microbik.ru
  1 ... 12 13 14 15 16

На основе предшествующей истории и прогнозов рынок создает свое мнение об ожидаемых значениях индикаторов, из которого и следует настроение рынка по каждой валюте - двигать ее вверх или же вниз. Это мнение у каждого трейдера может быть основано на им лично выполненном анализе графиков экономических данных, либо же на сопоставлении и интуитивном взвешивании мнений разных экспертов и комментаторов. Лучше всего, если у трейдера есть своя собственная оценка, исходя из которой он смотрит на другие мнения. Но главное при анализе и принятии решений на основе фундаментальных данных это все-таки понимание мнения рынка. Абсолютно точных прогнозов в экономике не бывает, и если реально опубликованные данные существенно отличаются от того, что ожидал рынок, то он не останется к этому равнодушным. Тогда и начинается энергичный ход графика валютного курса, и к этому надо быть готовым.

Каждый индикатор имеет свою естественную связь с поведением валютных курсов, просто в силу своего экономического содержания. Поэтому можно без труда представить себе таблицу с рекомендациями такого типа: если индикатор такой-то вырос, то курс валюты поднимется. Но на самом деле, будет ли иметь место именно такая реакция рынка, или не будет реакции, либо произойдет прямо обратное, зависит от того, как рынок пришел к сегодняшнему его состоянию, каковы восприятия трейдерами происходящих событий и их ожидания на будущее. Короче говоря, все определяется настроением рынка. Есть общая схема причинно-следственных связей, а есть конкретные настроения, которые в эту схему укладываются (тогда реакция рынка будет "нормальной"), либо же противоречат ей (тогда происходит более резкая нестандартная реакция рынка). Схема этих связей вполне естественна, она изображена в таблице.


Ожидаемое влияние экономических данных на финансовые рынки

Характер экономических данных (новостей) по конкретней экономике

Сильные

(выше ожидавшихся)

Слабые

(ниже ожидавшихся}

Рынок

Условия бизнеса

Инфляция

Условия бизнеса
Инфляция

Государственные ценные бумаги









Фондовый рынок









Еще раз подчеркнем психологическую природу восприятия рынком экономических данных, которое вносит отклонения в приведенную выше таблицу (и без правильного понимания которого невозможна реальная торговля по фундаментальным данным): в момент публикации того или иного индикатора самое важное значение имеет не численная величина этого индикатора, а то - насколько эта величина отличается от ожиданий рынка. Если вышедший показатель вполне совпадает с ожиданием рынка, то он как правило, уже и учтен рынком («дисконтирован») в движении цены. Особой реакции валютных курсов на опубликованное значение может и не быть, несмотря на общую экономическую значимость показателя (ВВП, инфляция и т.д.). Но если рынок ожидал одного, а вышли совсем другие цифры, то реакция рынка на существенные экономические индикаторы будет обязательно, и очень часто - весьма энергичная.

На всякий случай заметим, что мнение рынка может вовсе не совпадать с опубликованными прогнозами. Профессионализм трейдера и заключается в умении отличать одно от другого, а также в понимании того, какие именно факторы являются именно сейчас определяющими для валютных рынков. Важность того или иного индикатора для рынка не остается раз навсегда заданной. В зависимости от сложившейся ситуации, от проблем в экономиках и на финансовых рынках, какой-то индикатор выходит на первый план и некоторое время остается в центре внимания трейдеров. Спекуляции по поводу ожидаемых значений этого индикатора могут двигать курс валюты в какую-то сторону задолго до выхода данных, а после публикации курс может резко уйти в противоположном направлении на целые проценты лишь из-за того, что опубликованное значение индикатора отличалось от прогнозов на доли процента. Но потом центр внимания рынка сдвигается к другим индикаторам (или к другим валютам), а на этот показатель рынок не проявляет почти никакой реакции. Хотя он может показывать и большие отклонения от прогнозов,

Имеется сколько угодно примеров, когда экономические параметры, бывшие долгое время в центре внимания рынков, вдруг теряют для них всякий интерес и их место занимают другие. Это естественно и неизбежно, ведь рынки представляют собой живой организм, в жизни которого многое меняется. Главная цель этой книги -помочь трейдеру разобраться в природе основных экономических индикаторов, а для успеха в применения этих знаний к практической торговле необходимо именно непрерывное наблюдение за жизнью рынка, за его проблемами, изменениями в настроениях и реакциях. Об этом надо помнить!

Выхваченный из рыночного контекста экономический показатель может не только не дать полезной информации, но дезориентировать трейдера: скажем, в учебнике для трейдеров или в книге по макроэкономике написано, что если такой-то показатель I растет (I), то курс валюты падает. Увидев на экране это самое I, трейдер быстро продает изрядную сумму данной валюты и получает убыток, потому что курс валюты после этого энергично поднимается. Почему это происходит? Да например потому, что за несколько дней до публикации показателя I на рынке было много спекуляций, комментариев и опросов мнений, показавших, что все уверены в росте данного индикатора, так что в течение этих дней курс валюты постепенно падал, потому что в ожидании именно таких данных трейдеры продавали валюту. А после выхода данных, подтвердивших ожидания, многие уже выполнили свои планы и теперь реализуют прибыли, покупая по низкой цене валюту, которую они раньше успели продать дорого. Массовые покупки валюты конечно же поднимут ее курс и вполне достаточно для того чтобы обеспечить убыток тому, кто не следил все это время за поведением рынка.

Рассматривая в книге различные индикаторы, мы иллюстрировали их примерами того как рынки реагировали на экономические данные и происходившие события. Здесь мы рассмотрим для иллюстрации рассуждений о психологии принятия решений в фундаментальном анализе еще несколько живых моментов из недавней жизни рынков, чтобы показать, как это происходит на самом деле.

Три главных центра внимания финансовых рынков в 1999 году - это судьба американского фондового рынка, новая валюта евро и японская йена.

Рынок американских акций в предыдущие три года рос невиданными в истории темпами. Одного взгляда на Рис. 2.2. достаточно, чтобы понять разницу в поведении американских акций до 1996 года и после. Уже в конце 1996 года председатель Федеральной Резервной Системы A.Greenspan высказал опасения о том, что рынок американских акций является перегретым, цены на них явно завышены. Но разве можно сравнить тогдашний уровень Доу-Джонса с сегодняшним.

Организованный по стандартному сценарию цикл финансовых кризисов (начавшийся в 1997 году со стран Азии и прокатившийся затем по Латинской Америке и России), заканчивавшихся каждый раз тем, что коррумпированная правящая национальная элита с помощью кредитов МВФ перекачивала миллиарды долларов из национальных экономик в финансовый рынок США, чрезвычайно благоприятно отразился на ценах американских акций, вызвав их бурный рост. Некоторые проблемы, возникшие в частности, после августовского 1998 г. дефолта России, были сняты своевременными действиями FED, оказавшего прямую поддержку (вливание 3,6 миллиардов долларов) одному из крупнейших американских хедж-фондов LTCM, попавшему на грань разорения в результате примитивных действий на развивающихся фондовых рынках, а также сильно снизившего осенью 1998 года процентные ставки (тремя движениями на 0,75% годовых; незначительность этой цифры не должна вводить в заблуждение, так как даже чисто формально, это означало не менее 0,75 : 5,5 = 15% снижения привлекательности государственных облигаций США, а значит, переориентировало потоки долларов на акции).

Беспрецедентный рост цен на акции создал «эффект благоденствия»: как известно; не менее 50% домашних хозяйств в США вовлечены в участие на фондовом рынке, являются владельцами тех или иных пакетов акций. За менее чем три года, только благодаря росту акций, их собственность могла подняться в цене в 2 - 3 раза. Для ориентированной на потребителя экономики США это явилось сильнейшим дополнительным стимулом, так как интенсивный спрос на товары длительного пользования (холодильники, мебель, автомобили и т.д.) и жилищное строительство дали мощный импульс к росту производства во многих отраслях. А в начале 1999 года в докладе A.Greenspan'a было отмечено, что тот же эффект благоденствия стал уже сильнейшим фактором роста бизнеса, поскольку множество людей получили возможность вложить свои капиталы, лично или объединившись с близкими, в создание собственного дела (дополнительный фактор повышения занятости!).



Рис. 16.1. Промышленный индекс Доу-Джонса, 7997- 1999 г. г.

Однако, лишенный источника прилива капиталов, фондовый рынок не может висеть высоко сам по себе. Не удивительно, что 1999 год начался с опасений, высказанных (причем, такими весьма авторитетными людьми, как заместитель председателя Федеральной Резервной Системы A.Rivlin и мистер «Йен» E.Sakakibara, заместитель министра финансов Японии по иностранным делам) о том, что американский фондовый рынок представляет собой пузырь, который, если лопнет, может обрушить и экономику. A.Rivlin в январе 1999 г. утверждала, что «цены на американские акции не оправдываются никакими разумными ожиданиями прибылей корпораций». А бывший председатель FED Volcker заметил, что судьба экономики зависит от 50 акций, из которых 50% никогда не докладывали о каких-либо прибылях. Позже правда, некоторые изменили мнения, считая, что в основе роста лежит совершенствование технологий, в частности информационных.

Но как бы то ни было, неустойчивость нарастала, не прекращался поток комментариев о том? что перегретая экономика США должна перейти в стадию замедления, проблемы с торговым дефицитом росли вместе с дефицитом, только многократные интервенции Банка Японии удерживали доллар от обвала против йены, а экономика Европы после прекращения войны в Югославии и решения неизбежных проблем переходного периода возникновения евро, обещала выйти из рецессии и начать догонять американскую.

Все эти факторы направлены против доллара и американских активов, что и продемонстрировал рынок после повышения ставок FED. Если первого июля была вполне очевидная реакция на повышение ставок (Рис. 16.2), курс доллара поднимался (хотя и не очень долго), то после второго повышения ставок 24 августа вслед за некоторым усилением доллара начался обратный процесс.



Рис. 16.2. Повышение ставок FED 1 июля 1999 г., график британского фунта

Рынок ожидал новых повышений ставок, которые сделают американские активы менее привлекательными, а вследствие их явной переоцененности, спад может быть не просто откатом, но настоящим обвалом. Тем более, что рядом в изобилии находились недорогие японские и европейские акции и облигации. В итоге, в течение всего лета 1999 года рынок оценивал любые признаки роста инфляции или занятости с США с точки зрения возможных повышений ставок FED, и даже новые подтверждения силы экономики воспринимались лишь как приближение к будущему спаду, в итоге курс доллара упал к началу августа на несколько процентов по всем четырем основным валютам, и по сообщениям аналитиков, многие инвестиционные фонды активно переориентировали тогда свои портфели в сторону японских и европейских активов, а эти перетоки капиталов вносили дополнительное давление на доллар к низу.



Рис. 16.3. Повышение ставок FED, 24 августа I999 г., график британского фунта


Рис. 16.4. Повышение ставок FED 24 августа 1999г., график евро

Рисунок 16.3 показывает опережающую реакцию рынка в ожидании заседания FED; рынок заранее был настроен на то что повышение ставок состоится, и доллар уже укреплялся. После поступления информации о принятом решении график продолжил некоторый ход в сторону укрепления доллара, а затем начался длительный ход в противоположную сторону. Несмотря на повышение ставок, курс доллара падал. Примерно таким же был ход событий и на рынке евро/доллар (Рис. 16.4).

Японская йена летом 1999 года. Представленные ниже три графика (Рис. 16.5, 16.6, 16.7) вместе с рисунком 8.4. показывают упорное нежелание йены падать против доллара, несмотря на проведенные летом несколько подряд интервенций Банка Японии, стоивших ему, по имеющимся сведениям, не менее 37 миллиардов долларов.

На рисунке 16.5 показан график йены в то время, когда Банк Японии осуществил массированные покупки доллара против йены при посредничестве Европейского Центрального Банка. Эффект от этой интервенции был велик, курс йены упал более чем на три процента.



Рис. 16.5. Интервенция Банка Японии 18 июня 1999 г, курс йены

Следующая интервенция была осуществлена в ответ на повышение ставок FED, после которого курс доллара по отношению к йене стал падать. По мнению Банка Японии, широко им объявленному, усиление йены тогда было преждевременным, оно не соответствовало уровню еще только намечавшегося восстановления в экономике Японии, наносило ущерб японским экспортным отраслям и японским инвестиционным институтам. В соответствии с этой заявленной позицией. Банк Японии и предпринял валютную интервенцию для ограничения роста курса йены.



Рис. 16.6. Повышение ставок FED I июля и интервенция Банка Японии; график курса доллар/йена



Рис. 16.7. Японская йена летом 1999 года

Эффект от этой интервенции был несколько меньше. чем от предыдущей, поскольку настроения рынка она не изменила: иностранные инвесторы вкладывали значительные средства в японские акции, опасаясь опоздать к этому выгодному инвестиционному проекту. Акции японских корпораций долгое время были недооцененными, их рост начался сравнительно недавно, только в 1999 году. так что приток иностранных денег подстегивал этот рост, что привлекало на этот рынок новые деньги, а йена все росла. Рисунок 16.7 показывает этот процесс с несколько более глобальной точки зрения; на нем хорошо видно, как йена укрепляется против доллара, несмотря ни на что.

Новая валюта евро: первые шаги. Другой весьма поучительной иллюстрацией развития процессов на мировом финансовом рынке и их связей с валютными курсами является история с отставкой министра финансов Германии O.Lafontein'a.

Ко времени появления на свет новой валюты евро. процентные ставки одиннадцати европейских центральных банков находились на едином уровне в 3% годовых. Установлен этот единый уровень был согласованными действиями центральных банков в ноябре 1998 года и по оценкам некоторых комментаторов, это согласованное действие может быть занесено в список весьма профессионально выполненных решений финансовой политики. Хотя потом было много комментариев, что ничего особенного это движение собой не представляет и всеми заранее ожидалось, но анализ рыночных уровней этого ожидания не подтверждал; суть дела скорее всего в том, что именно тогда этого никто и не ожидал - единый Европейский Центральный Банк должен был начать функционировать с января 1999 года.



Рис. 16.8. Отставка министра финансов Германии О.Лафонтена и первый восходящий качал на графике евро (март 1999 г.)

Как бы то ни было, с момента установления единых европейских ставок они попали под огонь критики со стороны некоторых европейских министров финансов, в чем особенно усердствовал министр финансов Германии O.Lafontaine, настойчиво требовавший дальнейшего снижения ставок в качестве дополнительного стимула занятости и экономического роста в Европе. Европейский Центральный Банк (ЕЦБ) оказался в сложном положении: с одной стороны, снижение процентных ставок действительно оправдывалось ходом экономического цикла в Европе, с другой стороны, получалось, что первое решение в своей истории Банк сделает под прямым нажимом со стороны политиков. Независимость центральных банков от своих правительств уже давно является для всего мира доказанным фактором стабильности финансов, сдерживания инфляции и общего доверия к валюте. Для ЕЦБ же доказательство его независимости стало принципиальным делом, тем более, что евро с самого начала испытывала сильное давление вниз из-за проблем в ряде европейских стран (в особенности с безработицей) и явного расхождения в темпах роста в Европе и США.

Снижение процентных ставок оценивалось рынком тогда как неизбежное, но под прямым давлением политиков Банк на него пойти не мог (в истории известны ситуации, когда центральный банк поднимает процентные ставки именно потому, что правительство требует их снизить) и три месяца доказывал, что для борьбы с безработицей надо не ставки снижать, а устранять законодательные барьеры, ограничивающие маневр рабочей силы в Европе и осуществлять другие реформы на рынке труда. Чем дольше длилось противостояние между министрами финансов и Банком, тем сильнее рынок давил валюту вниз, уверенный в том, что в конце концов ставки придется урезать.



Рис. 16.9. Богатая событиями неделя, май 1999, график курса евро/доллар

Закончилось все это неожиданной для всех отставкой Лафонтена с поста министра финансов 11 марта, которую рынок расценил как снятие понижающего давления на валюту и в результате по евро, впервые с ее появления на свет, сформировался вполне устойчивый восходящий канал; нарушен который был только с началом натовских бомбардировок в Югославии. В течение всей этой войны евро находилась под давлением вниз, но каждое сообщение, даже слух, о возможности прекращения войны сразу же давали импульс по евро наверх. А ставки ЕЦБ снизил 8 апреля, и сразу на полпроцента. Интересно то, что когда в июле евро наконец-то преодолела затяжное падение и, оттолкнувшись от опасного соседства с долларовым паритетом, поднялась, то оказалась она именно на уровне нижней границы этого канала.

И в заключение, на рисунке 16.9 представлена одна очень содержательная, богатая событиями неделя из жизни евро.

В понедельник курс евро резко поднялся более чем на процент, до 1.0841, причем значительная часть этого хода была сделана за 20 минут, после сообщений о возможности мирного разрешения косовского конфликта и начале вывода югославсих войск. Но затем последовали комментарии, о том, что США и Англия заявили о недостаточности этих мер для удовлетворения требований НАТО и о продолжении бомбардировок. Начался откат евро вниз, продолжающий общую тенденцию падения валюты.

В среду, после некоторой консолидации, курс евро круто упал на 80 пунктов после сообщения об отставке премьер-министра России Е.М.Примакова. Вариант такого развития событий обсуждался, но отставка, привязываемая к обсуждению Госдумой России импичмента президента, ожидалась по крайней мере на следующий день. Политическая нестабильность в России подрывает курс евро из-за тесных финансовых и торговых (а также, несомненно, и политических) отношений России с Германией, крупнейшей экономикой евро-региона. Это свойство евро в полной мере унаследовала от основной своей предшественницы - немецкой марки. В данном случае рынок однозначно рассматривал отставку Примакова как фактор, отрицательный для реформирования экономики России, поэтому реакция на указ об отставке Примакова была скорой и резкой, хотя и непродолжительной.

Последовавшие непосредственно за событием комментарии обсуждали падение евро в связи с динамикой экономики Европы и США, а не с событиями в России. Тем более, что уже через несколько часов новая отставка, на этот раз секретаря американского Казначейства Р.Рубина, вызвала падение доллара по основным валютам. Сама по себе новость не была полной неожиданностью, так как возможность эта уже обсуждалась в печати, но все же в момент выхода сообщения курс доллара упал.

В самом конце недели данные по американской инфляции вызвали еще одну резкую реакцию рынка: индекс потребительских цен США за апрель показал неожиданно высокий рост в 0,7%. Для сравнения - в марте было 0,2%, а прогнозы на основании опросов экспертов предсказывали не более 0,4%. Хотя основной рост цен связан был с происшедшим перед тем ростом цен на нефть, но и основной показатель Core CPI, исключающий из состава потребительской корзины продукты питания и энергоносители, также поднялся на 0,4% (0.1% в марте). Основной смысл комментариев в этой связи состоял в том, что действие факторов, благоприятно сказывавшихся на сильном неинфляционном росте экономики США (мировой финансовый кризис и падение цен на нефть), уже закончилось. Подъем цен на нефть и начало восстановления в других мировых экономиках, в том числе в Азии, вызовет общий рост цен, также и в США. Все мнения сводились к тому, что FED вскоре должен будет поднять ставки, а это расценивалось как фактор, отрицательный для американских финансовых активов. Так что цены на американские акции и облигации, а заодно с ними и курс доллара оказались под давлением книзу.

Ответы к расчетным задачам.

Задача параграфа 3. Результаты приведены в таблице, верхняя половина которой содержит рассчитанные по формуле относительного ППС процентные изменения SS курсов валют по отношению к друг другу на начало 1999 г., а в нижней половине представлены результаты расчета для середины 1999 г. Необходимо учесть, что курсы валют по отношению друг к другу пишутся здесь в стандартной принятой на рынке FOREX форме: количество долларов за фунт, долларов за евро, йен за доллар, фунтов за евро, йен за фунт, йен за евро.

Доллар Фунт Евро Йена

Доллар - 0.33 0.89 1.09

Фунт -0.79 - 0.56 -0.76

Евро 1.09 1.88 - -0.2

Йена - 2.25 -3.04 -1.16

Задача параграфа 6.

Страна Реальная ставка

Начало 99 Середина 99

USA 1.15 1.22

UK 2.14 0.65

EU-11 0.96 0.94

Japan -0.23 0.45




<< предыдущая страница   следующая страница >>