microbik.ru
1
Знаменитые россияне

на сонковской земле
КУНИЦЫН

Александр Петрович

(1783-1840)

профессор Царскосельского лицея, любимый учитель А.С. Пушкина.

Родился Александр Петрович 16 ноября 1783 года в старинном русском селе Кой Кашинского уезда (ныне территория Сонковского района). Его семья принадлежала к духовному сословию: отец Пётр Куницын служил дьячком (псаломщиком) в местной Троицкой церкви. После окончания Кашинского духовного училища А.П. Куницын поступил в Тверскую семинарию. В семинарских ведомостях, сохранившихся в областном архиве, против фамилии Куницына стоят самые высокие по тем временам оценки успеваемости: «изрядная», «хорошая», «не худая». В 1803 году, как лучший ученик, он был переведён в Санкт-Петербургский педагогический институт, который окончил в 1807 году по курсу нравственно-политических наук. «За отличные успехи и примерное добронравие» Куницын был направлен для совершенствования знаний за границу – в Германию и Францию, слушал лекции в Геттингенском и Парижском университетах. А по возвращении на родину Александр Петрович был произведён в звание адъюнкт-профессора и определён на службу в открывающийся Царскосельский лицей.

19 октября 1811 года на открытии лицея он выступил с блистательной речью. Среди 30-ти лицеистов, которые слушали выступление А.П. Куницына, был и двенадцатилетний Александр Пушкин. Это событие он навсегда сохранит в своей памяти. Через много лет, в 1836 году, поэт напишет такие строки:

Вы помните:

когда возник лицей,

Как царь для нас

открыл чертог царицын.

И мы пришли.

И встретил нас Куницын

Приветствием меж

царственных гостей…

В лицее работала целая плеяда замечательных преподавателей – И.К. Кайданов, Я.И. Карцев, Н.Ф. Кошанский, Д.И. де Будри и другие. Но с первых же дней особое место в сердце молодого Пушкина занял Александр Петрович Куницын. Именно его юный поэт ценил и любил больше всех. По словам И.И. Пущина, он всего охотнее занимался в классе Куницына. Впоследствии лицеист П.А. Плетнёв писал, что о лекциях Куницына Пушкин «вспоминал всегда с восхищением и лично к нему до смерти сохранил неизменное уважение». Как знак любви и памяти поэта – дарственная надпись на книге «История Пугачёвского бунта», подаренной Пушкиным своему учителю: «Александру Петровичу Куницыну от автора в знак глубокого уважения и благодарности 11 января 1835».

Имя Куницына неоднократно упоминается в пушкинских «Послании к цензору», «Программе автобиографии», в письмах. Это ему, замечательному человеку и педагогу, посвятил Пушкин строки в своём стихотворении «19 октября»:

Куницыну дань сердца

и вина!

Он создал нас,

он воспитал наш пламень.

Поставлен им

краеугольный камень.

Им чистая лампада

возжена…

Полный курс лекций А.П. Куницына состоял из двенадцати циклов. Кроме психологии, логики, этики он читал право естественное, право гражданское, право финансовое, право уголовное. И везде он говорил о цели общества, о правах и обязанностях правительства, о решающей роли народа в выборе власти.

Слово Куницына, несущее любовь к простому человеку, к свободе и равенству, нашло дорогу к сердцам лучших учеников лицея и оставило в них незримый, но прочный след. Не случайно многие выпускники Царскосельского лицея, воспитанники Александра Петровича, стали декабристами.

Документы, письма, воспоминания свидетельствуют о том, какую большую роль в жизни юного Пушкина сыграл А.П. Куницын. И настолько велико было влияние Александра Петровича, что невольно напрашивается вывод: а может быть, без Куницына не было бы и Пушкина? Того Пушкина, которого мы знаем – поистине народного великого русского поэта? Может быть, был бы талантливый придворный поэт, поэт-лакей? И не было бы «Истории Пугачёвского бунта», оды «Вольность», «К Чаадаеву», послания декабристам? Может быть стоки, посвящённые Куницыну, воспитавшему пламень свободы и зажёгшему «чистую лампаду», и есть ответ на этот вопрос?

Дальнейшая судьба Александра Петровича Куницына складывалась не совсем просто. В 1821 году он был смещён с занимаемых им должностей в лицее и исключён со службы по Министерству народного просвещения за книгу «Право естественное», в которой, по мнению правительства, содержались «весьма вредные, противоречащие истинам христианства» мысли и утверждения. Запрещение этой книги гневно осудил Пушкин. Отстранением Куницына от преподавания были остро возмущены его коллеги по лицею. Директор лицея Е.А. Энгельгардт очень тепло отзывался об Александре Петровиче: «Куницын умел учить и добру учил!».

В дальнейшем Александр Петрович читал публичные лекции, выступал на частных квартирах, служил в канцелярии министра финансов, участвовал в составлении свода законов, писал статьи. Главная его книга «Историческое изображение древнего судопроизводства в России» вышла в свет через три года после его смерти. Последняя должность А.П. Куницына, в которой он состоял до конца дней – директор департамента духовных дел иностранного вероисповедования.

Умер Александр Петрович 1 августа 1840 года, и похоронен в Петербурге на Георгиевском кладбище (Большая Охта). Его жена умерла в 1848 году. Детей у Куницыных не было. Постепенно могила А.П. Куницына оказалась утерянной.

Но память об этом замечательном и талантливом человеке жива. В селе Кой и по сей день стоит Троицкий храм, в котором когда-то был крещён А.П. Куницын. Вспоминая великого поэта, мы всегда отдаём дань сердца его учителю – Александру Петровичу Куницыну, выдающемуся русскому юристу, педагогу, мыслителю.

Г.В. Шутова,

руководитель краеведческого

центра «Истоки»