microbik.ru
1

N. SIMONENKO,

the Doctor of Law (University Paris

2 Pantheon-assas),

the lawyer of international legal firm «Guide Luaret Nuel»
ABOUT ECONOMIC ESSENCE OF INTELLECTUAL PROPERTY RIGHT
Effective regulation of relations of the property is impossible without their economic essence. After all правоотношение properties are not that other, as the economic relation invested with the legal form. Being a version of public relations, правоотношения properties arise only at a certain stage of development of the society characterised by occurrence of the market: assignment an essence one of necessary conditions of its development.
Key words: the property, freedom of the person, a recognition and protection of proprietary relations, an economic inequality, legal mechanisms.

В. В. СИМОНЕНКО,

доктор права (Университет Париж

2 Пантеон-Ассас),

адвокат международной юридической фирмы «Гид Луарэт Нуэль»

ОБ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СУЩНОСТИ ПРАВА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ



Эффективное регулирование отношений собственности невозможно без учета их экономической сущности. Ведь правоотношение собственности есть не что иное, как экономическое отношение, облеченное в правовую форму. Будучи разновидностью общественных отношений, правоотношения собственности возникают лишь на определенном этапе развития общества, характеризуемого появлением рынка: присвоение суть одно из необходимых условий его развития.
Ключевые слова: собственность, свобода человека, признание и защита собственнических отношений, экономическое неравенство, правовые механизмы.

С момента своего возникновения собственность сильно эволюционировала. Заметим, что философская концепция Георга Вильгельма Фридриха Гегеля сыграла немаловажную роль в ее развитии.

Г.В.Ф. Гегель, в частности, отмечал, что собственность является необходимым условием свободы человека. Именно собственнические отношения лежат, по его мнению, в основе «концепции личности»1. Кроме того, немецкий философ полагал, что собственность суть не просто квинтэссенция прав и свобод человека, но их экономическая основа. Отголоски этой идеи можно найти и в трудах другого немецкого философа, Эммануил Канта, который полагал, что собственность, как и владение, делают индивидуума автономным и независимым2.

С появлением и развитием рынка признание и защита собственнических отношений становятся жизненно важными. Современная индустрия служит источником экономического неравенства, основанного на концентрации материальных благ в руках лиц, которые не всегда непосредственно участвуют в их производстве3. В сложившихся условиях стать собственником можно только при помощи правовых механизмов. Право становится условием sine qua non так называемой коммерческой собственности, т.е. правоотношений по поводу присвоения в контексте рыночной экономики. Иначе говоря, эти отношения одновременно и экономические, и правовые.

С экономической точки зрения собственность представляется общественным отношением, возникающим и существующим по поводу присвоения материальных и нематериальных благ. Понятие присвоения представляется, таким образом, отправной точкой для определения понятия собственности в целом4 и интеллектуальной собственности в частности.

О присвоении


Понятие собственности теснейшим образом связано с личностью правообладателя, поскольку ее основной задачей является удовлетворение потребностей собственника. С этих позиций собственность представляет собой своего рода продолжение его личности. Индивидуализированный характер собственности и личная свобода собственника предопределяют их взаимозависимость1.

Напомним, что марксистское определение собственности как экономической категории зиждилось на понятии присвоения2. Эта идея нашла отклик в трудах многих советских исследователей3. Не потеряла она своей актуальности и в наши дни. Например, согласно экспертному мнению профессора Н.Д. Егорова, понятием права собственности охватываются общественные отношения, которые объективируют процесс присвоения материальных благ4.

Содержание экономических отношений собственности сводится к возможности свободно использовать присвоенное имущество, исключая или разрешая его использование другими лицами. Поскольку собственность, как ядро общественного производства на современном этапе развития общества, объективирует процесс присвоения, взаимосвязь этих двух понятий представляется очевидной. Впрочем, следует отметить, что для определения экономической сущности собственности авторы часто используют понятия «владение», «пользование» и «распоряжение», понимаемые как экономические категории5. Действительно, данные понятия способны пролить свет на ту или иную особенность экономической сущности собственности. Однако даже совокупность этих правомочий не отражает всей полноты института собственности. Представляется, что не классическая триада, а понятие присвоения – ядро экономической сущности собственности.

Под присвоением следует понимать возможность определенного лица использовать на исключительной основе некоторое имущество в условиях некоторого производства1. Сущность данного явления очевидна и заключается в обладании присвоенным имуществом как своим.

При этом в контексте интеллектуальной собственности присвоение выражается в обладании охраняемым результатом интеллектуальной деятельности как своим.

Присвоение характеризует собственность в статике. Действительно, речь идет об общественном отношении, предполагающем взаимную связь между несколькими лицами по поводу определенного или определяемого имущества. Данное отношение характеризуется присвоением имущества, предполагая господство собственника над принадлежащим ему имуществом в условиях исключения всех третьих лиц. Кроме того, собственник имущества рассматривает его и владеет им как своим, т.е. он владеет и распоряжается принадлежащим ему благом по своему усмотрению и в своих интересах.

Присвоение представляется, таким образом, базовым элементом экономической сущности собственности. Однако понятие «присвоение» не идентично понятию «собственность». Под присвоением следует понимать общественное отношение, объективирующее процесс производства и обмена благ и предполагающее возможность для собственника свободно манипулировать имуществом в своем интересе. В рамках института интеллектуальной собственности присвоение проявляется в возможности для правообладателя владеть результатом интеллектуального труда в своем интересе и по своему усмотрению.

Говоря о присвоении как о явлении, характеризующем статику правоотношений собственности, определим, каковы проявления правоотношения собственности в динамике. Представляется, что динамика правоотношения собственности характеризуется реализацией собственником принадлежащего ему правомочия по распоряжению имуществом в своем интересе и по своему усмотрению1.

При этом, хотя присвоение является отражением экономической сущности права собственности, его недостаточно для обеспечения его жизнеспособности. Для того чтобы то или иное субъективное право можно было квалифицировать как право собственности, необходимо установить, что правообладатель пользуется им на исключительной основе2.

Об исключительном характере интеллектуальной собственности


С экономической точки зрения жизнеспособность субъективного права, в том числе права на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности, зависит от степени его исключительности. Однако способы обеспечения исключительности права непосредственно зависят от уровня технического развития общества и, следовательно, постоянно эволюционируют3. Кроме того, представляется очевидным, что исключительность права на материальный объект отличается от проявлений исключительности права на нематериальный объект. Так, в отношении охраняемых результатов творчества невозможно обеспечить исключительность господства над ними в его классическом понимании, предполагающем фактическое обладание объектом. Действительно, фактическое обладание материальным носителем произведения не имеет ничего общего с господством над самим охраняемым результатом интеллектуальной деятельности, являясь лишь его «оболочкой», объективной формой его выражения. В силу своей нематериальности, произведения литературы и искусства и иные объекты интеллектуальных прав могут свободно использовать третьи лица без причинения неудобств автору или его правопреемнику и даже без их ведома.

В качестве примера такого использования можно назвать доступ к информации с помощью средств телефонной связи, чтение данных с цифрового носителя. В связи с этим исключительный характер права интеллектуальной собственности мог бы быть поставлен под сомнение. Однако это опасение неоправданно. В действительности способы и формы обеспечения исключительности господства над объектом зависят от его природы, материальной или нематериальной. В случае с результатами интеллектуальной деятельности речь идет о так называемой интеллектуальной исключительности, которая проявляется в возможности автора или иного правообладателя на исключительной основе осуществлять коммерческое использование результата интеллектуального труда.

В связи со сказанным особого внимания заслуживает проблема создания объектов интеллектуальной собственности в рамках трудовых отношений. В соответствии с действующим законодательством автором произведения, созданного в порядке исполнения трудовых обязанностей (служебное произведение), считается лицо, творческим трудом которого оно создано1. Аналогичная норма предусмотрена и в отношении служебных объектов патентного права – изобретений, промышленных образцов и полезных моделей2. То, что имущественные права на служебные произведения принадлежат работодателю, есть не что иное, как следствие презумпции уступки этих прав автором. Но даже в этом случае можно говорить об исключительном характере авторских полномочий. Ведь автор по своей воле вступает в трудовые правоотношения с работодателем и тем самым осознанно отказывается в пользу работодателя от имущественных прав, которыми он наделен в отношении своего произведения в силу факта его создания.

Особый нематериальный характер произведений предполагает применение специальных средств для обеспечения исключительности господства автора над результатами его творчества. В контексте творческой деятельности речь идет о признании за автором права на исключительной основе осуществлять коммерциализацию созданного им произведения.

Впрочем, признания абсолютного характера исключительности авторских правомочий не требуется. Степень исключительности меняется в зависимости от степени развития техники в обществе1. При этом о конструкции привативного характера можно говорить с того момента, когда достигнута лишь некоторая степень исключительности правомочия в отношении некого имущества.

С этих позиций, как представляется, экономическая сущность собственности заключается в присвоении некого имущества, материального и нематериального, как и в обеспечении исключительности его коммерческого использования. В свою очередь, экономическая сущность интеллектуальной собственности будет выражаться в присвоении результатов интеллектуального труда и обеспечении исключительности их коммерческого использования.

О дефиците интеллектуальной собственности


Третьим элементом, характеризующим экономическую сущность права собственности в целом и интеллектуальную собственность в частности, является редкость объекта правообладания, его дефицит в природе2. Возникновение права собственности обусловлено ситуацией, в которой на одно и то же имущество претендуют несколько лиц и возникает необходимость отдать предпочтение одному из них. Впрочем, заметим, что дефицит того или иного объекта всегда носит относительный характер. Например, возможности современной медицины в трансплантологии внутренних органов спровоцировали возникновение такого явления, как дефицит внутренних органов. Что же касается результатов творческой деятельности, то развитие новых технологий способствовало возникновению конкуренции между способами их использования, что, в свою очередь, спровоцировало возникновение конфликтов. Вследствие этого процесса возникает жесткая необходимость в четком регулировании вопросов, связанных с предоставлением прав на использование таких объектов.

Однако прежде необходимо определить, является ли право интеллектуальной собственности результатом возникновения дефицита на результаты интеллектуального труда в традиционном понимании. Не идет ли речь о дефиците особого рода?

Неосязаемость результатов интеллектуального труда вносит неразбериху в правовой менталитет юристов, по определению склонных к консерватизму. Результаты интеллектуального труда суть определенного рода информация1. Эта информация формируется спонтанно, и на первый взгляд ее нематериальный характер не провоцирует возникновения дефицита. Но это лишь видимость. На самом же деле редкость результатов интеллектуального труда связана с их коммерческим использованием. В чем же ее особенность? Перед нами парадокс: один и тот же охраняемый результат творческого труда, одна и та же информация доступны одновременно нескольким индивидуумам. Однако это не означает, что все эти люди могут использовать спорное произведение в целях извлечения прибыли. Ведь наличие технической возможности осуществлять коммерческое использование произведения не дает права на такое использование. Таким образом, редкость произведения проявляется во множественности вариантов его коммерческого использования, которыми обладают заинтересованные лица. Именно возникновение потенциальной спорной ситуации и провоцирует возникновение дефицита. Впрочем, несмотря на специфическую форму проявления дефицитности результатов творчества, ее наличие дает возможность расширить сферу применения права собственности за счет включения в круг его объектов охраняемых результатов интеллектуального труда.

В данном случае речь не идет о множественности титулов на один и тот же объект1. Только автор является единственным обладателем первоначального титула. Другие же лица, имеющие доступ к конкретному результату интеллектуального труда, не являются его собственниками. Обладание материальным носителем еще не гарантия прав на произведение. И множественность лиц, владеющих материальными носителями объекта интеллектуальной собственности, еще не влечет за собой возникновения множественности титулов.

В течение последних десятилетий интеллектуальная собственность находится в центре общественного производства. Развитие Интернета, электронной коммерции, как и международное сотрудничество в сфере новых технологий, привели к тому, что за счет интеллектуальной собственности формируется значительная часть национального бюджета большинства европейских государств.

В сложившихся условиях сложно переоценить необходимость разработки адекватного правового режима для обеспечения эффективной циркуляции результатов интеллектуальной деятельности в гражданском обороте. Однако исследование правового аспекта института интеллектуальной собственности невозможно без определения ее экономической сущности.

Итак, представляется, что экономическая сущность интеллектуальной собственности заключается в присвоении в условиях дефицита результатов интеллектуального труда и обеспечении исключительности их коммерческого использования.

Библиографический список:


  1. Гегель Г.Ф. Философия права. Введение. M., 1990. С. 100.

  2. Егоров Н.Д. Право собственности в СССР. М., 1980.

  3. Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. М., 1998.

  4. Корняков В. Новая модель отношений собственности // Экономист. 1994. № 3. С. 72, 73.

  5. Суханов Е.А. Право собственности и иные вещные права в России // Сб. У. Маттеи, Е.А. Суханов. Основные положение права собственности. М., 1999.

  6. Яковлев В.Ф. Россия: экономика, гражданское право (вопросы теории и практики). М., 2000.

  7. Mackaay E. L’analyse économique du droit. Les Éditions Thémis. Bruxelles-Montréal, 2000.

  8. Mackaay E. La propriété est-elle en voie d’extinction ? // Nouvelles technologies et propriété. Actes de colloque tenu à la Faculté de droit de l’Université de Montréal les 9 et 10 novembre 1989. éd. Thémis. Litec. 1991.

  9. Mackaay E. L’économie des droits de propriété émergents sur l’Internet // Cahiers de propriété intellectuelle. 1997. № 9. P. 281–300.



1 Гегель Г.В.Ф. Философия права. Введение. M., 1990. С. 100.

2 Kant E. Uvres complètes. T. 1. P. 297–299.

3 Суханов Е.А. Право собственности и иные вещные права в России // Сб. У. Маттеи, Е.А. Суханов. Основные положение права собственности. М., 1999. С. 299.

4 Корняков В. Новая модель отношений собственности // Экономист. 1994. № 3. С. 72, 73.

1 Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. М., 1998. С. 11.

2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 12. С. 713, 714. T. 46. С. 471–485.

3 См., напр.: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М. – Л., 1948. С. 13–43; Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. M., 1963. С. 20; Корнеев С.М. Право государственной социалистической собственности в СССР. М., 1964. С. 3.

4 Егоров Н.Д. Право собственности в СССР. М., 1980. С. 36.

5 Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. М., 1998. С. 16.

1 Ефимова E. Экономика для юристов. M., 1999. С. 32.

1 Яковлев В.Ф. Россия: экономика, гражданское право (вопросы теории и практики). М., 2000. С. 33.

2 Mackaay E. L’analyse économique du droit. Les Éditions Thémis. Bruxelles-Montréal, 2000. P. 98.

3 Mackaay E. La propriété est-elle en voie d’extinction ? // Nouvelles technologies et propriété. Actes de colloque tenu à la Faculté de droit de l’Université de Montréal les 9 et 10 novembre 1989. éd. Thémis. Litec. 1991. P. 225.

1 Ст. 1295 ГР РФ.

2 Ст. 1370 ГК РФ.

1 Mackaay E. L’économie des droits de propriété émergents sur l’Internet // Cahiers de propriété intellectuelle. 1997. № 9. P. 281–300.

2 Mackaay E. La propriété est-elle en voie d’extinction ? // Nouvelles technologies et propriété. Actes de colloque tenu à la Faculté de droit de l’Université de Montréal les 9 et 10 novembre 1989. éd. Thémis. Litec. 1991. P. 219.

1 Ibid. P. 233.

1 Ibid. P. 241.