microbik.ru
1 2 ... 16 17

Хольгер Кальвайт



Шаманы, целители, знахари

Древнейшие учения, дарованные самой жизнью.
«Быть в ясном сознании — вот

истинная болезнь, протекающая

по всем правилам болезни»

Федор Достоевский


Введение



Святая медицина
Три вещи забыла наша культура: здоровье, целение, святое. Эти поня­тия имеют один и тот же языковой корень и одни цели: здоровье, целост­ность, полнота, избавление, спасение, счастье, волшебство.

Целение имеет мало общего со скальпелем хирурга и антисептикой. Истинное здоровье обретает лишь внутренне очищенный — под этим подразумевается: освобожденный от наслоений дурного, прошедший через стра­дание. Это не имеет ничего общего со сладким эпосом нашей размягченной культуры; речь идет о физических и психических трансформациях на всех уровнях. Целитель, святой, исцеленный — все познали духовные измене­ния. Всех их, по сути, гнули, ломали, подвергали переоценке, пока им не была придана безукоризненная новая форма. Такими они вступают в некий целостный мир, который свободен от болезней и очищен через страдание. И в этом состоит первый парадокс шаманства.

Быть здоровым означает целостно воспринимать все уровни бытия. Целить означает лечить сначала саму культуру, затем человека и лишь потом болезнь.

Быть святым означает ощущать в себе многие, даже все, сферы бытия.

Эта триада: мудрость, счастье, волшебство — утрачена нами.

Целитель лечит сначала не пациента, но себя самого, позднее он освящает все вокруг. Это – «видение целителя», видение врача нового типа.

Эта книга об этом и рассказывает — о том, как традиционные целители познают сущее, как отдают себя во власть различных жизненных энергий и используют их; они не хотят так, как мы, искусственно заниматься поиска­ми нового; они хотят быть в гармонии с законами природы, с космическим логосом.
Шаманы были самыми первыми создателями знания и будут таковыми в будущем. Поэтому эта книга не является описанием архаики прошлого, это предвидение новых методов целения, которые вновь займут достойное место.

Итак, чему мы можем научиться у шаманов как у врачей, психологов, терапевтов, как у людей? Традиционная медицина и традиционное целение идут своим внутренним путем, они находятся в поисках целостности и здо­ровья по ту сторону Эго. Медицина шаманов не знает ни таблеток, ни уколов, устраняет не симптомы (это было бы против природы) — она дает жиз­ни новое дыхание, исцеляет наши связи с миром: ведь что есть болезнь, как не засорение духовных nop, нарушение полноценного мировосприятия и лишь затем болезнь как таковая?

Наша бюрократическая материалистическая медицина, включающая в модель «человек-машина» активного терапевта и пассивного больного, ко­торая рассматривает пациента всего лишь как объект и помещает в длин­ные коридоры больниц, перестала действовать. Этот вид лечения принад­лежит механистической эпохе. Сегодня мы отваживаемся подойти к «органической» медицине, к исцелению духа через личную трансформацию, через изменение сознания на всех уровнях.

Поищем классические образцы; они существуют, эти мастера целения— шаманы, традиционные целители, архаичные лекари, знахари. Их тайны открываются нашему просыпающемуся сознанию, но пока мы можем отме­тить лишь робкие попытки в этом направлении.

В своей первой книге о шаманах «Время в сновидении и внутреннее пространство» я описал формы посвящения и процессы психики, которые превращают человека в шамана. Настоящая книга являет альтернативу распространившейся тенденции профанации сил человеческого сознания, не в духе дающих советы чрезмерно жаждущим исцеления — открой там-то, посмотри то-то, — вместо этого описывается сложность и загадочность целения, что может само по себе действовать целебно путем развенчания иллюзий, путем изживания европоцентристских воззрений и тщеславных эгоцентристских надежд. Прежде чем мы начнем заниматься целением, следует выявить ложные понятия, показать их лишенную целительной силы запутанность, чтобы стал возможным сам процесс целения. Целение все­гда подразумевает готовность и мужество перешагнуть через границы, от­казаться от представления, что удовлетворение своего «я», его стабилиза­ция являются конечными станциями на жизненном пути. Соответственно этому целение является изменением плоскостей сознания, изменением ду­ховной пространственно-временной структуры. Традиционный знахарь живет в универсуме, составленном из множества миров... Наш мир — это один мир, царство мертвых — следующий, есть миры других существ в других пространственно-временных измерениях. Целение для традиционного врачевателя — путешествие сквозь пространство и время вовне, в бытий­ную ткань иного измерения. Как выглядят эти целительные путешествия?

Они осуществляются сознанием, и мы можем сегодня утверждать, что сознание есть независимое от мозга, самостоятельное и подчиняющее его себе единство. Оно является творящей субстанцией, носителем всего фи­зического вообще. Сознание есть исток и будущее всего живого, воплоще­ние гиперпространства, вневременной и безбрежной сущности.

Терапия, проводимая шаманами, имеет отношение к жизни в целом, а не только к восстановлению нарушенных функций и устранению физичес­кой боли. Целительство является для шамана философией, мировоззрени­ем. Одной из наших задач является подробное описание способов целительства, другая задача — показать ритуалы шаманов, движимых высшей энергией, которая для нас невидима и непостижима.

Проникновение в тот способ целительства, который практикуется ша­маном, интересно для исследователя энергий тем, что обнаруживает суще­ствование высших силовых полей. Более того, эта энергия целительства сможет в ближайшее время найти применение во всех областях и создать качественно иную жизнь, которая лежит по ту сторону всего того, о чем мечталось и думалось. Уже это позволяет видеть, что шаман не только опе­режает науку, он олицетворяет живую науку как ищущий знания на пути в будущее. Познание новых энергий неразрывно связано с пространственно-временными измерениями. Поэтому шаман путешествует во времени, пу­тешествует через наши временные границы в прошлое и будущее, в воз­можные состояния бытия, в другие эпохи. Время — это единственно значимая величина всего сущего, так как оно создает и разрушает, рождает и приводит к смерти, оно есть альфа и омега всего, а наше существование временно, мы бренные существа. Шаман устремлен в некое «гиперпространство», энергия и парадоксальный способ существования которого приняты им. Его жизненная мудрость, его сверхличностные познания из того сверхпространства. Это гиперпространство невозможно представить, но это не значит, однако, что в него нельзя войти. Инициация шамана как целите­ля означает обесценивание прежних ценностей, поворот с мирского пути, отслоение груза традиционных идей, освобождение от прежних представ­лений. Поэтому путь шамана тесно связан со страданием, так как он дол­жен уничтожить собственную систему мышления, чтобы смочь восприни­мать новый сверхпространственный мир.

Уже само приобщение к занятиям шаманством является целительным.

Я полагаю, что оно пробуждает в нас новый способ мышления, предос­тавляет возможность жить и думать в совершенно новых формах, освобож­дает и раскрывает нас.

Прежде чем мы приступим, еще одно предостережение: сами шаманы, которые звались у нас «колдунами». Мы отправляемся в страну удивитель­ных отражений, абсурдного и парадоксального, перевернутого и мерцаю­щего. Точка зрения «или-или», «да-нет», «светлый-темный» теряется здесь в единственной форме «все возможно». Поэтому мы связываем сегодня вол­шебство с обманом, с введением в заблуждение и трюкачеством. На самом деле эти обманы являются лишь обманами нашего ограниченного сознания. То, что представляется нам парадоксальным, лишь близорукость западно­европейского сознания. И всё-таки это необычайная страна. Тот, кто от­правляется по пути, ведущему в эту страну, может заблудиться в сверкаю­щем царстве иллюзий, утонуть — зеркала фальшиво воспроизводят то, что мы в них устремляем, но мы тем не менее делаем это и возвращаемся обрат­но уже как отображение того мира, плодов которого отведали. Путешествие туда может стать целительным, и тогда возвращаешься назад чародеем; мо­жет сделаться блужданием по ложному пути, и тогда возвращаешься отту­да зачарованным. Благо или беда. Лик Януса бытия — путь по острию ножа…



следующая страница >>