microbik.ru
1
Реферат на тему:

Имя в арабской культуре
Как и в других языках мира, в арабском языке все существительные делятся на две большие группы — нарицательные и собственные. Однако, в арабском языке нет заглавных букв, поэтому имена нарицательные и собственные пишутся с маленькой буквы. Вместе с тем, суть различия собственного имени и нарицательного заключается в том, что нарицательные представляют собой обобщенное название однородных предметов, а имя собственное имеет более тесную связь с конкретным явлением (а не понятием), становится его принадлежностью, даётся как бы ему в собственность. На этой почве часто происходят недоразумения и откровенные ошибки при транслитерации арабских имён в европейской графике, не имеющей в этом плане твердо установленных норм, что ведет к межкультурному непониманию реалий. Попробуем разобраться в этих вопросах.
В Европе при рождении ребёнка первые дни он обычно ещё не имеет персонального имени, так как родители выбирают его не сразу, а до тех пор его называют нарицательно — новорожденным, младенцем и т.д.
В арабских странах существует другая традиция. С первого до третьего дня после рождения мальчики, как правило, носят имя Мухаммед, в честь пророка, основателя мусульманской религии. По истечении этого срока родители могут оставить новорожденному это имя или заменить его на новое. Девочки в течение первых трёх дней после рождения обычно носят имя Фатима — в честь дочери пророка Мухаммеда (от её внуков, детей сыновей — аль-Хасана и аль-Хусейна, — происходят все многочисленные в мусульманском мире потомки “семьи пророка”. По истечении этого срока (обычно через неделю) родители могут заменить его другим или оставить новорожденному это имя.
Вместе с тем в некоторых арабских странах существуют собственные обычаи присвоения имени ребёнку. Так, в Египте ещё со времён фараонов существует праздник “субуа мавлуд” (“седьмой день со дня рождения ребёнка”). Подготовка к нему ведётся в течении всей недели под руководством матери и женщины, оказывавшей помощь во время родов (закупаются сладости, свечи, подарки). Если родился мальчик, то берут красивый “ибрик” (то есть кувшин — слово мужского рода), а если девочка, то — “кулля” (тоже кувшин, но женского рода). В них ставятся семь свечей, на каждой из которых написано то или иное имя собственное. Ребёнок получает то имя, которое написано на последней догоревшей свече (чтобы жизнь его была долгой).
В Мавритании этот обычай несколько изменён. Вместо свечей в этой стране берут три одинаковые деревянные палочки и на каждой пишут имя близкого родственника. Затем палочки подносят матери, которая наугад вытаскивает одну: написанное на ней имя присваивается ребёнку.
Арабские имена, не имеющие под собой религиозной основы, редки. Иная ситуация с именами, которые начинаются со слова “абд” (раб). Они входят в состав сложного имени, второй частью которого становится один из синонимов слова “Аллах” или приписываемых Богу качеств и добродетелей: Абдаллах (раб Аллаха), Абд ар-Рахман, или — в иной транслитерации — Абдуррахман (раб Милостивого), Абд аль-Кадир, или Абделькадир (раб Всемогущего), Абд аль-Гафур (раб Всепрощающего), Абд ар-Раззак, или Абдураззак (раб Дающего средства к существованию) и т.д. Реже встречается слово “Абд” в сочетании с одним из традиционных эпитетов к имени Мухаммеда, типа Абд ар-Расул (раб Посланника), Абд ан-Наби (раб Пророка) и т.п.
Вместе с тем, в арабских странах укоренились местные племенные имена, происходящие от названий явлений природы, а также различных человеческих качеств — Джамиль (“Красивый”), Сейф (“Меч”), Сабир (“Терпеливый”) и др.
Если для европейцев полное имя имеет вид двух- или трёхчленного словосочетания, сложившегося исторически: имя, второе имя или отчество, фамилия, то структура традиционной арабской формы имён собственных упрощённо выглядит так: (1) включающая элемент “Абу”, то есть “отец”, кунья — прозвание по сыну: “отец такого-то”, — (2) затем — собственно имя, далее (3) включающая элемент “Ибн”, то есть “сын”, кунья по отцу (“сын такого-то”; что типологически тождественно отчеству у восточных славян), за которой (4) может следовать вторая кунья, третья и т.д. (“сына такого-то, сына такого-то”) и, наконец, (5) нисба или несколько нисб (именований по месту рождения, жизни, профессии и т.п.).
В отношении слов, обозначающих отцовство (“абу”) или сыновство (“ибн”), обычно применяется раздельное написание. Внутри имени отцовство в Марокко, Алжире, Тунисе передаётся словом не “ибн”, а диалектным редуцированным — “бен” (бен Ахмад, бен Сулейман).
Рассмотрим структуру арабского имени на примере имени великого математика и астронома Мухаммеда ибн Мусы аль-Хорезми (IХ в.). Это его исходная, основная форма. Собственно имя Мухаммед (в соответствии с религиозными представлениями), — кунья по отцу, “отчество” — ибн Муса (“сын Мусы”) и нисба “аль-Хорезми” — “Хорезмиец”, или “из Хорезма” [2]. Существует ещё куньи по сыновьям: к имени ученого добавляют Абу Джафар (“отец Джафара”) или Абу Абдаллах (“отец Абдаллаха”). Причём в научных монографиях встречается то одна, то другая. Так, В.В.Бартольд использует кунью “Абу Джафар”, а К.Броккельман — “Абу Абдаллах”, а И.Ю.Крачковский вообще не склонен добавлять их к имени. Иногда к имени аль-Хорезми добавляют нисбы — аль-Маджуси (то есть “из магов”, Mage, зороастрийцев) и аль-Кутруббули (то есть “из Кутруббул”, дачного местечка на берегу Тигра возле Багдада). При использовании обеих географических нисб — аль-Хорезми и аль-Кутруббули — первая указывает на место рождения, а вторая — на место последующего жительства.
Нередко имена собственные являются неоценимым источником для более полного раскрытия биографии того или иного деятеля культуры и науки. В качестве примера можно привести имя великого арабского мыслителя известного как Ибн Хальдун (1332 — 1406). Его полное имя Вали ад-Дин Абд ар-Рахман ибн Хальдун, к которому добавляются ещё четыре нисбы: аль-Хадрами, аль-Андалуси, аль-Магриби, аль-Малики. Первое означает, что его род уходит своими корнями в Хадрамаут, район на юге Аравии, откуда с VII в. начинались исламские завоевания, второе, — что он из рода людей, живших в Арабской Испании (аль-Андалус), третье, — что он провёл свою жизнь на западе арабского мира, в Магрибе (Северная Африка), четвертое, — что в последний период своей жизни он был “кади” (судьёй).
К “говорящим” именам можно отнести и имя основоположника арабской прозы — макам — Абу Мухаммеда аль-Касима ибн Али аль-Харири (1054 — 1122), известного также под именем аль-Басри (родился близ города Басры). Абу Мухаммед — по сыну, аль-Касим (“делящий”) — имя, полученное после рождения, ибн Али — сын Али (по отцу) и аль-Харири (от “харир” — шёлк, потому что его отец торговал шёлком).
В арабской литературе довольно часто личные канонические имена заменены на “лакаб” (“прозвища”). В этом плане примечательно имя средневекового арабского поэта Абу Нуваса (762 — 815), которого ценят не только как крупного мастера слова, весёлого и остроумного человека, но и как вольнодумца. Его полное имя Абу Али Хасан ибн Хани ад-Димашки. В трудах его современников иногда его называют просто ибн Хани, но чаще — избранным им самим прозвищем — Абу Нувас. Согласно нисбе, его отец был арабом, родом из Дамаска, отсюда имя по месту рождения ад-Димашки — Дамасский.
Традиция брать себе прозвище восходит у арабов к до исламскому периоду. Так, к числу первых поэтов, чьё жизнеописание представляется более или менее достоверным, принадлежит аль-Мухальхиль (умер около 530 г.) — “тонкий”, “утончённый”. Это прозвище было ему дано из-за “приятности” его стихов. Истинное имя поэта было Адий (“обычный”). Своим другим прозвищем, “Зир ан-Нисаа” (“дамский угодник”) он, видимо, был обязан своим любовным похождениям.
Бывает, что прозвище поэта связано с легендами о его жизни. Основоположник арабской оды-“касыды” Имруулькайс (VI в.) получил после смерти прозвище Зу-ль-Курух, то есть “покрытый язвами”, потому, что согласно легенде, он надел подаренную ему недоброжелателями пропитанную ядом одежду и умер в мучениях. А один из наиболее замечательных мастеров “хиджа” (“осмеяния”) Ибн Атийя ибн аль-Хатафа ибн Бадр (ок. 650 — 732) получил своё прозвище Джарир (“поводок, за который водят верблюда”) в соответствии с романтическим преданием. Мать поэта, будучи беременной, увидела удивительный сон. Ей приснилось, что она разрешилась от бремени верёвкой из конского волоса, которая, без чьей-либо помощи двигалась по воздуху, обвивалась вокруг шеи людей и душила их. Толкователь снов предсказал ей, что она родит сына, который станет поэтом, “преисполненным злобы”; стихи его будут причинять боль тем, кому они будут посвящены.
Высокий уровень развития культуры арабов в средние века обеспечил мировую славу многим арабским ученым и писателям. Ввиду сложности построения и запоминания имени по-арабски европейцы присваивались им латинизированные имена: Авиценна — учёный и врач Абу Али ибн Сина (980 — 1037), а философ Мухаммед ибн Рушд (1126 — 1198) известен как Аверроэс.
Нередко в состав арабского имени (чаще правителей) включаются слова, обозначающие титул, звание, сан и т.п. (султан, шейх, хан, хаджи, сейид и др.) [3]. Для имён собственных деятелей науки и культуры подобные титулы нетипичны, чаще можно встретить названия типа “математик”, “врач”, “астроном” и т.п., которые дают общее представление об их деятельности.
Желая привить определенные черты характера человеку, арабы часто дают детям “говорящие” имена, однако, это иногда приводит к трудным ситуациям, когда человек не соответствует “характеру” своего имени. Обыгрывая такого рода коллизию, известный ливанский прозаик Михаил Нуайме писал в рассказе “Садик”:
“Курьёзов в жизни так много, что их не перечесть. Один из них — это курьёз с именами, которые многие люди носят как бы в насмешку над собой. Вот хотя бы Джамиля (красивая). Сколько девушек и женщин получили это имя при рождении, но, взглянув на них, невольно поминаешь самого сатану — до того они безобразны; а стоит приблизиться к иной Варде (Розе), как тебе начинает казаться, что ты находишься возле навозной кучи; или ”Афаф“ (скромница), которая ругается, как публичная девка. Сколько ”Асадов“ (лев) увидев зайца, бегут без оглядки, или ”Карим“ (щедрый) — легче вырвать кость из пасти собаки, чем мелкую монету из его руки. Или ”Амин“ (честный), которому ни один человек не доверит даже шелухи от лука. И таких примеров множество, не сосчитать”.
На протяжении всего повествования Нуайме раскрывает ту роковую роль, которую имело для главного героя имя Садик (правдивый), которого “заданнная” ему его именем искренность, безграничная честность доводят до самоубийства.
К сожалению, в современной арабистике практически нет исследований в области антропонимики (от греч. antropos — человек и onyma — имя), науки изучающей имена людей: собственные, отчества, фамилии, прозвища, псевдонимы, а также имена литературных героев. ещё менее изучены проблемы использования поэтических, экспрессивных возможностей этой сферы лексики в сравнительно-типологическом — арабско-европейском — аспекте. Но это уже темы для филологов и культурологов XXI века.

Женские имена
Арабские женские имена, как правило, намного проще мужских, и уступают им по числу элементов. Отсутствие имён лакаб и нисба и более редкое употребление имён кунья и насаб значительно сокращает цепочку имён в полном имени. В истории, только особо знатные и известные женщины имели прозвища и титулы. Самые распространённые женские имена — это те, которые носили жены и дочь пророка Мухаммада: Хадиджа, Хинд, Фатима и др. Теофорные (религиозные) имена образуются с элементом Амат (Амат Аллах, Амат ал-Вахид). С личным именем (алам) иногда употреблялись прозвища (лакаб): Куррату-л-айн, Шаджару-д-дурр.
Происхождение
По происхождению арабские имена в основном семитские. Имена, заимствованные из родственных семитских языков, «впитались» в собственно арабскую массу личных имен с распостранением ислама. Число заимствований незначительно.
Есть несколько основных источников заимствований в арабской системе именования:

греческий и латинский (Искандер, Ифлатун, Иклидис и др.);

иранский (морфемные элементы -ан, -вайх, имена Фархад, Хусруф)

турецкий (морфемные элементы -угли, -баша, имена Арслан, Туман, Урхан).
Существует также небольшое число вливаний из индийских, берберских и других языков.