microbik.ru
1
Справка по результатам изучения судебной практики по применению, прекращению, изменению и продлению применения принудительных мер медицинского характера (глава 51 УПК РФ)
Согласно статистическим сведениям в первом полугодии 2010 года принудительные меры медицинского характера, предусмотренные частью 1 статьи 99 Уголовного кодекса Российской Федерации, применены судами Мурманской области в отношении 15 лиц, совершивших общественно опасные деяния в состоянии невменяемости.

Кроме того, принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра назначена наряду с наказанием 7 лицам, осужденным за совершение преступлений в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости (часть 2 статьи 99 УК РФ).

Рассмотрено 107 ходатайств о прекращении, изменении или продлении применения принудительных мер медицинского характера.

В рамках настоящего обобщения судебной практики изучены истребованные из судов 21 уголовное дело и 108 материалов по ходатайствам.

Как показала проверка материалов дел, при применении положений главы 51 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суды учитывают правовую позицию Конституционного Суда РФ, выраженную в Постановлении от 20 ноября 2007 года № 13-П "По делу о проверке конституционности ряда положений статей 402, 433, 437, 438, 439, 441, 444 и 445 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.Г. Абламского, О.Б. Лобашовой и В.К. Матвеева".

Ни одно из лиц, в отношении которых производство по делу осуществлялось в порядке, установленном главой 51 УПК РФ, не было ограничено судом в праве на ознакомление с материалами дела, на участие в судебном разбирательстве и обжалование постановленных по делу процессуальных решений.

1. В течение 9 месяцев 2010 года судами Мурманской области рассмотрено 4 ходатайства следователей о переводе обвиняемого, содержащегося под стражей, в психиатрический стационар (ч.1 ст.435 УПК РФ).

Случаев отказа в удовлетворении таких ходатайств не имелось.

Принимая решение о переводе обвиняемых, содержащихся под стражей, в психиатрический стационар, суды обосновывали свое решение заключением комиссии экспертов и положениями статьи 435 УПК РФ.

К. обвинялся в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего (ч.4 ст.111 УК РФ).

Постановлением Кольского районного суда от 05 ноября 2009 г. ему была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, срок содержания под стражей неоднократно продлевался.

Заключением стационарной судебно-психиатрической экспертизы от 11 марта 2010 г. у К. установлены признаки временного психического расстройства, что лишает его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, участвовать в следственных действиях и судебных заседаниях. К. нуждается в принудительном лечении в психиатрическом стационаре общего типа до улучшения состояния с последующим проведением судебно-психиатрической экспертизы.

На основании заключения экспертов и руководствуясь ч.1 ст.435 УПК РФ следователь обратился в Кольский районный суд с ходатайством о переводе К. из следственного изолятора в психиатрический стационар с отменой меры пресечения в виде заключения под стражу с момента помещения в психиатрический стационар. В дополнительном ходатайстве следователь ставил вопрос о продлении срока содержания обвиняемого под стражей с учетом необходимости его этапирования в лечебное учреждение.

Постановлением Кольского районного суда от 28 апреля 2010 г. ходатайство следователя удовлетворено, постановлено перевести обвиняемого К. в психиатрический стационар общего типа; продлить срок содержания под стражей К. на 1 месяц; после помещения К. в лечебное учреждение отменить ему меру пресечения в виде заключения под стражу.

В 2 случаях суды не указали в постановлениях об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу.

В одном случае суд вынес отдельное постановление об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу (Полярнозоринский районный суд, дело в отношении К.).

В материалах уголовных дел отсутствуют сведения о том, каким органом осуществлялось доставление обвиняемых в психиатрический стационар.

Постановлением Печенгского районного суда от 25 августа 2010 г. Ж., обвиняемая в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ, в отношении которой ранее была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, по ходатайству следователя переведена в психиатрический стационар. В основу судебного решения положено заключение судебной психолого-психиатрической экспертизы, согласно которому Ж. страдает хроническим психическим расстройством – шизофренией параноидной формы, в силу чего не могла осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, руководить ими. Кроме того, эксперты пришли к выводу о том, что Ж. представляет непосредственную опасность для себя и окружающих, нуждается в принудительном лечении в психиатрическом стационаре специализированного типа.

В данном случае суд в постановлении не указал об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу, ранее избранной в отношении обвиняемой.

Как видно из материалов дела, исполнение постановления осуществляли учреждение ИЗ-51/1 (следственный изолятор) и Мурманская областная психиатрическая больница.

Из материалов дел, изученных при проведении настоящего обобщения судебной практики, видно, что в 2 случаях лица, содержавшиеся под стражей и по заключению судебно-психиатрической экспертизы признанные невменяемыми, находились под стражей до окончания судебного разбирательства по делу и вступления судебного постановления в законную силу.

Случаев заявления ходатайств о переводе обвиняемого в психиатрический стационар лицами, не указанными в ч.1 ст.435 УПК РФ, в судебной практике не имелось.

2. Случаев перевода подсудимого, содержащегося под стражей, в психиатрический стационар в соответствии с частью 1 статьи 435 УПК РФ не имелось.

3. По изученным уголовным делам суды не выносили постановлений о помещении подозреваемого, обвиняемого, не содержащегося под стражей, в психиатрический стационар для производства судебно-психиатрической экспертизы (ч.2 ст.203 УПК РФ).

Обвиняемые самостоятельно являлись в медицинское учреждение для производства экспертизы либо уже находились на лечении в психиатрическом стационаре на момент производства экспертизы.

В то же время в 2010 году Первомайским районным судом г.Мурманска рассмотрено 2 ходатайства следователей о помещении обвиняемого, не содержащегося под стражей, в психиатрический стационар для производства судебно-психиатрической экспертизы на основании ч.2 ст.203 УПК РФ.

Суд удовлетворил оба ходатайства, руководствуясь при этом заключениями судебно-психиатрических экспертиз, согласно которым для разрешения всех поставленных перед экспертами вопросов необходимо проведение стационарной комплексной судебно-психиатрической экспертизы в СПБ ГУЗ "Городская психиатрическая больница (стационар с диспансером)" в г.Санкт-Петербурге.

4. Ходатайства о прекращении, изменении или продлении применения принудительных мер медицинского характера рассматривались районным судом, вынесшим постановление о ее применении, либо районным судом по месту ее применения, в том числе и в случаях, когда такие меры применены по делам о преступлениях, подсудных мировому судье.

Вопрос о возможности рассмотрения таких ходатайств мировым судьей в судебной практике не возникал. Хотя глава 51 УПК РФ не содержит положений, в соответствии с которыми такие ходатайства подлежат рассмотрению именно районным судом, однако ч.8 ст.445 УПК РФ предусматривает возможность обжалования постановлений, вынесенных в порядке ст.445 УПК РФ, лишь в кассационном порядке. Возможность их обжалования в апелляционном порядке уголовно-процессуальным законом не предусмотрена.

5. Изучение материалов уголовных дел показало, что суды в целом реализуют на практике правовые позиции, выраженные Конституционным Судом РФ в Постановлении № 13-П от 20 ноября 2007 г.

- Копия постановления о направлении уголовного дела в суд в большинстве случаев (17 из 21 – 81 %) вручалась следователем лицу, в отношении которого велось производство о применении принудительных мер медицинского характера. 4 обвиняемым копия постановления следователем не была вручена.

- 17 из 21 лиц, в отношении которых суд рассматривал вопрос о применении принудительных мер медицинского характера (81 %), участвовали в судебном разбирательстве.

При этом 3 лица содержались под стражей и были доставлены в судебное заседание конвоем.

1 лицо было доставлено в судебное заседание принудительным приводом, осуществленным службой судебных приставов.

В отношении 3 лиц суды рассматривали дела в помещении психиатрического стационара, где лица находились на лечении.

1 лицо, находившееся на момент рассмотрения дела в психиатрическом стационаре, представило в суд заявление о рассмотрении дела в его отсутствие.

Остальные самостоятельно явились в судебное заседание.

В 3 случаях лица, в отношении которых велось производство по применению принудительных мер медицинского характера, не участвовали в судебном заседании по причине нахождения на лечении в психиатрическом стационаре. Суд, учитывая мнение других участников процесса, счел возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Так, уголовное дело в отношении П. рассмотрено Ленинским районным судом г.Мурманска в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу. На момент рассмотрения дела П. находился на лечении в психиатрическом отделении общего типа Мурманской областной психиатрической больницы (г.Апатиты Мурманской области). Главный врач больницы сообщил суду, что транспортировка и нахождение П. в зале судебного заседания возможны только в сопровождении работников милиции, больница не может самостоятельно обеспечить транспортировку и охрану больного. С учетом мнения законного представителя, защитника и государственного обвинителя, не возражавших против рассмотрения дела в отсутствие П., суд постановил рассмотреть дело без его участия.

В кассационном порядке было обжаловано 2 постановления. Лица, в отношении которых обжалуемыми постановлениями были применены принудительные меры медицинского характера, не участвовали в заседании суда кассационной инстанции. Между тем, они были извещены судом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, ходатайств о личном участии не заявили. В судебном заседании их интересы защищали адвокаты.

- Из 17 лиц, участвовавших в судебном заседании, в прениях сторон участвовали 5 лиц (29 %). Их выступления сводились лишь к выражению мнения о согласии либо несогласии с применением принудительных мер медицинского характера, каких-либо доводов по существу обвинения в своих выступлениях они не приводили.

- Лица, к которым применены принудительные меры медицинского характера, не инициировали рассмотрение вопросов об изменении и прекращении применения таких мер.

- В кассационном порядке было обжаловано 2 судебных постановления о применении принудительных мер медицинского характера.

Постановлением Кольского районного суда от 28 января 2010 г. М. освобожден от уголовной ответственности за совершение запрещенного уголовным законом деяния, предусмотренного ч.1 ст.111 УК РФ, и к нему применена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа.

М. и его защитник обжаловали постановление в суд кассационной инстанции.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Мурманского областного суда от 6 апреля 2010 г. постановление суда оставлено без изменения, кассационные жалобы – без изменения.

Постановление Полярнозоринского районного суда от 31 мая 2010 г. в отношении К., совершившего общественно опасные деяния, предусмотренные п."в" ч.3 ст.132, ст.135 УК РФ, было обжаловано в суд кассационной инстанции законным представителем и защитником К.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Мурманского областного суда от 22 июля 2010 г. постановление суда оставлено без изменения, кассационные жалобы – без изменения.

6. К участию в деле в качестве законного представителя лица, в отношении которого ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера, в отсутствие близких родственников привлекались представители органа опеки и попечительства администрации муниципального образования либо представители медицинского учреждения, в котором лицо находилось на лечении.

7. Случаев отвода или замены защитника по инициативе законного представителя лица, в отношении которого ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера, в судебной практике не имелось.

8. Из 17 лиц, участвовавших в судебном заседании, 5 (29 %) были допрошены по обстоятельствам совершенного ими деяния. Остальным лицам суд предоставлял возможность дать пояснения относительно обстоятельств произошедшего, однако они отказались давать пояснения.

9-11. По изученным уголовным делам не установлено случаев выявления судом противоречий в выводах судебно-психиатрической экспертизы. Повторная судебно-психиатрическая экспертиза судами не назначалась.

12. По изученным уголовным делам стационарная судебно-психиатрическая экспертиза проводилась в отношении 4 лиц. В 1 случае 30-дневный срок пребывания лица в медицинском стационаре, установленный статьей 30 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", продлевался судом сроком на 30 дней по ходатайству стационара ввиду неясности психического состоянии испытуемого. Копия судебного постановления в материалах дела отсутствует (ходатайство разрешено Смольнинским районным судом г.Санкт-Петербурга).

13. По 2 уголовным делам суды прекратили уголовное преследование в части обвинения, в остальной части лица освобождены от уголовной ответственности с применением принудительной меры медицинского характера.

Так, постановлением Полярнозоринского районного суда от 31 мая 2010 г. прекращено уголовное дело (уголовное преследование) в отношении К. по п."в" ч.3 ст.132 УК РФ в отношении потерпевшего Н. в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием в его действиях указанного общественно опасного деяния.

Прекращая уголовные дела в части, суды руководствовались положениями ч.3 ст.443 УПК РФ.

Учитывая, что в остальной части суды установили факты совершения лицами запрещенных уголовным законом общественно опасных деяний и применили в отношении них принудительные меры медицинского характера, каких-либо вопросов, связанных с прекращением уголовного дела в части, не возникло.

14. Уголовные дела не возвращались прокурору в порядке ст.237 УПК РФ на основании части 5 статьи 443 УПК РФ.

15. Установлено 7 случаев назначения принудительной меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра наряду с наказанием (часть 2 статьи 99 УК РФ).

Каких-либо затруднений в связи с этим у судов не возникало.

16. Установлен 1 случай, когда по заключению судебно-психиатрической экспертизы из-за временного расстройства душевной деятельности лица не представилось возможным решить вопрос о его вменяемости. На основании этого следователь обратился в суд с ходатайством о переводе обвиняемого, содержащегося под стражей в психиатрический стационар. Ходатайство удовлетворено судом. Сведениями о дальнейшем ходе расследования суд не располагает.

17. В судебной практике не имелось случаев, когда во время судебного разбирательства по уголовному делу, по которому проводилось дознание, судом на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы было установлено, что лицо совершило запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости.

18. Также не имелось случаев возникновения у суда при решении вопроса об отмене условного осуждения оснований полагать, что у осужденного наступило психическое расстройство.

Полагаем, что в таком случае суду следует назначить судебно-психиатрическую экспертизу на основании п.3 ст.196, ст.283 УПК РФ для решения вопроса об освобождении осужденного от отбывания наказания в силу положений ст.81 УК РФ.

19. Суд разрешал вопросы о прекращении, изменении или продлении применения принудительных мер медицинского характера по ходатайствам администрации психиатрического стационара либо администрации исправительного учреждения (в случаях, когда принудительная мера медицинского характера назначена осужденному наряду с наказанием в виде лишения свободы).

Ходатайства подтверждались медицинскими заключениями.

Ходатайства в отношении лиц, содержащихся в психиатрическом стационаре, суд рассматривал в помещении стационара с участием таких лиц.

Судебная экспертиза в порядке ч.5 ст.445 УПК РФ не назначалась.

Случаев отказа в удовлетворении ходатайств о прекращении, изменении или продлении применения принудительной меры медицинского характера лицам, признанным невменяемыми в отношении совершенных ими деяний и освобожденным от уголовной ответственности, не имеется.

Имелся случай отказа в удовлетворении ходатайства администрации исправительного учреждения о продлении применения к осужденному амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Администрация ФБУ ИК-17 обратилась в Ленинский районный суд г.Мурманска с представлением о продлении применения принудительной меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра осужденному С., указав, что в соответствии с заключением комиссии врачей-психиатров назначенная судом принудительная мера медицинского характера может быть продлена в соответствии со ст.102 УК РФ.

Суд постановлением от 15 января 2010 г. отказал в удовлетворении представления, указав, что при исполнении принудительной меры медицинского характера, назначенной наряду с уголовным наказанием, следует руководствоваться положениями статьи 104 УК РФ, а не статьи 102 УК РФ. Положения статьи 104 УК РФ не предусматривают возможности продления применения принудительной меры медицинского характера. Она может быть прекращена судом по представлению органа, исполняющего наказание, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.

В другом случае по аналогичному представлению администрации исправительного учреждения судом было принято решение об отказе в принятии представления к производству по тем же основаниям (постановление Ленинского районного суда г.Мурманска от 01 июня 2010 г. в отношении П.).

Между тем, в практике имелся и случай удовлетворения судом такого представления (постановление Кольского районного суда Мурманской области от 30 марта 2010 г. в отношении М.).

20. В исследуемый период времени не имелось случаев отмены постановлений о применении, изменении, прекращении и продлении применения принудительных мер медицинского характера в кассационном или надзорной порядке.

При применении, изменении, прекращении и продлении применения принудительных мер медицинского характера у судов возникают следующие вопросы, требующие разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации:

- Возможно ли возвращение дела о применении принудительных мер медицинского характера прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, если постановление о направлении дела в суд вынесено с нарушением требований ч.4 ст.439 УПК РФ?

- Следует ли суду принимать решение об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу при переводе обвиняемого из следственного изолятора в психиатрический стационар на основании ст.435 УПК РФ?

- Следует ли суду при назначении дела к слушанию рассматривать вопрос об оставлении лица, в отношении которого осуществляется производство, в психиатрическом стационаре на время судебного разбирательства (по аналогии с мерой пресечения по уголовному делу)?

- Может ли суд рассмотреть дело о применении принудительных мер медицинского характера без участия лица, в отношении которого осуществляется производство, и (или) его законного представителя, надлежаще извещенных о времени и месте рассмотрения дела, однако в суд не явившихся и не настаивающих на рассмотрении дела с их участием?

- Какими документами, подтверждающими нахождение лица, в отношении которого осуществляется производство, в состоянии, препятствующем его участию в судебном заседании, должен располагать суд для решения вопрос о рассмотрении дела о применении принудительных мер медицинского характера без его участия? Достаточно ли для этого справки лечащего врача психиатрического стационара либо требуется заключение экспертов-психиатров?

- Следует ли суду разъяснять лицу, в отношении которого осуществляется производство о применении принудительных мер медицинского характера, процессуальные права обвиняемого?

- Следует ли суду учитывать мнение такого лица как участника процесса при разрешении процессуальных вопросов в судебном заседании?

- Каковы критерии оценки степени опасности психического расстройства лица для него самого и других лиц? Чем должен руководствоваться суд при решении вопроса о возможности причинения лицом иного существенного вреда (п.5 ст.442 УПК РФ)?

- Что следует считать местом применения принудительной меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра при определении территориальной подсудности материалов по ходатайствам об изменении, прекращении либо продлении применения данной принудительной меры медицинского характера – местонахождение медицинского учреждения либо место жительства лица?

Судебная коллегия по уголовным делам

Мурманского областного суда