microbik.ru
1
1.История социальной работы в Германии

формирование современной системы

Временной отрезок, в рамках которого построено данное исследование, является, несомненно, отдельным этапом развития социальной работы в Германии, но естественным образом, вытекающим из её более чем столетней эволюции. Поэтому для того, чтобы разобраться в современных тенденциях социальной работы необходимо осуществить небольшой экскурс в историю…

Вопрос о том, каким временем датировать начало социальной работы в Германии весьма спорен. Но многие немецкие исследователи сходятся во мнении, что это время - начало XIX в.

Что же было в нём особенного? В качестве исходной ситуации можно выделить: начинающуюся индустриализацию, вычленение капиталистических производственных отношений, ускоренный естественный рост населения, освобождение крестьянства, свободу предпринимательства, пауперизм и массовую нищету1. Необходимо отметить, что социальная работа в это время развивается и как государственная, и как частная инициатива. Под государственной инициативой в данном случае понимается появляющаяся законодательная база в области социальной политики. Одним из первых и наиболее важных законов является «закон об охране труда» (1845 г.), по которому впервые государство предоставляло определённые гарантии населению, участвующему в производстве, обязывая работодателя помогать своим работающим и служащим.

Во второй половине XIX в. эти процессы становятся во много раз интенсивнее. В качестве социально-политических преобразований непосредственно повлиявших на развитие социальной работы в это время, немецкие специалисты выделяют социальное законодательство Бисмарка. Сюда относятся: больничное страхование 1883 г., страхование от несчастного случая 1884 г., страхование на случай инвалидности и по старости 1889 г. Хотя оно и было направлено на снятие определенной социальной напряжённости, которая охватила Германию конца XIX в., социальное законодательство Бисмарка явилось первым значительным шагом государства в этой области.

Большую роль в развитии социальной работы играла и частная инициатива. Уже с 20-х гг. XIX в. ученик и последователь Песталоцци, Уеллер открывает по типу воспитательных учреждений для бедных «Дома спасения». Они были своего рода приютами для нуждающихся, в которых те жили и трудились. Другому последователю Песталоцци Фрёбелю удалось в 1840 г. открыть первый детский сад для бедных семей, не имеющих возможности сидеть с детьми. По типу домов спасения в 1849 г. были открыты «Братские дома», которые выполняли в общем-то те же функции. С целью взаимодействия и взаимопомощи было создано «товарищество потребителей и производителей», также решавшее определённые социальные проблемы в сфере производства и распределения товаров (1848 г.). А так же на предприятиях как инициатива администрации и самих рабочих создаются вспомогательные и больничные кассы, в которых в случае определённых обстоятельств служащий или рабочий мог получить денежную поддержку. По сути, немецкое общество XIX в. искало альтернативу государственной социальной политики, создавая союзы, благотворительные объединения. Основы социальной работы, следовательно, складываются под влиянием как общества, так и государства, которые несомненно также влияли и друг на друга. Примером этого может служить основание в 1880 г. по инициативе Германского конгресса по благотворительности «Германского благотворительного союза», переименованного в 1919 г. в «Германский союз государственного и частного попечительства»5.

Ярким примером развития в обществе идей социальной работы является основание в 1892 г. в Берлине «союза по защите детей от жестокого обращения и эксплуатации». Этот союз выступал в то время против непосильного детского труда, за надлежащий уход за детьми. Настаивал на продолжительном времени учёбы в школе6.

Несомненно, на рубеж XIX и XX вв. приходится большое количество знаменательных событий в сфере социальной деятельности. Но кроме этого данный период можно считать началом профессионализации социальной работы. По сути, происходит осознание того, что для социальной работы нужны свои кадры и как следствие открытие первых социальных школ уже в 1900 г. В 1905 г. появилась первая христианская социальная школа. В течение последующих 4-х лет начали свою работу ещё тринадцать других социальных школ, где девушки из обеспеченных семей получали профессию попечительницы благотворительного учреждения7. Всё это привело к увеличению числа постоянных социальных работников. Ещё один интересный факт заключается в том, что это время немецкие специалисты называют «открытием детства и молодости», временем реформной педагогики, т. к. в этот период были впервые приняты «Постановление о защите молодёжи» (1911 г.) и постановление «об охране детей» (1903 г.)8. (Более подробно об этих законах см. § 2 и 3).

В отдельный этап в немецкой литературе по социальной работе выделяется период Вайтиорской республики (1918-1933 гг.). Сыграла в этом свою роль и I Ìировая война, во время которой эстафета заботы о её жертвах в Германии перешла от благотворительности независимых организаций к государству. После же войны всё социальное обеспечение было объединено в благотворительное ведомство. А в середине 20-х годов в больших немецких городах возникли органы государственного и социального обеспечения, существующие и по сей день9.

Кризисное экономическое развитие, инфляция, политическая нестабильность приводят к обнищанию населения, массовой безработице и к тому, что благосостояние становится государственной целью. Об этом свидетельствуют и те мероприятия в сфере социальной политики, которые предпринимает новое правительство. Тяжёлое экономическое положение, вызванное поражением в войне привело к массовой безработице, оставив многие семьи без средств к существованию. В ответ на это правительство прежде всего в 1918 г. признало право на пособие по безработице. Для ослабления социальной напряжённости был введён и 8-ми часовой рабочий день. В 1920 г. правительство идёт на ещё бóльшие уступки, удовлетворив желание рабочих участвовать в управлении производством «закон о производственном совете» (1920 г.). Этот шаг был вызван многочисленными забастовками и стачками рабочих. А в 1927 г. в предверии мирового экономического кризиса был издан закон о страховании на случай безработицы. Тем самым правительство хотело, чтобы сами рабочие и служащие позаботились о своих гарантиях на будущее, регулярно отчисляя небольшие суммы в страховые фонды10.

Более того, интенсивно в это время развивается профессионализация социальной работы. В немецкой литературе авторы выделяют следующие моменты: во-первых, это государственные указания по образованию 1918 г. Во-вторых, периодизация работы, начало дифференцированной работы11. Что касается разработки методики социальной работы, то первые итоги были сделаны здесь на основе изучения опыта работы в США. Речь идёт о патронажном методе, использованном в Веймарской республике в связи с последствиями войны, безработицей, массовым обнищанием населения. Расширенная концепция этого метода включила в себя прежде всего вопрос о причинах нужды.

Позаимствованный из США метод базируется на принципах уважения человеческой личности, активности и сознательного участия клиентов в преодолении своих трудностей, знание социальным работником своих собственных сильных и слабых сторон, ответственности отдельных лиц перед обществом. В 1926 г. Алиса Солотион опубликовала в Германии труд по социальной работе «Социальный диагноз», идей которого были подчерпнуты из одноимённой книги М. Ричмонда, вышедшей в США в 1917 г.12

С приходом к власти национал-социалистов демократическое развитие страны было приостановлено. Но здесь можно говорить об определённой политике по отношению к безработным. На январь 1933 г. таковых в Германии насчитывалось свыше 6 млн. человек, т. е. 40% всех желающих работать. Меры по «уничтожению» безработицы предпринимаются за счёт вооружения, дорожного строительства и многого другого. И уже к 1934 г. численность безработных снижается до 2,7 млн., а к 1939 г. до 0,12 млн. Но, по мнению авторов статьи о социальной работе в Германии в учебнике «Основы социальной работы», сама благотворительность была подменена «чистотой расы», а социальная работа была сведена к жестокому контролю над населением и стала одним из политических орудий нацистов.

С окончанием II Мировой войны начинается новый этап в развитии социальной работы. И здесь ввиду темы моего исследования я сосредоточу внимание на истории ФРГ, т. к. по мнению самих немецких исследователей именно это государство, а не ГДР, стало естественным преемником всех предыдущих начинаний в социальной сфере. 1949 г. стал, конечно же, отправной точкой этого развития. А именно: началось возрождение демократических основ жизни и вместе с этим демократических норм социальной жизни14. Интенсивно использовался опыт социальной работы США. Патронажный метод получает своё дальнейшее развитие. Особенно в середине 50-х годов, когда социальные работники перешли от взаимодействия с отдельными клиентами к работе с группами лиц. Тут, по мнению авторов «Основ социальной работы» (учебник для вузов), видимо оказали своё влияние получившие развитие в США эгопсихология — работа с семьями и рассмотрение человека в целом, а не его заболевания или сложившейся на данный момент ситуации15.

В 1961 г. принимается Федеральный закон о социальной помощи, в котором было закреплено право каждого на социальную помощь, а также был усилен принцип субсидарности. Когда государство не само непосредственно оказывает помощь, а субсидирует частных носителей, тем самым поощряя социальную инициативу и самопомощь самих граждан. Расширяется набор государственных видов социальной помощи, идёт дальнейшее развитие методики социальной работы. 70-е годы приносят ещё более серьёзные изменения. Во-первых, это, конечно же, реформа социального образования и создание профильных институтов и университетов. 70-е годы стали годами переосмысления социальной работы. Учёные пришли к выводу о недостаточности использования классических методов социальной работы, а также о малом использовании терапевтических средств в тех случаях, когда речь шла об охвате и решении проблемы в целом. В научном мире ФРГ проходят дискуссии о пользе системных подходов в социальной работе. На их базе были обработаны основные модели и выработаны принципы современного развития социальной работы на национальном уровне в Федеративной Республике Германии16.

На начало 90-х годов социальной работой в ФРГ занималось более 600 служб и организаций, годовой оборот этих учреждений составлял 50 млрд. немецких марок, здесь работали более 700 тыс. штатных сотрудников, и 1,5 млн. человек привлекались к работе в качестве добровольцев. Сюда же надо отнести 410 тыс. учреждений самопомощи, которые финансировались частично из бюджета упомянутых учреждений, а частично из других источников17. На социальные цели в 1994 г. выделялось на человека около 13 тыс. немецких марок в год (для сравнения в 1960 г. на эти цели шло около 1200 немецких марок)18.

В целом можно сказать, что социальная работа в Германии имеет большую историю, лишь отчасти освещённую в этом параграфе. Но и на основе этого возможно говорит о том, что на момент образования ФРГ уже сложились некоторые её методические и практические аспекты. И во многом развитие социальной работы на современном этапе (во второй половине XX в.) является естественно вытекающим из всего её предыдущего развития. Поэтому, чтобы понять некоторые современные процессы в социальной деятельности, необходимо обратиться именно к истории, к развитию, к тому каким образом шло их формирование, и как на это влияла социальная политика государства и общественная инициатива.

Примечание:

1. Buchkremer, Hansjosef: Haudbuch Sozialpödagogik: wiss. Buchges, 1995. С. 165.

2. B. Stötzel Лекции по истории социальной работы.

3. Там же.

4. Там же.

5. Основы социальной работы. М., 1997. С. 342.

6. Там же. С. 344.

7. Там же. С. 344.

8. Buchkremer, Hansjosef: Haudbuch Sozialpödagogik: wiss. Buchges, 1995. С. 166.

9. Основы социальной работы. М., 1997. С. 344.

10. B. Stötzel Лекции по истории социальной работы.

11. Там же.

12. Основы социальной работы. М., 1997. С. 345.

13. B. Stötzel Лекции по истории социальной работы.

14. Основы социальной работы. М., 1997. С. 344.

15. Там же.

16. Там же.

17. Там же.

2. Возникновение понятия, складывание научных основ
и современное понимание Социальной педагогики
в Германии (теоретический аспект)


Само понятие «социальная педагогика» впервые появляется в середине XIX в. И этому факту мы обязаны выдающемуся немецкому педагогу, деятелю в области народной школы, а также «учителю немецких учителей» Адольфу Дистервегу. Чтобы увидеть, что он вкладывал в это понятие, необходимо, на мой взгляд, обратиться к его жизни, идеям. Он родился 29 октября 1790 г. в семье чиновника судебного ведомства в небольшом промышленном городе Зиген в Вестфалии. По окончании латинской школы Дистервег поступил в 1808 г. в Гербонский университет, где изучал математику, философию и историю. Через год он перевёлся оттуда в Тюбингенский университет, который закончил в 1811 г. В университете он знакомится с идеями Песталоцци. Окончательно его последователем Дистервег станет преподавая в 1813-1818 гг. в одной из школ г. Франкфурта. И с этих позиций он уже не сходит в течение всей своей жизни1. Нет смысла перечислять всё то, что удалось Дистервегу сделать для немецкой и мировой педагогики. Потому что главным для моего исследования является его работа «Направления к образованию немецких учителей», вышедшая в свет в 1851 г., и в которой впервые встречается понятие социальной педагогики. Но конечно оно не возникает на пустом месте. Германия этого времени находится далеко за пределами социального благополучия. Находясь под влиянием идей просветителей Дистервег считал, что только благодаря воспитанию человека можно изменить и улучшить общественную жизнь. Но в то же время он видел, что и материальные условия общественной жизни оказывают влияние на образование народа2. По сути он устанавливает прямую взаимосвязь социального и педагогического. И это было первым шагом к появлению нового понятия. Исходя из этой взаимосвязи Дистервег считал целью народной школы общее образование, направленное на развитие в ребёнке всех сил самодеятельности и практическую подготовку к жизни3. Отсюда и понятие социальной педагогики у него можно трактовать как некую связь между воспитанием и процветанием общества, благополучия в нём каждого индивида. «Речь идёт о достижении не только индивидуального, но и социального, не только общечеловеческого, но также и национального, одним словом, истинного образования»4 — пишет Дистервег. Он как бы делит педагогику на индивидуальную и социальную, которые, в свою очередь, являются равноценными составными частями. Воспитание индивидума, писал он, зависит не только от индивидуального склада природы каждого отдельного человека, но и факторов, господствующих в то время и в том пространстве, где он живёт, т. е. от социальных факторов. Говоря современным языком, Дистервег изучает влияние социальной среды на процесс обучения и воспитания. И наоборот, влияние воспитания на социальную среду с целью позитивных изменений в ней. Социально-педагогическим идеалом Дистервега, соответственно было «образование в течение всей жизни». Он обосновывал необходимость послешкольного образования для всех5.

Это положило начало научно-теоретическим поискам в сфере социальной педагогики, а усложняющиеся проблемы населения, требования теоретического осмысления социальной работы, ускоряли этот процесс. Дистервег определил, на мой взгляд, его исходную точку, обосновав то, что без знания человека и социальных отношений нельзя достичь удовлетворительного решения задач воспитания и образования подрастающего поколения, а также общественного благополучия, назвав эту связь социальной педагогикой.

Следующий шаг в развитии научных основ был сделан Паулем Натором, профессором философии и педагогики Марбургского университета (1854-1924). Впервые он употребил понятие социальная педагогика в вышедшей в 1884 г. работе «Религия и внутренние границы гуманизма». В ней он пишет о том, что воспитание индивидуума является ни чем иным, как социальным обслуживанием6. Т. е. современное формирование у человека навыков социальной жизни является для индивидуума своего рода обслуживанием через воспитание, в котором он участвует. Он считал, что социальное воспитание и есть социальная педагогика, рассматривая социальное воспитание как взаимодействие между воспитанием человека и обществом в котором он живёт. Что происходит, по мнению автора, в школе, дома и в общинной жизни взрослых7.

Чтобы было понятным то, каким путём шло дальнейшее формирование научных основ социальной педагогики в конце XIX — начале XX вв. научные обоснования этой дисциплины можно объединить в пять основных подходов.

Первый подход — трансцендентально-философский, ведущим представителем которого является П. Натор, о котором я уже писал выше. Научно-теоретическим предшественником данного подхода было неокантианство, а социальная педагогика рассматривалась, как теория и практика социального воспитания.

Второй подход, если перевести дословно, звучит как «духовно-научный герменефтический подход».У основ которого стояли Г. Ноль и Г. Беймер. Научно-теоретическими предшественниками этого подхода были «Философия жизни» и Герменефтика Дильтея. Его представители понимали под социальной педагогикой благотворительную работу с молодёжью и считали её частью педагогики.

Диалектико-критический подход, представителем которого является Карл Моленауэр. Он считал, что социальная педагогика и социальная работа являются сходными понятиями. И там, и там общее ядро определяет педагогика.

Критико-рационалистический подход (Росспер), представители которого считали, что социальная педагогика является теорией социальной работы.

И пятый подход — Марксистский, в соответствии с которым социальная педагогика и социальная работа являются практикой общественных изменений и теорией причин бедности8.

Развитие научно-теоретических представлений о социальной педагогике всю первую половину XX в. шло в русле этих подходов. Более того, уже в 1910-1920 гг. было положено начало социально-педагогической деятельности, когда появляются первые законы о защите прав детей и молодёжи, о воспитании, названные позже социально-педагогическими реформами. И вплоть до 70-х годов XX в. закрепилось определение социальной педагогики, как социальной работы с детьми и молодёжью. Так как первоначально отцы-основатели (Дистервег, Натор) выводили её из понятия воспитания, социального воспитания и обучения в первую очередь детей и молодёжи. (Более подробно об этом будет сказано в 3 параграфе настоящей главы о взаимосвязи социальной работы и социальной педагогики.)

Я же позволю себе перейти к изложению современного понимания социальной педагогики в Германии. «Мостом» к этому является то, что многие немецкие специалисты считают её составной частью педагогики, которая развивается вместе с индустриализацией общества и её задача заключается не столько в поверхностном содействии человеку, сколько в постановке и узнавании педагогических проблем общества; в предположении возможных путей решения этих проблем9.

Вольф Биккер видит задачу социальной педагогики в том, что она призвана помогать человеку жить в обществе и иммунизировать его не нанося тем самым ущерба обществу10. Т. е. на первое место сегодня в Германии выходит её профилактическая роль. Одно из самых распространённых определений, которое можно встретить в немецкой социально-педагогической литературе, звучит так: «Под социальной педагогикой сегодня понимается все воспитательные и образовательные мероприятия, которые помогают, защищают, мотивируют и консультируют всех людей в процессе их самореализации и личностного развития»11. Не смотря на ту эволюцию, которую проделало это понятие и эта наука, входящая сегодня в Германии в систему педагогических дисциплин (не случайно специалистов в этой среде готовят именно на педагогических факультетах), в этом определении заметны идеи, увидевшие свет ещё в середине XIX века, почти 150 лет назад. Идеи Адольфа Дистервега. Другими словами , почти полуторвековое развитие социальной педагогики в Германии шло по пути создания прежде всего научно -теоретических основ социальной работы .Её история и современное положение , рассмотренные в данном параграфе , несомненно , подтверждают этот факт .

Примечания:

1. А. Дистервег Избранные педагогические сочинения. М., 1956. С. 10.

2. М. А. Соколова А. Дистервег о народной школе и учителе. М., 1962. С. 5.

3. Там же. С. 9.

4. Hildegard, Holstige Was ist Sozialpödagogik? 1976. С. 32.

5. А. Дистервег Избранные педагогические сочинения. М., 1956. С. 187.

6. Hildegard, Holstige Was ist Sozialpödagogik? 1976. С. 39.

7. Там же. С. 43.

8. Hans Cudwig Schriolt Teorien der Sozialpödagogik, 1981. С. 214-216.

9. Rolf, Bicker Sozialpödagogik in neueu Bundeslendkr. Hamburg, 1993. С. 4.

10. Там же.

11. Там же. С. 21.

3. Взаимосвязь Социальной педагогики
и социальной работы в ФРГ


Как уже отмечалось выше, данный вопрос является спорным среди немецких специалистов. Впервые об этом заговорили в ФРГ в 1950-1960 гг.

На сегодняшний день существует большое количество самых разных точек зрения в немецкой специальной литературе по данной проблеме. В настоящей работе же будут представлены наиболее распространённые из них. Но перед этим хочется отметить то, что в Российских изданиях, посвящённых социальной работе в Германии, можно встретить следующее мнение: «В ФРГ проводят границу между социальной работой и социальной педагогикой. Это объясняется тем, что социальная работа связана с помощью, уходом и заботой по отношению к клиенту. А социальная педагогика занимается в основном вопросами непосредственного воспитания и образования клиентов. Так, например, социальный педагог преследует цель, чтобы его клиенты-дети были воспитаны в духе лучших традиций Европейской культуры, его клиенты юношеского возраста могли получить Европейское образование, психически нездоровые люди могли бы получить всё то, что позволило бы им включиться в естественную жизнь общества. Тогда как социальный работник концентрируется на социальных проблемах клиентов, на путях и средствах, которые помогут ему решить насущные вопросы клиента. Социальный педагог, в свою очередь, участвует в повседневной жизни клиента и оказывает на неё педагогическое влияние»1.

Мне кажется, эта характеристика требует определённого разъяснения, основанного на Западно-Германской научной литературе. С этой целью я обратился к работе Рольфа Биккера, которая является своего рода попыткой обобщения всего написанного до 1990-х годов в Западной Германии по данной теме2. Он пишет о том, что во второй половине XX века всё чаще в немецкой литературе социальная педагогика рассматривалась как самостоятельный институт воспитания, стоящий рядом с семьёй и школой3. Объясняет он это тем, что в самом своём начале социальная педагогика объектом своей деятельности имела детей и молодёжь. Дабы эта мысль была понятна. Ниже приводится схема того, в какой взаимосвязи развивались социальная педагогика и социальная работа:

1970 Социальная деятельность (работа)

1950 Социальная работа Социальная педагогика

1930 Соц. обеспечение (взрослых) Соц. обеспечение (детей и молодёжи)

1900 Уход за бедными.
Социальная помощь взрослым и детям, молодёжи
Поясняя данную схему необходимо отметить, что, действительно, первые десятилетия XX в. стали для Германии временем, когда в социальной помощи населению выделяются две большие категории. С одной стороны, это взрослое население, с другой — дети и молодёжь. С чем это было связано? Ведь этот период времени сами немцы называют «открытием» детства и молодости. Выделение этой категории социально незащищенного населения было вызвано ещё и пониманием того, что молодёжь и дети, включённые в производство (этот факт имел большое распространение) страдают гораздо больше чем взрослые. Труд детей и молодёжи как правило считался низко квалифицированным, т. к. не было ни опыта, ни знаний. Из этого естественно вытекала и низкая оплата труда. Более того, раннее включение в производство и работа наравне со взрослыми, но за меньшую оплату, без учёта возрастных особенностей часто приводило к физическому недоразвитию. Следовательно, возникает потребность защиты подрастающего поколения. Это было время реформной педагогики, когда впервые из общих проблем социального благополучия была выделена социальная работа с детьми и молодёжью. Эта категория окончательно становится объектом исследований и деятельности (таких наук как психология, педагогика, социальная педагогика). Кроме этого появляются прототипы современного Германского законодательства, защищающего это группу населения. Речь идёт о постановлениях «об охране детей» 1903 г., и «о защите молодёжи» 1911 г. В которых впервые были подняты вопросы об ограничении труда детей и молодёжи, помощи тем, кто попал в трудную жизненную ситуацию и о защите от возможных социальных проблем, которые могли бы негативно повлиять на их развитие. Соответственно, подкреплённое научными исследованиями в сфере социальной педагогики, социальное обеспечение детей и молодёжи стало развиваться отдельно от общего. Это заметно уже в 70-х гг., когда появляется закон о благосостоянии молодёжи «право на воспитание» (1922 г.), декларирующий право каждого молодого человека получить достойное воспитание (и следовательно обязанность государства создать для этого все условия). Органы правосудия также делятся по возрастному признаку — закон о молодёжном суде «Воспитание вместо наказания» (1923 г.). Впервые поднимается вопрос, что даже в этой сфере к молодёжи должен быть особый подход, что даже сбившиеся с пути молодые люди ещё могут стать полноценными членами общества. Позднее реформируется и молодёжное отбытие наказания. Создаётся добровольная трудовая служба безработных молодых, развиваются идеи самопомощи5. А уже после II Мировой войны, когда демократические нормы были восстановлены, за этим направлением закрепилось название социальная педагогика (см. подробнее § 2).

Но в течение последних десятилетий появилась необходимость распространения сферы влияния социальной педагогики от детского до пожилого возраста. В свете тенденций развития социальной работы и социальной педагогики в последние десятилетия, особенно начиная с 70-х годов, можно в целом говорить об их смешении, взаимодействии, взаимовлиянии. Всё чаще немецкие специалисты говорят сегодня об интеграции этих сфер деятельности. Прежде чем рассмотреть причины этого явления, необходимо обратить внимание на нижеприведённый график, который по мнению Западно-Германских исследователей великолепно иллюстрирует эту интеграцию:

На мой взгляд, из данной схемы видно, как пересекаются сферы интересов социальной работы и социальной педагогики в работе с конкретными категориями клиентов. В ней отразилось также и то, как развивались эти направления. Т. е. если в сфере внешкольного образования молодёжи влияние социальной работы фактически отсутствует, то для социальной педагогики тоже самое можно сказать в отношении помощи пожилым. Тогда как на пересечении их интересов оказывается деятельность в сферах защиты семьи, обучения родителей, воспитательных консультаций, защита молодёжи. См. 1.

Но для настоящего исследования необходимо не только увидеть это соотношение, но и понять его причины.

Для этого я снова обращусь к Рольфу Биккеру , который пишет о том, что социальная педагогика понимается всегда, как педагогическая поддисциплина, тогда как социальная работа рассматривалась как область попечительства и заботы7. Все различные попытки понять их соотношение он объединил в три основных позиции. В первой позиции — социальная педагогика рассматривается в качестве помощи молодёжи или ещё точнее в качестве социального воспитания. Но тогда, по мнению автора, возникает опасность, что впоследствии социальная педагогика будет рассматриваться не как самостоятельное образовательное и воспитательное пространство, а как «пожарная» или «неотложная» педагогика8.

Во второй позиции соотношение социальной работы и социальной педагогики выявляется в том, что оба эти понятия взаимоупотребляемы, и в качестве главного понятия, социальная работа может подчинять себе социальную педагогику, и наоборот. Дело в том, что с позиции данного подхода, по мнению Биккера, возникает вопрос переступила ли социальная работа за время своего существования границу между чисто попечительской работой и работой с педагогическим намерением (что относится уже к социальной педагогике). Но в то же время и социальная педагогика в течение своего развития от детского и молодёжного попечения, забот, помощи и т. д. перешла к работе со всеми возрастными группами (т. е. затрагивает сферу социальной работы). Это, по мнению автора, стало оправдывать и то, что в социальной педагогике всё больше видели основное понятие, а социальная работа выражалась в качестве деятельности в точно определённой сфере9.

И третья позиция, по мнению Биккера наиболее характерная для подавляющего числа немецких специалистов современной Германии, принадлежит J. Schlling (И. Шиллингу). Он вводит для социальной педагогики и социальной работы общий, «главный» (дословный перевод) термин, объединяющий их — социальное дело. Оба понятия, считает он, должны оставаться под этим одним теоретическим заголовком. А тесную связь между ними можно выразить используя написание социальная работа/социальная педагогика. Их нельзя отрывать друг от друга10. Как раз данная позиция, на мой взгляд, отражает те самые тенденции, которые сами немцы называют процессом интеграции социальной педагогики и социальной работы, причём на всех уровнях. Особенно ярко это видно в системе подготовки кадров социальной деятельности. Учебный процесс по данной специальности в университете г. Зиген (специализация 2) с 1986 по 1997 годы получает название «Внешкольная, воспитательная и социальная деятельность» который был запущен в качестве модели на 10 лет и, где возможно было получить диплом социального педагога и социального работника. А с 1998 г. был запущен новый интегративный учебный процесс социальной педагогики/социальной работы — ISSIS. В целом необходимо заметить, что сами немцы считают вопрос о соотношении ещё открытым. Но можно с уверенностью сказать что последние десятилетия определили основные тенденции его решения, ключевым понятием которого стало понятие интеграции как на научно-теоретическом так и методическом и практическом уровне. Таким образом развитие в Германии социальной педагогики и социальной работы необходимо рассматривать не только и не столько по отдельности , но прежде всего в их взаимосвязи . Так как она (эта взаимосвязь) напрямую определяет современное положение всей социальной деятельности в этом государстве .

Примечания:

1. Основы социальной работы. М., 1997. С. 346.

2. Rolf, Bicker Sozialpàdagogik in neuen Bundesländer. Kove, 1993.

3. Òàì æå. Ñ. 3.

4. B. Stötrel. Лекции по истории социальной работы.

5. Там же.

6. Deure, Bernd Zugänge zur Sozialpàdagogik, 1996. Ñ. 121.

7. Rolf, Bicker Sozialpödagogik in neuen Bundesländer, 1993. С. 9.

8. Там же. С. 9.

9. Там же.

10. Там же.

11. Uni-GH-Siegen, SINFO-KG. Webmaster (Webmaster @ www. uni-siegen. de).

4. Некоторые практические аспекты социальной
деятельности в современной Германии


В современных условиях спектр деятельности, охватываемый специальностью социальная работа/социальная педагогика весьма широк. Фактически, так или иначе, она затрагивает почти все стороны общественной жизни. Немецкие специалисты выделяют пять основных сфер деятельности.

Первая из них — помощь молодёжи, куда входит: работа с молодёжью, дошкольное воспитание, интернатское воспитание, а также консультации по семейным и воспитательным вопросам.

Следующая — сфера здравоохранения и реабилитации. Сюда относится: социальная работа в сфере здравоохранения, консультации больных манией и профилактика, помощь и консультация для инвалидов, социальная психиатрия в регионе.

Третья сфера деятельности внедряется, как социальная реинтеграция. К ней относят профилактику насилия, социальную работу в местах тюремного заключения (реабилитацию заключённых) и помощь молодым осуждённым.

Четвёртая сфера объединяет то, что в Германии называют культурной социальной работой. Это педагогика приключений, культурная работа с детьми и молодёжью, работа с пожилыми, иностранцами, когда у тех есть проблемы с местными жителями.

И последняя, пятая сфера — это образование взрослых. Сюда относится повышение квалификации, стажировки по профессии, политобразование и образовательная работа с женщинами1.

Это, в свою очередь, даёт возможность говорить о том, что современная образовательная деятельность в Германии охватывает все возрастные группы и наиболее важные сферы общественной жизни (как-то образование, здравоохранение, правоохранение и т. д.). Если же говорить более подробно, то в зависимости от степени проблемы, заболевания и потребностей, клиенты социальных служб ФРГ могут обратиться за помощью в следующие обычные или специализированные учреждения, а также к специалистам:

1. В социально-педагогические учреждения (интернаты, жилищные сообщества под контролем социальных работников, консультации по вопросам воспитания, учреждения для отдыха и т. д.), к социальным педагогам, специализирующимся по вопросам семьи;

2. в группы самопомощи (инвалидов, больных, маргиналов);

3. в государственные, ведомственные, общественные, частные учреждения с целью получения ночлега (дома для женщин, бомжей, одиноких бездомных мужчин, ночлежки, сборные пункты для наркоманов и т. д.);

4. в медицинские учреждения (больницы, дневные и ночные поликлиники, другие лечебные учреждения, реабилитационные центры, консультационные пункты по вопросам планирования семьи и др.);

5. в психиатрические, диагностико-психологические и психотерапевтические учреждения (клиники, терапевтические группы по месту жительства, психиатрические пункты для социальных целей, детские психиатрические пункты, школьные психиатрические службы, медицинские пункты по терапии семьи и брака) и т. д.;

6. к психотерапевтам, медикам-консультантам по семейным вопросам;

7. службы по уходу за попавшими в затруднительное положение (к медицинским сёстрам общин, в службы по уходу на дому, в выездную службу красного креста и т. д.);

8. в социальные добровольные службы (службы раздачи питания, службы помощи на дому, службы по поддержке и помощи для родных инвалидов и т. д.);

9. в церкви и религиозные общины, консультационные религиозные центры и т. д.;

10. в школы (к учителям), интернаты, учреждения для помощи учащимся, в профессионально-технические училища, в центры по профессиональной ориентации;

11. в социальные образовательные учреждения для взрослых (родительские университеты, центры обучения, центры по подготовке вспомогательного персонала);

12. в детские ясли, группы продлённого дня, объединения для матерей, работающих в дневное время, в службе по заботе о детях;

13. в посреднические службы (по вопросам жилья, работы, найме обслуживающего персонала и т. д.);

14. юридические консультации, к адвокатам, к полиции;

15. к управленцам и администраторам в социальной сфере, в области образования и здравоохранения2.

Социальные услуги можно типологизировать по их содержанию: 1. консультационные, 2. врачебные, 3. информационные, 4. правовые (с контрольной функцией), 5. по общему уходу (исключая врачебные), 6. организационные3.

Под социальными услугами в ФРГ понимаются услуги, оказываемые слабо защищённым в социальном плане слоям населения в некоммерческих учреждениях и направленные на выравнивание жизненного уровня граждан. Кроме того, гарантированная система социальных услуг существует для граждан с момента их рождения; иностранцы, проживающие в ФРГ, также пользуются социальными услугами4.

Несомненно, оказание этих социальных услуг невозможно без определённой законодательной базы. Поэтому несколько слов необходимо сказать и об этом. Прежде всего нельзя не сказать об «Основном законе» Федеральной Республики, в котором зафиксированы основные принципы социального государства, подробно рассмотренные в первой главе. И только потом можно говорить о социальном законодательстве. Что же собственно следует понимать под ним? А дело-то всё в том, что в социальном законодательстве сведено воедино регулируемое до сих пор многими отдельными законами социальное право5.

«Малый юридический словарь» Германа Авенариуса описывает задачи социального права так: «Оно должно каждому дать защиту от изменчивости жизни (болезнь, инвалидность, безработица, возраст и т. д.)»6. В свою очередь, из социального права «сплетена» «социальная сеть». Современное социальное право берёт своё начало в 80-х гг. XIX в. из законодательства социально защиты и охраны труда. Оно подразделяется на социальное страхование, социальное обеспечение и социальную помощь (попечение). В Федеративной Республике к трём классическим сферам задач добавилось социальное содействие. Социальное право собрано воедино в обширном собрании законов, и это социальное законодательство — как и другие сборники законов — разделено на тома. В 1976 году в силу вступил первый том (общая часть), далее последовали другие, например, IV том — общие предписания социального страхования, V том — медицинское страхование, VIII том — о помощи детям и молодёжи и т. д.7 Сами немцы видят смысл объединения юридических предписаний в том, что право должно стать понятнее и лучше согласовываться друг с другом, когда учреждения действуют независимо8. В качестве примера конкретного социального законодательства хотелось бы привести «Новый закон о помощи детям и молодёжи».

Ядром нового закона является следующее: дети и молодые люди в своём развитии должны получить всестороннюю помощь. Деятельность эта должна поддерживать и дополнять воспитание в семье. Помощь детям, молодёжи и родителям должна предоставляться не с того момента, когда воспитание в семье испытывает серьёзные трудности. Новый закон о помощи детям и молодёжи предлагает поддержку профессионально компетентных консультантов ещё до возникновения критической ситуации.

Этот закон приходит на смену действующему с 1922 г. Закону о благотворительной помощи молодёжи и подводит черту под продолжающимися более 30 лет дебатами о реформе9.

Более подробно о нём будет сказано в следующей главе, в которой на примере этого закона будет рассмотрена взаимосвязь социальной политики государства с развитием социальной работы, социальной педагогики в ФРГ. Выше рассмотренный материал даёт хорошую возможность для этого.

Примечания:

1. B. Stötzel Лекции по истории социальной работы.

2. Основы социальной работы. М., 1997. С. 349-350.

3. Там же. С. 351.

4. Там же.

5. Kinder und Jugendhilfegesetz. Ñ. 44.

6. Там же.

7. Buchkremer, Hansjosef: Haudbuch Sozialpodagogik: wiss. Buchges, 1995. С. 233.

8. Там же.

9. Kinder und Jugendhilfegesetz. Ñ. 44-45.