microbik.ru
1


М.Городилина, факультет прикладной политологии НИУ ВШЭ

Социальные сети и митинги: почему в России-2012 не повторится сценарий «арабских революций»?

Аннотация: В данном исследовании автор анализирует протестную активность, связанную с выборами Президента России и депутатов Государственной Думы в 2012 году. Статья посвящена ответу на вопрос – почему митинги, организованные в социальных сетях (по примеру Египетского, Ливийского, Сирийского и других сценариев), не приводят к реальным последствиям (смене власти)? Автор приходит к выводу, что социальные сети в политической жизни России играют принципиально иную роль по сравнению с арабскими странами – выполняют скорее информативные, развлекательные, организационные функции, нежели мобилизуют население.

Ключевые слова: социальные сети, митинги после выборов, протестная активность россиян, функции социальных сетей, Интернет – революции, арабский сценарий.

Abstracts: In this research the author analysis protest activities, connected with the Presidents and ‘Duma’ – elections in Russia – 2012. The article is aimed to answer a question – why haven’t meetings, organized with the help of social networks (according Egyptian, Libyan, Syrian and other scenarios), led to the real consequences (change of power)? The author concludes, that social networks in the political life of Russia play different role in comparison with the Arabian countries – they more likely execute informative, entertaining, organizational functions, rather than mobilize people.

Key words: social networks, meetings after elections, protest activity of Russians, functions of social networks, Internet – revolution, Arabian scenario.

Казалось, информационная революция свершилась с появлением персонального компьютера. В 90-х – начале двухтысячных в доме каждого человека появилась машина, способная обрабатывать объемы информации, ранее доступные целым научно-исследовательским институтам.

Казалось, информационная революция совпала с выходом в Интернет. Моментальный доступ к книгам, документам, медиа-файлам стал возможен из любой точки мира.

Но настоящий прорыв, на мой взгляд, произошел уже в середине двухтысячных. Социальные сети начали в прямом смысле «захват мира», создав новую, виртуальную реальность «он-лайн».

Реальность все же не растворился во всемирной паутине, однако навсегда изменилась. А кто мог предположить, что Facebook станет не только «заменой телевизору», но и катализатором восточным революций! Граждане многих государств «сидят» в социальных сетях, но на каждую отдельно взятую политическую реальность это влияет по-разному. Так психологи из Кроненгенского университета в Нидерландах отмечают, что влияние сетей на социальную жизнь зависит от целого ряда факторов: 1) способа использования Интернет 2) типа социальных отношения и 3) типа пользователя Интернета1.

Известное мнение - революции в Твиттере, Вконтакте равны выходам на улице. И уже если люди наводят крамолу на власть в блоггах, то радикальные перемены уж точно не за горами.

Может быть это и верно, но, на мой взгляд, не для российского сценария. В данной работе мы ставим целью доказать, что революции в Твиттере и Вконтакте у нас не работают. Такова рабочая гипотеза. Сразу оговоримся – «не работают» в том смысле, что не приводят к революционным результатам.

В своем исследовании мы опираемся на достаточный объем литературы. Дело в том, что трендом в последние годы стало не только «просиживание» в социальных сетях, но и их изучение. Пожалуй, больше половины работ в социальных науках от психологии до политологии посвящено ‘social networks analysis’. Причем даже сами ученые отмечают, что развитие нового Интернет - явления идет гораздо быстрее, чем темпы его изучения2. То есть социальные сети могут принципиально поменять свой вид за несколько часов, а ученые все будут изучать их прошлые формы.

Базой для данной работы послужили иностранные источники – исследования ученых различных школ, посвященные социальным сетям и их месту в современном мире3.

Прежде чем мы начнем анализ ключевых понятий нашей работы, попробуем разобраться, откуда пошло мнение о прямом влиянии социальных сетей на политическую ситуацию в государствах?

Естественно, «спусковым крючком» в этом вопросе стали арабские революции. События, лихорадившие Ливию, Сирию, Египет в 2010 – 2011 году, потрясли мир. Во-первых, как карточные домики, обрушились деспотии, твердо стоявшие десятками лет. Во – вторых, эксперты были поражены единодушием, с которым люди убивали бывших героев, грабили дворцы и создавали новые правительства. Тогда некоторые ученые и приписали эти «заслуги» Интернету. Действительно, бунтовщики договаривались о месте и времени сбора в социальных сетях. Вопрос в том, какова роль Интернет – ресурсов в реальном политическом действии? Многие ученые отмечают эффективность социальных сетей в деле революции лишь на начальном её этапе4.

В России митинги против фальсификации выборов начались в декабре 2012 года. Эпицентром, ядром развития стал Интернет, а именно социальные сети. Буквально за сутки бывшие развлекательные порталы превратились в площадки для обсуждения насущных проблем либеральной молодежью. Болотная и проспект Сахарова прошли, как говорится, «на ура». Интрига президентских выборов, на мой взгляд, собирала кворум, необходимый для того, чтобы назвать акции «самые массовыми» со времен 90-х. Потом имела место быть следующая тенденция – от собрания к собранию численность участников и активность их намерений снижалась. Продемонстрируем это в следующей таблице:

Название акции

Дата

Численность (по разным подсчетам)

Требования

Стихийный митинг на Чистопрудной Бульваре

5 декабря 2011




Четкие требования отсутствовали, так как митинг был стихийным. Отметим, что носили они «антипутинский» характер.

Митинг на Болотной Площади

10 декабря 2011

От 25 до 150 тысяч человек

  1. Освобождение политзаключенных

  2. Отмена итогов выборов

  3. Проведение новых выборов

  4. Отставка Чурова

  5. Свободная регистрация оппозиционных партий

Митинг на площади Сахарова

24 декабря

Около 102 тысяч человек

Аналогично требованиям на Болотной

Массовая акция «За честные выборы»

24 февраля

От 36 до 120 тысяч человек

  1. Отмена итогов выборов

  2. Проведение новых выборов

Прослеживается интересная тенденция. С декабря по март число участников митингов неуклонно уменьшается, как и радикализм их требований. Если мы представляли этот процесс в виде графика, изгибом бы стала февральская «предвыборная ситуация». А потом – резкий мартовский спад.

Чем это обусловлено? На наш взгляд тем фактом, что «сетевые революции» в России носят принципиально другой характер. Опишем, какой. Иными словами, какова роль Интернета в российской политике?

«Склад» и «генератор» политической сатиры. С появлением всемирной сети «кухонные анекдоты» на злободневную тематику ушли в прошлый век. Возможности теперь иные. Поэтому и политическая сатира преподносится в различных формах – картинках, видео, и так называемых «мемах». Протестная активность, на мой взгляд, и развернулась-то задолго до Болотной. В Интернете политическая сатира появилась примерно в 2010 году. А после этого, в зависимости от состояния дел в государстве, то затухала, то «разгоралась» вновь. По сути, на митингах – 2012 на улицу вышел не чистый протест, а та самая сатира. Вспомним лозунги и плакаты протестантов – «Почему Ходорковский сидит в тюрьме, а Медведев в Твиттере?», «Путин, хватит чуровать!», «Волшебника Чурова в Азкабан!» и проч. Если представить процентное соотношение «реальные требования / ирония» - то оно выглядит примерно так – «30/70». Таким образом, протестные манифестация, по сути, сводились к ироническому анализу окружающей действительности, а не к ее трансформации.

Следующая функция Интернета, в частности социальных сетей, давшая о себе знать в «митинговое время» - это политическая информация. В оппозиционно настроенных кругах считается, что получить объективную оценку действительности можно только в Интернете. Хотя это суждение достаточно спорно. Так или иначе, во время протестных событий шла «прямая трансляция» акций в социальных сетях. Туда оперативно поступала информация о числе участников митингов, настроениях, речах выступавших. Вообще, явление такой трансляции, можно сказать, даже получило что-то вроде официального признания. Телеканал Дождь выбрал именно твиттер – передачу всего происходящего на Пушкинской площади, используя лишь редкие прямые включения своих специальных корреспондентов. В продолжении темы функции политической информации, отметим: Интернет – пространство уникально тем, что там каждый, по сути, превращается в политического аналитика. В новом пространстве каждый, по сути – медиатворец. Сегодняшние возможности видео – порталов, например, позволяют простым пользователям создавать собственные каналы коммуникации. Только представим – отдельный канал на Youtube есть у Белого дома и ЦРУ, и потенциально может быть у каждого гражданина, если в стране не заблокирован доступ к сайту5.

Поэтому социальные сети – пространство не только для описания происходящего, это еще и площадка для его анализа. Ведь к любой записи можно за «один клик» поставить комментарий. Вопрос остается лишь в том, насколько эти высказывания объективны, взвешены и профессиональны.

Площадка для обсуждений значимых событий. Пожалуй, это самая важная и существенная функция Интерната. И значима она в том смысле, что хотя бы способствовала некоторым изменениям реальности. До осени – зимы 2012 года политологи вечно сетовали на отсутствие в России сильного гражданского общества. Но в ходе выборной кампании оно ярко проявилось, дало о себе знать. Понятно, что такие выступления зрели не один день. И именно Интернет как свободная площадка для обсуждения политических вопросов долго готовила, консолидировала активистов в России, чтобы потом их рассуждения вылились в реальные действия. Достаточно посмотреть на количество политических форумов в российском интернет – пространстве – сколько? Все они появились.. Это доказывает, что обсуждения и все эти процессы шли очень очень давно. По сути, социальные сети лишь завершили процесс вовлечения индивидов в принятие и реализацию политических решений6.

Политическая организация. Действительно, роль социальных сетей в «сборе людей» - однозначна. Каждой акции предшествовала массированная агитация в социальных сетях с точным указанием времени, места событий и даже некоторыми требованиями к поведению участникам митинга. В Интернете граждане договаривались, как они будут передвигаться и даже какие транспаранты держать в руках. Более того, как полиция, так и сами оппозиционеры могли подсчитать приблизительное число участников событий. В каждом случае в социальных сетях создавалась группа – подтверждая свое участие, пользователь Интернет как бы вносил себя в списки «виртуальных митингующих», чтобы заинтересованные лица могли, с некоторой погрешностью, подсчитать количество реальных. Однако важно прояснить одну вещь: кому сыграл на руку такой уровень организованности митингов? Как ни странно, действующим властям, против которых эти акции и были направлены. Во-первых, точная информация о числе участников и их настроениях позволяет рассчитать, в каком размере должна быть представлена «противодействующая сила» - те самые ОМОНовцы, БТРы и т.п. Во-вторых, скрупулёзная организованность, на мой взгляд, несколько меняет мотивацию самих митингующих. Дело в том, что эмоции отходят на «второй план», соответственно и активность становится более мирной. В таком случае исключены неожиданные выпады и в принципе любые непредсказуемые поступки со стороны митингующих. Так и получилось – оппозиционеры скорее только выдвигали и постулировали свои требования, нежели конкретно способствовали их исполнению.

В ходе данной работы нам удалось определить ряд функций социальных сетей в политической жизни: это, во-первых, политическая сатира, во-вторых, политическая информация и аналитика, далее – социальные сети явились площадкой для формирования гражданского общества, и, наконец, в социальных сетях проходили политическая организация митингов.

Казалось бы, мы забыли упомянуть важнейшую функцию политической мобилизации. Ведь, с одной стороны митинг и есть яркое проявление политической мобилизации населения. Однако если понимать политическую мобилизацию, а именно от этого определения мы отталкиваемся, как некоторую преобразующую, «действенную» активность общества, события 2012 года мобилизацией назвать никак нельзя. Да, люди вышли на улицы, но чего они добились? Если оценивать конкретные политические результаты – практически ничего. Единственным реальным достижением можно считать внесение президентом Медведевым нового законопроекта, упрощающего регистрацию партий. И то, неизвестно, как он будет исполняться в действительности, а не на бумаге.

Все это позволяет нам сделать следующий вывод. Социальные сети нельзя называть катализатором революции или, тем более, их «спусковым крючком». Объясняется это тем, что механизм политической мобилизации, равно как и механизм внутриполитических изменений гораздо глубже. И коренится он скорее в психологическом и социальном состоянии общества, нежели в социальных сетях. Так египтяне взорвались не потому, что появился facebook, а потому что они египтяне. А выступления в России – 2012 ни к чему особенно не привели не потому, что ФСБ, якобы, блокировало Вконтакте, а потому что уровень общественного недовольства, на самом деле, был недостаточно высок.

В то же время, митинговые события говорят о нехватке в России политических институтов, ориентированных именно на молодых людей. Ведь если бы повлиять на политику можно было иными институционализированными способами, отсутствовала бы необходимость делать Интернет центром новой политической жизни.

Список литературы

  1. Rajiv Garg, Michael D. Smith, and Rahul Telang. Measuring Information Diffusion in an Online Community. Journal of Management Information Systems, Vol. 28, No. 2

  2. Leigninge M. How Should Citizens and Public Managers Use Online Tools to Improve Democracy? – [ wileyonlinelibrary.com ] – Проверено 09.05.2012

  3. Little G. The Revolution Will be Streamed Online:Academic Libraries and Video. The Journal of Academic Librarianship. Volume 37, No. 1.

  4. Thomas V. Pollet, Sam G.B. Roberts. Use of Social Network Sites and Instant Messaging Does Not Lead to Increased Offline Social Network Size, or to Emotionally Closer Relationships with Offline Network Members. CYBERPSYCHOLOGY, BEHAVIOR, AND SOCIAL NETWORKING. Volume 14, Number 4, 2011

  5. Schaar S. Revolutionary Challenges in Tunisia and Egypt: Generations in Conflict. New Politics. Summer 2011.



1 [Thomas V. Pollet, Sam G.B. Roberts, 2011, p.253]

2 [Rajiv Garg, Michael D. Smith, and Rahul Telang, 2010, p. 12]

3 Cм. Библиографическое описание

4 [Schaar S.,2011, p.19]

5 [Little G., 2010, p.70]

6 Leigninge M. How Should Citizens and Public Managers Use Online Tools to

Improve Democracy? – [ wileyonlinelibrary.com ] – Проверено 09.04.2012