microbik.ru
1
А. ГАЛОГАНОВ,

кандидат юридических наук, Заслуженный юрист Российской Федерации,

президент Адвокатской палаты Московской области
СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ АДВОКАТУРЕ И АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Анализируя перспективы развития адвокатуры на территории РФ, следует обратить свое внимание на следующие аспекты данной проблемы:

  • предпосылки реформирования адвокатуры;

  • принципы реформирования адвокатуры;

  • основные направления реформирования адвокатуры;

  • задачи реформирования адвокатуры.

Причем, указанные аспекты в дальнейшем могут быть объединены в рамках самостоятельного подхода к институциональной реформе российской адвокатуры. Представляется, что институциональность дальнейших преобразований в области адвокатской деятельности в настоящее время имеет принципиальное значение, поскольку институт адвокатуры:

  • является частью правового института защиты прав и свобод человека и гражданина;

  • является институтом гражданского общества, содействующим правосудию, т.е. находится в определенной связи с элементами судебной системы РФ;

  • использует чрезвычайно много процессуальных норм из различных областей права, которые помимо данного института нигде больше не получают такого общего объединения;

  • в силу своего предназначения в процессуальном плане противопоставляется всему комплексу правоохранительных органов государственной власти, что, соответственно, предполагает необходимость урегулирования взаимоотношений между адвокатурой и всеми этими органами, с учетом специфики каждого из них;

  • в настоящее время должен быть подчинен международным стандартам, причем стандартам двояким: в области обеспечения оказания квалифицированной юридической помощи и в области правил функционирования самого института адвокатуры как саморегулируемой структуры.

Таким образом, дальнейшее реформирование российской адвокатуры должно происходить с учетом перечисленных аспектов, которые в своей совокупности позволяют позиционировать данное реформирование как институциональный процесс.

Переходя непосредственно к выделенным выше аспектам дальнейшего развития института адвокатуры на территории Российской Федерации и, в частности, к возможным предпосылкам реформирования адвокатуры на территории Российской Федерации, приведем размышления на этот счет доктора юридических наук профессора А. Х. Саидова, который на Международной региональной конференции, посвященной современному состоянию адвокатуры в странах Центральной Азии в своем докладе выделил следующие предпосылки реформы адвокатуры, которые он назвал общими для большинства стран на постсоветском пространстве:

  • национальное законодательство не в полной мере соответствует международным стандартам;

  • отсутствует механизм реализации принципа равенства сторон в суде;

  • несовершенен механизм оказания юридической помощи лицам, находящимся в следственных изоляторах и исправительных учреждениях;

  • отсутствует правовое регулирование деятельности адвокатов на территории других государств;

  • отсутствует непрерывная и целостная система подготовки и переподготовки профессиональных и научно-педагогических кадров адвокатуры1.

Представляется, что указанные предпосылки дальнейшего реформирования адвокатуры в полной мере соответствуют современной ситуации в Российской Федерации, в связи с чем, попробуем спроецировать выделенные предпосылки дальнейшего реформирования исследуемого института на российскую адвокатуру и, по возможности, выделим дополнительные предпосылки, свойственные именно адвокатуре РФ.

Рассматривая первую из выделенных предпосылок, и обозревая российской законодательство в области адвокатской деятельности на предмет его соответствия международным стандартам в области адвокатской деятельности, необходимо заметить, что на сегодняшний день оно существует в отрыве от международных стандартов в данной области.

Так, в современном международном праве выработан комплекс мероприятий в виде организационных и правовых гарантий правозащитной деятельности адвоката в целях обеспечения юридической помощи населению, т. е. международные стандарты адвокатской деятельности, которые направлены на обеспечение одного из фундаментальных прав человека – права на защиту. Основу правового и морального регулирования деятельности адвоката на международном уровне составляет целая система международно-правовых актов:

  • Рекомендация Комитета министров Совета Европы от 8 января 1993 г. № R (93) 1 "Об эффективном доступе к праву и правосудию малообеспеченных"2;

  • Резолюция Комитета министров Совета Европы от 18 февраля 1996 г. № (76) 5 "О юридической помощи по гражданским, торговым и административным делам"3;

  • Резолюция Комитета министров Совета Европы от 2 марта 1978 г. № (78) 8 "О юридической помощи и консультациях"4;

  • Рекомендация Комитета министров Совета Европы от 14 мая 1981 г. № R (81) 7 "Комитет министров - государствам-членам относительно путей облегчения доступа к правосудию"5;

  • Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (принята Генеральной Ассамблеей ООН и открыта для подписания, ратификации и присоединения резолюцией 39/46 от 10 декабря 1984 г.)6;

  • Свод принципов для защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (утвержден Генеральной Ассамблеей ООН в резолюции 43/173 от 9 декабря 1988 г.)7;

  • Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (приняты на I Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1955 г., одобрены Экономическим и Социальным Советом ООН в резолюциях 663С от 31 июля 1957 г., 2076 от 13 мая 1977 г. и 1984/47 от 25 мая 1984 г.)8;

  • Принципы эффективного предупреждения и расследования внезаконных, произвольных и суммарных казней (рекомендованы на пленарном заседании Экономического Совета ООН 24 мая 1989 г.)9;

  • Рекомендация Комитета министров Совета Европы о свободе осуществления профессии адвоката (принята Комитетом министров Совета Европы 25 октября 2000 г.)10;

  • Основные принципы, касающиеся роли юристов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 27 августа - 7 сентября 1990 г.)11;

  • Основные положения о роли адвокатов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 27 августа - 7 сентября 1990 г.)12.

Практически все вышеперечисленные документы не имплементированы в правовую систему Российской Федерации, что позволяет сделать вывод о функционировании института российской адвокатуре в отрыве от существующих международных стандартов и принципов в данной области, а равно – о территориальной изолированности исследуемого института.

Говоря об еще одной предпосылке необходимости дальнейшего реформирования института адвокатуры в РФ, а именно – об отсутствии в законодательстве Российской Федерации механизма реализации принципа равенства сторон в суде, сошлемся на мнение уже цитируемого профессора А. Х. Саидова, который резонно полагал, что "если обвинение обладает мощным аппаратом (системой правоохранительных органов), то одним из необходимых условий обеспечения состязательности сторон в судебном процессе является формирование мощной структуры, объединившей бы адвокатов. "Организации" может противостоять только "организация". Не будет сильной организации адвокатов не будет состязательности процесса"13.

В Российской Федерации о состязательности сторон в суде стали говорить менее чем пятнадцать лет назад, а, фактически, данную состязательность достигнуть к настоящему времени так не удалось. Кроме того, сама российская система правоохранительных органов обладает большим потенциалом воздействия в суде, причем не только на противную сторону, но и на сам суд. В таких условиях институт адвокатуры нуждается в определенных процессуальных гарантиях своего равноправия в судебном процессе.

Рассматривая следующую предпосылку реформирования института адвокатуры на территории Российской Федерации, отметим, что позиционируемое доктором юридических наук, профессором А. Х. Саидовым несовершенство механизма оказания юридической помощи лицам, находящимся в следственных изоляторах и исправительных учреждениях, применительно к Российской Федерации представляется возможным расширить данную предпосылку и сформулировать ее как "несовершенство механизма оказания юридической помощи".

Конституция РФ в статье 48 гарантирует право каждого на получение квалифицированной юридической помощи (а в определенных случаях и бесплатной юридической помощи).

До принятия Закона об адвокатуре14 на территории РФ вообще не существовало документально зафиксированных, формализованных в виде нормативно-правовых актов процедур оказания данной помощи. С принятием указанного нормативно-правового акта ситуация некоторым образом улучшилась, но, вместе с тем, остались неразрешенными масса вопросов в области оказания гражданам задекларированной в Конституции РФ юридической помощи. Так, если сам процесс судопроизводства или, допустим, предварительного следствия, дознания подвержен строгой регламентации, что исключает возможность спекулирования судом своим процессуальным положением, то процедура оказания юридической помощи формально не привязана ни к одному нормативно-правовому акту. Возможно, именно поэтому на сегодняшний день лишь небольшой процент граждан РФ могут с уверенностью сказать о том, что они смогли получить квалифицированную юридическую помощь. Процент же лиц, имеющих представление о процедуре получения данной юридической помощи (за исключением самих оказывающих данную помощь), а равно – представляющих какие они имеют гарантии, что получаемая ими помощь окажется именно квалифицированной, стремится к нулю15.

Рассматривая следующую из выделенных предпосылок, следует заметить, что в связи с отсутствием регламентации в области деятельности российских адвокатов за границей и получатели юридической помощи и сами адвокаты находятся в равном положении субъектов, чьи права и обязанности не урегулированы правом. В этой связи можно еще раз выразить сожаление относительно отсутствия у федерального законодателя попыток интегрировать российский институт адвокатуры в общемировую правозащитную систему.

По причине отсутствия правового регулирования деятельности адвокатов на территории других государств, а равно – отсутствия регулирования деятельности иностранных адвокатов на территории Российской Федерации (в последнем случае ситуация не столь запущена), российский институт адвокатуры фактически является территориально и нормативно локализованным образованием.

В настоящее время в указанном направлении со стороны адвокатских образований уже стали предприниматься определенные шаги. В частности на территории Российской Федерации действует Международный Союз (Содружество) адвокатов, образованный еще в 1992 году как правопреемник Союза адвокатов СССР, адвокатов Армении, Беларуси, Молдавии, России, Казахстана, Киргизии, Узбекистана и Украины, а также группу адвокатов Западной Европы.

Как отмечает президент Международного Союза (Содружества) адвокатов Г.А. Воскресенский, основной задачей Союза является обеспечение солидарности, сотрудничества и взаимопомощи адвокатов стран СНГ и других государств. Во исполнение этой задачи Президиум Международного Союза (Содружества) ежегодно организует научно-практические конференции в иностранных государствах, с целью изучения опыта работы адвокатов зарубежных стран, установлению деловых контактов и сотрудничества адвокатов16. В частности, в сентябре 2004 г. на Украине в городе Киеве президиумы Международного Союза (Содружества) и Союза адвокатов Украины провели совместное совещание, посвященное укреплению деловых связей между адвокатами России и Украины. Участники совещания поддержали соглашение Президентов Беларуси, Казахстана, России и Украины о формировании на территории этих стран Единого экономического пространства и пришли к выводу, что важнейшим условием претворения в жизнь этого соглашения является образование Единого правого пространства. При подготовке Концепции этого правового пространства участники совещания пришли к выводу о необходимости разработки единой системы правового регулирования экономических и финансовых отношений для всех участников соглашения, а также гармонизации законодательства этих стран в той мере, в какой это необходимо для формирования Единого экономического пространства17.

Таким образом, со стороны адвокатских объединений Российской Федерации уже предпринимаются попытки (пусть даже только двухсторонние) унификации правил оказания юридической помощи адвокатами и правил деятельности адвокатов на территории иностранных государств. Вместе с тем, в данной ситуации двухсторонние соглашения не могут коренным образом изменить существующую ситуацию. В данном случае необходимы конкретные шаги со стороны федерального законодателя в рамках присоединения к общемировым стандартам и принципам в области адвокатской деятельности, что, свою очередь, будет способствовать процедуре интеграции российской адвокатуры в мировую правоохранительную систему. Иными словами, отсутствие правового регулирования деятельности адвокатов на территории других государств, указанное доктором юридических наук, профессором А. Х. Саидовым в качестве предпосылки дальнейшего реформирования института адвокатуры, актуально и для российского законодательства.



1 См.: Саидов А. Х. Международные стандарты и законодательство об адвокатуре в странах Центральной Азии. Современное состояние адвокатуры в станах Центральной Азии: проблемы и перспективы. Материалы международной региональной конференции (4 – 7 февраля 2003 года, Ташкент, Узбекистан). / Отв. редакторы Г. А. Ишанханова, Л. Б. Хван, И. Б. Азизов и др. - Ташкент. Консаудитинформ. 2003 год. С. 16.

2 Рекомендация Комитета министров Совета Европы от 8 января 1993 г. № R (93) 1 "Об эффективном доступе к праву и правосудию малообеспеченных" // Текст рекомендации официально опубликован не был.

3 Резолюция Комитета министров Совета Европы от 18 февраля 1996 г. № (76) 5 "О юридической помощи по гражданским, торговым и административным делам" // Российская юстиция. № 6. 1997 г.

4 Резолюция Комитета министров Совета Европы от 2 марта 1978 г. № (78) 8 "О юридической помощи и консультациях" // Российская юстиция. № 6. 1997 г.

5 Рекомендация Комитета министров Совета Европы от 14 мая 1981 г. № R (81) 7 "Комитет министров - государствам-членам относительно путей облегчения доступа к правосудию" // Российская юстиция. № 6. 1997 г.

6 Конвенция ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (Нью-Йорк, 10 декабря 1984 г.) // Ведомости Верховного Совета СССР. 1987 г. № 45. ст. 747. Конвенция подписана от имени Правительства СССР 10 декабря 1985 г. и ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР 21 января 1987 г. со следующими оговорками:

"Союз Советских Социалистических Республик не признает компетенцию Комитета против пыток, определенную статьей 20 Конвенции";

"Союз Советских Социалистических Республик не считает себя связанным положениями пункта 1 статьи 30 Конвенции".

Конвенция вступила в силу (в том числе для СССР) 26 июня 1987 г. Согласно Федеральному закону от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" Российская Федерация в качестве государства - продолжателя Союза Советских Социалистических Республик осуществляет права и выполняет обязательства, вытекающие из международных договоров, заключенных СССР

7 Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (утвержден на 76-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН 9 декабря 1988 г.) // Советская юстиция. 1992 г. № 6. С. 20.

8 Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (утверждены ООН 30 августа 1955 г., одобрены Экономическим и Социальным Советом на 994-ом пленарном заседании 31 июля 1957 г.) // Советская юстиция. 1992 г. № 2. С. 19.

9 Резолюция Экономического и Социального Совета ООН 1989/65 от 24 мая 1989 г. "Эффективное предупреждение и расследование внезаконных, произвольных и суммарных казней" // Советская юстиция. 1992 г. № 7 – 8. С. 36.

10 Рекомендация Комитета министров Совета Европы о свободе осуществления профессии адвоката (принята Комитетом министров Совета Европы 25 октября 2000 г.) // Собрание международных документов "Права человека и судопроизводство". OSCE. Poland.

11 Основные принципы, касающиеся роли юристов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, Гавана, 27 августа - 7 сентября 1990 г.) // Собрание международных документов "Права человека и судопроизводство". OSCE. Poland.

12 Основные положения о роли адвокатов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. в Нью-Йорке) // Советская юстиция. 1991 г. № 20. С. 19.

13 См.: Саидов А. Х. Международные стандарты и законодательство об адвокатуре в странах Центральной Азии. Современное состояние адвокатуры в станах Центральной Азии: проблемы и перспективы. Материалы международной региональной конференции (4 – 7 февраля 2003 года, Ташкент, Узбекистан). / Отв. редакторы Г. А. Ишанханова, Л. Б. Хван, И. Б. Азизов и др. - Ташкент. Консаудитинформ. 2003 год. С. 14.

14См.: Федеральный закон от 31.05.2002 № 63-ФЗ (в ред. от 20.12.2004) "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 10.06.2002. № 23. ст. 2102.

15 См.: например, Мартынчик Е. Г., Колоколова Э. Е. Юридическая помощь в судопроизводстве: виды, субъекты и их функции // Адвокатская практика. 2001 г. № 4; Работа коллегий адвокатов Российской Федерации в 2001 году // Российская юстиция. 2002 г. № 8; Юридические гарантии прав личности в Российской Федерации (по материалам "круглого стола") материал подготовил д. ю. н. Каламкарян Р. А. // Государство и право. 2000 г. № 1.

16 См.: Воскресенский Г. А. Адвокаты должны зависеть только от Закона // Адвокат. № 2. 2005 г.

17 См.: Воскресенский Г. А. Там же.