению Республиканских референдумов [31, ст. 26]. Указом Президента Республики Беларусь статус юридического лица закреплен за Администрацией Президента Республики Беларусь [32, п. 3], Управлением делами Президента Республики Беларусь [33, п. 3], Национальным центром законодательства и правовых исследований [34, п. 1, 4] и др. За министерствами, государственными комитетами Республики Беларусь также закрепляется статус юридических лиц в Положениях о соответствующих органах государственного управления. Не оценивая в данном случае целесообразность наделения министерств и государственных комитетов статусом юридического лица, заметим при этом, что такие Положения утверждаются, как правило, Советом Министров Республики Беларусь [35, п. 1.6] (в том числе, Положение о Министерстве юстиции [36, п. 15], Положение о Министерстве экономики [37, п. 13], Положение о Министерстве природных ресурсов и охране окружающей среды [38, п. 17], Положение о Государственном комитете по имуществу [39, п. 12]), что не соответствует нормам ГК Республики Беларусь и ставит вопрос о правомерности наделения таких органов статусом юридического лица. В соответствии с ГК (п. 3 ст. 46) юридические лица, действующие как некоммерческие организации, могут создаваться только в организационно-правовых формах, предусмотренных законодательными актами (к которым в соответствии с Законом Республики Беларусь от 10 января 2000 г. «О нормативных правовых актах» [40], ст. 3 ГК относятся только законы, декреты и указы Президента Республики Беларусь), но не иными актами законодательства, каковыми, в частности, являются и постановления Правительства Республики Беларусь. Предложенный перечень не претендует на исчерпывающий, поскольку в Республике Беларусь функционируют и иные органы, статус юридического лица которым придан отдельными нормативными правовыми актами. Вместе с тем подтверждает актуальность для гражданского права проблематики правового регулирования создания и деятельности публично-правовых образований, наделенных статусом юридического лица.

Наделение государственных органов статусом юридического лица необходимо им не для выполнения публичных функций, ради которых они созданы (в частности, управленческих, контрольных в рамках предоставленной компетенции), поскольку такая деятельность может осуществляться ими и без признания их юридическими лицами. Такой статус не требуется государственным органам, как констатировалось выше, и при выступлении в гражданском обороте от имени государства. Статус юридического лица позволяет им стать самостоятельными субъектами гражданского права, а соответственно, предоставляет право участия в гражданском (имущественном) обороте, что предполагает, в первую очередь, возможность совершения сделок, направленных на организационно-материальное обеспечение деятельности соответствующих органов, и несение самостоятельной имущественной ответственности по взятым на себя гражданско-правовым обязательствам.

Выводы. С учетом выше изложенного, следует признать наличие объективных предпосылок для легализации в гражданском законодательстве Республики Беларусь категории «публичное юридическое лицо». Закрепление в ГК понятия публичного юридического лица должно, во-первых, основываться на общеконцептуальных признаках юридического лица; во-вторых, отражать специфические особенности такого вида юридических лиц, предопределяемых их публично-правовым статусом. При этом недопустим подход приспособления ГК к иному законодательству и его корректировка под статус отдельных организаций, признаваемых юридическими лицами. Задача законодателя состоит в том, чтобы создать такие нормы, которые станут отправными критериями оценки целесообразности придания государственным органам (организациям) статуса юридического лица.

Список использованных источников:

1. Лавренюк, А.В. Субъекты публичного права: теоретико-правовое исследование: автореферат дис. … канд. юрид. наук: 12.00.01 / А.В. Лавренюк. – М., 2007. – 23 с. // http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=1290397.

2. Кузьмин, А.Г. Юридические лица как субъекты конституционно-правовых отношений: автореферат дис. … канд. юрид. наук: 12.00.02 /А.Г. Кузьмин. – Челябинск, 2007. – 31 с. // http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=1276276.

3. Чиркин, В.Е. Юридическое лицо публичного права / О.А. Чиркин. – М.: Норма, 2007. – 352 с.

4. Ястребов, О.А. Юридические лица публичного права: концептуальные основы общей теории / О.А. Ястребов. – М.: Наука, 2009. – 238 с.

5. Андреев, Ю.Н. Участие государства в гражданско-правовых отношениях / Ю.Н. Андреев. – СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2005. – 355 с.

6. Костин, А.В. Особенности Российской Федерации, федеральных и муниципальных образований как субъектов гражданского права: автореферат дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / А.В. Костин. – М., 2002. – 23 с. // http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=107184.

7. Чантурия, Л. Гражданское право и юридические лица публичного права: особенности правового регулирования / Л. Чантурия // http://www.cac-civillaw.org/publikationen/chanturia.jur.personen.ru.rtf.

8. Ястребов, О.А. Юридическое лицо публичного права: сравнительно-правовое исследование: автореферат дис. … докт. юрид. наук: 12.00.14 / О.А. Ястребов. – М., 2010. – 60 с.

9. Косякова, Н.И. Юридические лица в российском и иностранном праве: сравнительный анализ / Н.И. Косякова // http://library.by/portalus/modules/internationallaw/print.php?subaction=showfull&id=1095955010&archive=&start_from=&ucat=10&.

10. Усков, О.Ю. Юридические лица публичного права: понятие и виды / О.Ю. Усков // Журнал российского права. – 2010. – № 6. – С. 101-111.

11. Гражданское право. В 3 т. Т. 1: учебник / А.В. Каравай и др.; под ред. проф. В.Ф. Чигира. – Минск: Амалфея, 2008. – 864 с.

12. Леденева, М. Участие публично-правовых образований в гражданских правоотношениях / М. Леденева // www.epam.ru/articles/rus/Ledenova_20May2009.pdf.

13. Чиркин, В.Е. О понятии и классификации юридических лиц публичного права / В.Е. Чиркин // Журнал российского права. – 2010. – № 6. – С. 87-101.

14. Юридические лица публичного права (публичные лица): портал французского права // http://www.france-jus.ru/index.php?page=fiches&action=fiche&id=99.

15. Банковский кодекс Республики Беларусь, 25 октября 2000 г., № 441-З // http://pravo.by/webnpa/text.asp?RN=HK0000441.

16. Кантор, Н.Е. Гражданско-правовые проблемы создания и деятельности юридических лиц, учреждаемых публично-правовыми образованиями: дис. … степ. канд. юрид. наук: 12.00.03 / Н.Е. Кантор // http://www.dslib.ru/civil-pravo/kantor.html.

17. Шершеневич, Г.Ф. Учебник русского гражданского права / Г.Ф. Шершеневич. – М.: Изд-во Бр. Башмаковых, 1912. – 952 с.

18. Братусь, С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве / С.Н. Братусь. – М.: Юридическое изд-во Министерства юстиции СССР, 1947. – 364 с.

19. См., в частности, Козлова, Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учебное пособие / Н.В. Козлова. – М.: Статут, 2003. – 318 с.

20. Гражданский кодекс Республики Молдова (ст. 58) // http://www.gk-md.ru/kn1_1_100/page/57.html.

21. Гражданский кодекс Грузии // http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1259884&subID=100122131,100122138,100122144#text.

22. См., также, Хубуа, Г.; Зарандия, Т. Юридические лица в праве Грузии / Г. Хубуа, Т. Зарандия // www.cac-civillaw.org/beitraege/jur-per-geo.ru.rtf.

23. Гражданский кодекс Украины // http://zakon.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/main.cgi?page=1&nreg=435-15.

24. Гражданский кодекс Республики Беларусь // http://pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=hk9800218&p2={NRPA}.

25. Ананич, С.М. К вопросу об участии государства в гражданских правоотношениях / С.М. Ананич // Правовое обеспечение инновационного развития экономики Республики Беларусь: материалы Междун. науч.-практ. конф. (21 – 22 окт. 2010 г., г. Минск) / редкол.: И.Н. Колядко (гл. ред.) и др. – Минск: Позитив-центр, 2010. – 552 с.

26. О Национальном собрании Республики Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 8 июля 2008 г., № 370-З // http://pravo.by/webnpa/text.asp?RN=H10800370.

27. О Совете Министров Республики Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 23 июля 2008 г., № 424-З // http://pravo.by/webnpa/text.asp?RN=H10800424.

28. О Конституционном суде Республики Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 30 марта 1994 г., № 2914-XII // http://pravo.by/webnpa/text.asp?RN=V19402914.

29. О прокуратуре Республики Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 8 мая 2007 г., № 220-З // http://pravo.by/webnpa/text.asp?RN=H10700220.

30. О местном управлении и самоуправлении в Республике Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 4 января 2010 г., № 108-З // http://pravo.by/webnpa/text.asp?RN=H11000108.

31. Избирательный кодекс Республики Беларусь, 11 февраля 2000 г., № 370-З // http://pravo.by/webnpa/text.asp?RN=HK0000370.

32. Положение об Администрации Президента Республики Беларусь: утв. Указом Президента Республики Беларусь, 23 января 1997 г., № 97 // http://pravo.by/webnpa/text.asp?RN=P39700097.

33. Положение об Управлении делами Президента Республики Беларусь: утв Указом Президента Республики Беларусь, 29 февраля 2000 г., № 97 // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «Юрспектр». – Минск, 2011.

34. Положение о Национальном центре законодательства и правовых исследований: утв. Указом Президента Республики Беларусь, 13 декабря 2007 г., № 630 // http://pravo.by/webnpa/text.asp?RN=P30700630.

35. О структуре Правительства Республики Беларусь: утв. Указом Президента Республики Беларусь, 5 мая 2006 г., № 289 // http://pravo.by/webnpa/text.asp?RN=P30600289.

36. Положение о Министерстве юстиции Республики Беларусь: утв. постановлением Совета Министров Республики Беларусь, 31 октября 2001 г., № 1605 // http://pravo.by/webnpa/text.asp?RN=C20101605.

37. Положение о Министерстве экономики Республики Беларусь: утв. постановлением Совета Министров Республики Беларусь, 29 июля 2006 г., № 967 // http://pravo.by/webnpa/text.asp?RN=C20600967.

38. Положение о Министерстве природных ресурсов и охране окружающей среды Республики Беларусь: утв. постановлением Совета Министров Республики Беларусь, 29 июля 2006 г., № 962 // http://pravo.by/webnpa/text.asp?RN=C20600962.

39. Положение о Государственном комитете по имуществу Республики Беларусь: утв. постановлением Совета Министров Республики Беларусь, 29 июля 2006 г., № 958 // http://pravo.by/webnpa/text.asp?RN=C20600958.

40. О нормативных правовых актах: Закон Республики Беларусь, 10 января 2000 г., № 361-З // http://pravo.by/webnpa/text.asp?RN=H10000361.
Статья рекомендована к опубликованию Ученым Советом юридического факультета Белорусского государственного университета (протокол заседания Ученого совета от 20 декабря 2011 г. № 5).


1 Прим. авт.: это, в частности, подтверждает деятельность рабочей группы, членом которой являлся автор данной статьи, созданной в 2010 г. Национальным центром законодательства и правовых исследований, по внесению изменений и дополнений в Гражданский кодекс Республики Беларусь, в части корректировки норм ГК и закрепления специфики создания и деятельности именно «публичных юридических лиц». При этом вопрос о легальном закреплении данной категории не ставился.

2 В связи с заявленной проблематикой заметим, что в специальной литературе нередко как синонимичные, взаимозаменяемые категории используются термины «юридические лица публичного права» и «публичные юридические лица». Учитывая гражданско-правовой характер исследования, более корректным, позволяющим подчеркнуть сферу исследования (юридические лица как субъекты гражданского права), и в большей мере отражающим сущность гражданско-правовой категории юридического лица, является понятие «публичные юридические лица». Использование термина «юридические лица публичного права», с нашей точки зрения, акцентирует внимание на субъектах публичного права, смещая тем самым сущностные акценты исследуемой проблематики. Применение данной категории в большей степени соответствует позиции тех авторов, которые изначально выводят юридических лиц публичного права за рамки гражданско-правового регулирования, тем самым жестко разграничивая сферу деятельности цивилистической науки, с одной стороны, и конституционного и административного права, с другой стороны.


3 Прим.: в практике отдельных зарубежных государств вопрос об отнесении учреждений к публичным юридическим лицам зависит от совокупности характеризующих их признаков (в частности, происхождение учреждения; цель деятельности учреждения; наличие «прерогатив публичной власти», т.е. властных полномочий). В зарубежной доктрине такой подход именуется техникой «пучка признаков» [14].

4Прим.: такой подход в полной мере соответствует действующему законодательству, хотя на практике оформление подобных отношений, осуществление прав и обязанностей в их рамках может породить определенные проблемы, на что обращалось внимание в отечественной научной литературе. См., в частности, Ананич, С.М. К вопросу об участии государства в гражданских правоотношениях [25, с. 99].