microbik.ru
1



Эволюция института брака в советском семейном праве

СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ
Отношение Советского государства к браку и семье более чем за 70 лет с момента принятия в 1918 г. первого советского семейного Кодекса законов об актах гражданского состояния.1 претерпело существенные изменения. Однако тот переломный момент, когда советское брачно-семейное законодательство резко поменяло свой курс и пошло принципиально новым путем, отчетливо виден. Таким моментом можно считать постановление ЦИК и СНК СССР от 27 июня 1936 г. "О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родильных домов, детских садов, усилении уголовного наказания за неплатеж алиментов и о некоторых изменениях в законодательство о браке и семье"2, о котором речь пойдет далее. В данной работе мы дадим определение брака в советском праве, а также рассмотрим развитие института брака в советском семейном праве.

ЭВОЛЮЦИЯ ИНСТИТУТА БРАКА В СОВЕТСКОМ СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ
Для начала определим, что означало понятие брака в советском семейном праве. Для этого рассмотрим несколько определений. Е. Розенберг приводил в своей статье следующее определение брака, содержавшееся в одной из современных автору советских монографий: "Брак есть отношение совместного сожительства, основанного на началах любви, дружбы, сотрудничества"3.

Витебского губернского отдела юстиции: "Брак есть свободное сожительство двух лиц"4. На второй сессии ВЦИК XII созыва звучало и такое: "Брак основан на взаимном притяжении, на культурном и идейном единомыслии и на половых отношениях"5.

Регистрация брака не обязательна. Данное утверждение противоречило, на первый взгляд, ст. 52 КЗАГС, в соответствии с которой только зарегистрированный в отделе записи актов гражданского состояния брак порождал права и обязанности супругов. Но следующее толкование ст. 52 КЗАГСа объясняет данное положение: "Статья 52 отнюдь не имела намерения поразить притязания незарегистрированной жены, и она должна признаваться имеющей все те права по имуществу, как и та, брак которой оформлен".

Еще в 1918г. при принятии КЗАГСа гражданский (зарегистрированный) брак понимался в НКЮ как средство борьбы с браком церковным.

Указанные воззрения отразились в Кодексе законов о браке, семье и опеке 1926 г. В основу Кодекса легло определение понятия брака в качестве наличия таких фактических отношений между мужчиной и женщиной, как совместное сожительство, ведение при этом сожительстве общего хозяйства, взаимная материальная поддержка, совместное воспитание детей (ст. 12 КЗоБСО). Регистрации брака отводилась роль "технического средства", бесспорного доказательства брака.

Судебная практика, как и КЗоБСО, не давала никаких преимуществ зарегистрированному браку перед фактическим. Например, по одному делу ГКК определила, что фактическая жена имеет право на наследование имущества лица, с которым она находилась в фактических брачных отношениях, хотя бы наследодатель и состоял одновременно в зарегистрированном браке. В соответствии с другим определением ГКК наличие фактических брачных отношений, в которые истец вступил при нахождении в другом, зарегистрированном браке, не являлось двоеженством. Но суд в этом случае, устанавливая срок начала фактических брачных отношений, должен был признать прекращение с того же момента зарегистрированного брака. Судебная практика (определением ГКК) допускала и многоженство: если было установлено, что ко дню смерти наследодатель состоял в двух фактических браках, то обе фактические жены имели право на наследование его имущества.

О наличии брака говорит ведение общего хозяйства. Никто, кажется, не сомневался в том, что супруги должны быть в семье cотрудниками, соработниками.

"Наш кодекс о браке и семье не может смотреть на семью иначе, как на трудовое объединение"6, - замечал Я. Н. Бранденбургский. Утверждалось, что настоящие брачные отношения могут сложиться только на основе экономической связи, "под брачные отношения должна быть подведена хозяйственная база". Именно "трудовой принцип" стал тем критерием, на основании которого сформировалась судебная практика признания юридической силы за фактическим браком. Трудовая основа брачно-семейных отношений подчеркивалась и в действовавшем законодательстве: ст. 12 КЗоБСО 1926 г. относила общность хозяйства к одной из трех составляющих брак.

Практиковалась полная свобода разводов. Советские граждане уже с декабря 1917 г. получили в соответствии с Декретом о расторжении брака свободу разводов. Для получения развода достаточно было желания одного из супругов. Такое прогрессивное законодательство не было знакомо ни одному государству того времени. И граждане не замедлили воспользоваться предоставленной свободой. Народные судьи Усть-Медведицкого округа сообщили в 1921 г. в НКЮ следующее: "...наблюдается более интенсивное предъявление исков о расторжении брака без всякой основательной причины, а просто по одному только чисто животному увлечению, ибо в законе нет никакого ограничения в этом отношении"7. Президиум губернского совета народных судей Вологодского судебного округа указывал на большое количество разводов, использовавшихся крестьянством "исключительно в корыстных целях". Отдел юстиции Смоленского губисполкома отметил злоупотребления, граничащие с преступлениями, на почве разводов. "Мужчины при такой свободе имеют возможность обольстить и сделать несчастными какое угодно количество девушек, поочередно прибегая к бракам и разводам неопределенное число раз".

В дальнейшем, Постановлением от 27 июня 1936 г., происходит некоторое усложнение процедуры расторжения брака (для регистрации развода стали необходимыми личное присутствие обоих разводящихся супругов и уплата пошлины). Несложность процедуры развода, существовавшей до указанного Постановления, объяснялась в основном желанием освободить женщину от "прежнего рабства", "уравнять ее во всех правах с мужчиной". В качестве одной из целей Постановления о запрещении абортов эксперты того времени рассматривали укрепление основ советской социалистической семьи.

Дальнейшее усложнение процедуры расторжения брака происходит в Указе от 8 июля 1944 года.

В соответствии со ст. 23-26 этого Указа заявление о разводе подавалось в народный суд. После публикации в местной газете объявления о возбуждении дела (за счет истца) в суд вызывался ответчик. Если народному суду не удавалось примирить супругов, дело могло быть рассмотрено по заявлению супруга в вышестоящей инстанции, которая уже и выносила окончательное решение. Кроме того, за выдачу свидетельства о разводе взыскивалась большая пошлина: от 500 до 2000 руб. С этого времени, по современников Указа, установилась "свобода разводов под контролем государства".8

Принятие Постановления о запрещении абортов показало, что в советском семейном праве произошел, без преувеличения, перелом. Есть несколько оснований это полагать. Одно из них смена законодателя. Если до упомянутого Постановления нормативные акты о браке и семье принимались на уровне республик, то с указанного времени - на уровне Союза ССР. Другим, гораздо более важным основанием явилось восприятие законодателем принципиально нового взгляда на брак и семью. Данное Постановление явилось первым нормативным актом Советского государства, направленным на "укрепление семьи" вместо ее "раскрепощения". Первый шаг в этом направлении - некоторое усложнение Постановлением от 27 июня 1936 г. процедуры расторжения брака (для регистрации развода стали необходимыми личное присутствие обоих разводящихся супругов и уплата пошлины). Однако о восприятии законодателем нового взгляда на брак и семью больше, чем само Постановление, свидетельствовали материалы периодической печати (в том числе и юридической) тех лет, появлявшиеся в связи с его обсуждением и принятием. Отдельные публикации видных юристов-специалистов по семейному праву в связи с Постановлением о запрещении абортов подчеркивают необходимость принципиальных изменений брачно-семейного законодательства. Несмотря на то что кардинальные изменения в советском семейном праве произошли все же не в 1936, а в 1944 г., есть основания считать Постановление от 27 июня 1936 г. имеющим прямое отношение к реформе семейного права военного времени.

Как же изменилось отношение законодателей к рассмотренным чертам понятия брака? Несомненно, наличие "склонности" в браке не имеет какого-либо юридического значения. Данная декларация представляет ценность лишь в контексте установленного равноправия мужчины и женщины, когда брак не является средством экономического закабаления последней. В Кодексе о браке и семье 1969 г. в качестве одной из его задач было указано "построение семейных отношений на добровольном брачном союзе женщины и мужчины, на свободных от материальных расчетов чувствах взаимной любви и дружбы и уважения всех членов семьи".

Ведение общего хозяйства со временем перестало быть определяющей чертой брака. Начиная с Указа от 8 июля 1944 г. брак определялся, как правило, по наличию или отсутствию регистрации. Уже не "трудовой принцип" и совместное хозяйство свидетельствовали о браке, а регистрация брака порождала имущественные права и обязанности супругов. Однако следы прошлых воззрений можно было обнаружить и в послевоенном законодательстве. Так, одна из предложенных редакций ст. 16 проекта Основ о браке и семье 1949 г. (об имуществе, нажитом в браке) содержала следующую формулировку: "Имущество, приобретенное супругами во время брака, со времени поступления его в общее хозяйство является их общей собственностью".9

Здесь подчеркнута необходимость совместного "освоения", а не просто приобретения имущества, для того чтобы оно получило режим общей совместной собственности.

Полянский П.Л называет отмену факультативного характера регистрации брака самым значительным мероприятием Советского государства на втором этапе -, что было закреплено Указом от 8 июля 1944 г.10 С этого времени, отмечает он, только зарегистрированный брак порождал права и обязанности супругов, установленные кодексами о браке и семье союзных республик (ст. 19 Указа). Интерес государства в регистрации брака состоит в том, что это дает возможность воздействовать на брачные отношения в таком направлении, которое полезно и необходимо и для общества, и для отдельного человека. Объяснение "полезному направлению" давалось в докладе М. О. Рейхеля на тему "Указ от 8 июля 1944 г." В соответствии с тезисами доклада, сохранившимися в архивном деле, законодательная политика Советского государства была направлена на "выполнение семьей ее дальнейшего назначения надлежащее продолжение рода... Основное установление Указа: побольше детей и получше воспитанных... Основной упор Указа на крепкую многодетную зарегистрированную семью"11. И только в одном случае после издания Указа от 8 июля 1944 г. суд признавал брачные отношения в соответствии со ст. 11 и 12 КЗоБСО. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 ноября 1944 г. разрешил подобную процедуру при условии, если фактические супруги не смогли зарегистрировать брак согласно ст. 19 Указа от 8 июля 1944 г. в связи с тем, что один из них умер или пропал без вести на фронте.

Среди самых важных последствий принятия Указа от 8 июля 1944 г. появление категории "внебрачные дети". В подготовленном Указе Президиума Верховного Совета РСФСР об изменениях в КЗоБСО и ГПК принцип ст. 20 Указа от 8 июля 1944 г. нашел свое выражение в том, что из КЗоБСО были исключены все статьи, "содержавшие несоответствующие этому принципу положения об одинаковых правах детей, рожденных в зарегистрированном браке и внебрачных". До издания Указа от 8 июля 1944 г. внебрачные дети не только были равны в правах с детьми, родившимися в зарегистрированном браке, но даже само это равенство было одним из основных принципов советского брачно-семейного права.

Ранее уже назывались меры, введенные Постановлением о запрещении абортов для "борьбы с легкомысленным отношением к семье и семейным обязанностям". Несложность процедуры развода, существовавшей до указанного Постановления, объяснялась в основном желанием освободить женщину от "прежнего рабства", "уравнять ее во всех правах с мужчиной"12.

В качестве одной из целей Постановления о запрещении абортов Н. Крыленко рассматривал укрепление основ советской социалистической семьи. Указ от 8 июля 1944 г. пошел еще дальше и усложнил процедуру развода. В соответствии со ст. 23-26 этого Указа заявление о разводе подавалось в народный суд. После публикации в местной газете объявления о возбуждении дела (за счет истца) в суд вызывался ответчик. Если народному суду не удавалось примирить супругов, дело могло быть рассмотрено по заявлению супруга в вышестоящей инстанции, которая уже и выносила окончательное решение. Кроме того, за выдачу свидетельства о разводе взыскивалась большая пошлина: от 500 до 2000 руб. С этого времени, по выражению С. Д. Бененсона, установилась "свобода разводов под контролем государства"13.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Приведенные материалы позволяют сделать следующий вывод: Советское государство перешло с 27 июня 1936 г. от политики полного раскрепощения брачных отношений к императивному регулированию брака и семьи. Принципиально изменился взгляд советского законодательства на брак: под ним стал пониматься сам акт регистрации, а не фактические брачные отношения. Если раньше фактический брак имел юридические последствия, будучи признанный таковым судом, то теперь лишь акт регистрации порождал права и обязанности супругов. И еще один аспект нового в тот период взгляда на брак: взаимные права членов семьи основывались не на кровном родстве, а на юридическом факте - регистрации брака родителей.

ЛИТЕРАТУРА


  1. СУ РСФСР. 1918. N 76-77. Ст. 818.

  2. СЗ СССР. 1936. N 34. Ст. 309

  3. ГА РФ. Ф. 353. Оп. 5. Д. 226. Л. 47.

  4. ВЦИК XII созыва: Вторая сессия: Стенографический отчет. М., 1925. С. 246.

  5. Бранденбургский Я.Н. Брак и его правовые последствия. М.,1926. С.6.

  6. Верховский П.В. Новые формы брака и семьи по советскому законодательству (с приложением проекта нового Кодекса законов о брачном, семейном и опекунском праве, разработанного Народным комиссариатом внутренних дел). Л.,1925. С.

  7. Полянский П.Л. Развитие понятия брака в истории советского семейного права // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1998. № 2.

  8. Полянский П.Л. Развитие понятия брака в истории советского семейного права // Вестн. Моск. ун-та. Сер.11, Право. - 1998. - № 1. - С.98-106.

  9. Розенберг Е. Проект КЗоБСО // Еженедельник советской юстиции. 1925. № 4849. С. 1484.

  10. Советская юстиция. 1936. № 18. С. 2.

  11. Советское семейное право / Под ред. В.А. Рясенцева. М.: Юрид. лит., 1982.

  12. Сольц А. Аборт и алименты // Советская юстиция. 1936. № 17.

1 СУ РСФСР. 1918. N 76-77. Ст. 818 (далее - КЗАГС).

2 СЗ СССР. 1936. N 34. Ст. 309 (далее - Постановление о запрещении абортов)

3 Розенберг Е. Проект КЗоБСО // Еженедельник советской юстиции (далее - ЕСЮ). 1925. N 4849. С. 1484.

4 ГА РФ. Ф. 353. Оп. 5. Д. 226. Л. 47.

5 ВЦИК XII созыва: Вторая сессия: Стенографический отчет. М., 1925. С. 246.

6 Бранденбургский Я.Н. Брак и его правовые последствия. М.,1926. С.6.


7 ГА РФ. Ф. 353. Оп. 5. Д. 226. Л. 54.

8 Полянский П.Л. Развитие понятия брака в истории советского семейного права // Вестн. Моск. ун-та. Сер.11, Право. - 1998. - N 1. - С.98-106.


9 Полянский П.Л. Развитие понятия брака в истории советского семейного права // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1998. № 2.


10 Полянский П.Л. Развитие понятия брака в истории советского семейного права // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1998. № 2.

11 ГА РФ. Ф. 9492. Оп. 1. Д. 1630. Л. 50.


12 Сольц А. Аборт и алименты // Советская юстиция. 1936. N 17. С. 5.

13 Советская юстиция. 1936. N 18. С. 2.