microbik.ru
1
_general_ciРеформирование судебной системы Казахстана: реальность и перспективы
Дьяченко С.А.

Гарантией демократизма государственного механизма служит принцип разделения ветвей власти и их взаимодействия. В связи с этим курс на разграничение компетенции трех ветвей власти в пределах строгих конституционных рамок является важнейшим направлением казахстанской государственной политики.

Как глава государства Президент Республики Казахстан обеспечивает согласованное взаимодействие всех ветвей власти и ответственность их органов перед народом – единственным источником государственной власти в Республике Казахстан.

Следует подчеркнуть, что разграничение компетенции законодательной и исполнительной ветвей власти в настоящее время уже является аксиомой не только для тех, кто принимает решения, но и для массового сознания. К этому разграничению сделаны реальные шаги.

Гораздо сложнее обстоит дело с вопросом о самостоятельности третьей ветви власти – судебной, поскольку законов принято чрезвычайно много, но главной проблемой остается их применение. В этом смысле неэффективная судебная система является препятствием на пути проведения экономических и политических реформ, причем, на взгляд автора, гораздо более важным, чем даже само несовершенство законодательства. По большому счету судебная система есть часть той инфраструктуры, которая, являясь своеобразным генератором всех казахстанских преобразований, была бы способной трансформировать Казахстан в истинно цивилизованное, правовое государство.

Более корректным и правильным было бы вести речь, как представляется, даже не только собственно о судах и судьях, но и об органах, выполняющих полицейские, надзорные функции, спецслужбах, а также о негосударственных институтах правовой помощи и защиты, а именно об адвокатуре, нотариате.

По большому счету приоритетной является системная реформа всей государственно-правовой структуры, то есть дело даже не только в совершенствовании судебной системы, поскольку гражданам важны не столько даже сами законы как таковые, а ощущение твердой правовой защищенности.

Несомненно, важнейшей чертой общественной жизни всегда и во все времена был поиск правды, справедливости. Однако в общественном сознании слова «правда» и «право» не стали синонимами. Не секрет, что на каждый официальный акт властных структур, так или иначе затрагивающий интересы конкретного человека, гражданин всегда имел и имеет собственное мнение, обладая несомненным даром различать правоту и законность, которая, к сожалению, как видно из реальной политической практики, не всегда, опять-таки, и не во всем совпадает с правотой. Само ощущение правоты и есть, по мнению автора, концентрированное выражение естественно-правового сознания социума. И это важно учитывать в практической деятельности.

Надо признать, что достаточно серьезный удар по самой ценности права в сознании общества нанесли, как ни странно, именно годы идущих преобразований. Действовавшая ранее советская система управления, в широком смысле этого слова, держалась во многом, как известно, на командно-репрессивном принципе, обеспечиваемом безграничностью власти, ее жесткой централизацией, практически отсутствием частной сферы. Страх во всех его проявлениях был основным мотивом в отношениях власть – подчинение, где защитные механизмы установленного порядка были во многом не правовыми, но достаточно эффективными.

Демократическая же система управления предполагает подчинение правовым нормам, в том числе подчинение им и самой власти. Тем не менее во многом ликвидированный мотив страха перед репрессивной партгосмашиной не был своевременно замещен мотивом если не уважения, то на первом этапе хотя бы того же страха перед действием права. Понятно, что мотив этот формируется самой государственно-правовой практикой.

В этом своеобразном вакууме казахстанское общество существует уже более десяти лет, что может привести к опасным последствиям для государства. Чтобы выйти из этого состояния, обществу и необходима системная реформа всей государственно-правовой инфраструктуры. Однако этот огромный по важности вопрос несколько выходит за рамки настоящего исследования. Здесь же лишь подчеркнем, что именно тогда гораздо эффективнее и справедливее шли бы все другие реформы. В этом плане важно учитывать и тот непреложный факт, что граждане буквально в одночасье оказались практически беззащитными, по сути, в состоянии, которое является одним из самых мощных, угнетающих психику факторов. Правовые же способы защиты в сознании граждан еще не превратились в столь же привычные, как в прежнее время, жалобы в партийные и советские органы, реже – в прокуратуру. К сожалению, нередко судебные решения и сами дают повод для того, что в массовом сознании суд представляется все тем же во многом бывшим советским учреждением, то есть полностью зависимым от мнения верхних эшелонов власти.

Представляется, что в общественном сознании прочно утвердилось мнение, что одним из основных компонентов правовой реформы является именно судебная.

Объективности ради заметим, что многое в последние годы сделано по реформированию судебной системы. В частности, значительно повышен статус судей, а также улучшено их материальное положение, закреплена их несменяемость и неприкосновенность, изменена и процедура их назначения. Суды и судебное исполнение выведены из системы Министерства юстиции Республики Казахстан, решен вопрос о практическом обеспечении их деятельности.

Размышляя о развитии судебного администрирования в Казахстане, представляется правильным сделать краткий экскурс в историю развития деятельности судов.

Основы казахстанской судебной системы, как и всех органов системы юстиции, были сформированы еще в первые годы советской власти, когда политическое руководство страны того времени, пройдя период становления, окончательно создало свои властные институты. В последующие десятилетия система несколько раз подвергалась своего рода косметическим изменениям, которые, однако, не затрагивали фундаментальных основ ее существования, а именно политического характера самого государства, в котором закон защищал не конкретного человека, а идеологию, соответственно обслуживал власть, а не право.

В эпоху социализма суды изначально находились в составе органов юстиции. В постановлениях органов советской власти еще 20-30-х годов указывалось, что народный комиссариат юстиции призван управлять и заведовать судебной частью на всей территории республики.

Естественно, для обслуживания действовавшей в то время идеологии власти нужны были мощные карательные органы. И в той системе суд был явно лишним звеном. Вполне можно констатировать, что убирать его не стали только потому, что роль суда была сведена до уровня обслуживания карательной машины, и ни о каком разделении властей не могло быть и речи. Суды обеспечивались органами юстиции в общем порядке, как и все государственные органы.

Отвергались либерально-демократическая идеология разделения власти, многообразие форм собственности и естественных прав человека. Советы представляли концептуально власть народа, полновластно сосредоточив функции и нормоустановления, и исполнения, и контроля (естественно, под эгидой компартии), тем самым, отрицая принципы демократизма. Известно, что основным принципом права того времени являлся принцип социалистической законности, в основе которого лежала классовая идеология. Нормы уголовного права, призванные в демократическом обществе защищать интересы граждан, представляли интересы тоталитарного государства, несли, как уже отмечалось, карательный характер и были направлены в сторону обвинения.

Думается, можно предположить, что первым этапом пути к независимости судов явилось принятие 23 ноября 1990 года Верховным Советом Казахской ССР Закона «О судоустройстве Казахской ССР».

В духе изменившейся политической ситуации были исключены изжившие себя идеологические посылы господствующей партии. В законе появились принципы, выразившиеся в новых целях деятельности судебных органов, к примеру, такие, как «всемерное укрепление демократического правового государства», «обеспечение демократизации и дальнейшего развития самоуправления народа».

Подвергся незначительным изменениям и институт выборности судей местных судов. Согласно новому закону судьи судов районного уровня избирались уже не на всеобщих выборах гражданами соответствующей местности, а областными Советами народных депутатов. Изменился также порядок избрания судей областного уровня: данные полномочия были переданы от областных Советов народных депутатов Верховному Совету Казахской ССР.

Однако данный нормативный правовой акт, естественно, не смог выйти за рамки союзного законодательства. В нем, как и в действовавших ранее законодательных актах, остались без изменения аспекты организационного обеспечения судов Министерством юстиции Казахской ССР и управлениями юстиции исполнительных комитетов областных Советов народных депутатов. Министр юстиции все также был вправе вносить в пленум Верховного суда Казахской ССР предложения о даче судам руководящих разъяснений по вопросам применения республиканского законодательства.

Представляется, что только после распада союзного государства и приобретения Казахстаном независимости в истории органов правосудия республики начался второй этап в реализации принципа независимости судебной власти. Стало бесспорным то, что создание демократического общества и правового государства потребует коренного реформирования всей системы юстиции, в которую входят не только суды, но и другие правоохранительные институты государственной власти. По сути, все время, прошедшее после получения независимости, было поиском путей развития независимой судебной системы, реализации судебно-правовой реформы. Наряду с осуществлением политических и экономических трансформаций актуализировалась проблема глубокого реформирования юридической сферы общества, поэтому правовая реформа должна была идти параллельно с осуществлением политических и экономических трансформаций и даже с некоторым опережением.

По большому счету начало преобразований в сфере правосудия связано с принятием 16 декабря 1991 года Конституционного закона «О государственной независимости», где было провозглашено, что государственная власть в Казахстане строится и осуществляется исходя из принципа ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Этот принцип получил закрепление в Конституции Казахстана 1993 года, которая частично давала возможность правового развития общества. Конституция также закрепила основные принципы организации и деятельности судебной власти. К органам правосудия были отнесены Конституционный суд, Верховный суд, Высший Арбитражный суд и нижестоящие суды.

На взгляд автора, Конституция 1993 года сыграла важную роль в становлении правовой системы и развитии демократических процессов в обществе, однако многие принципиальные вопросы оставались открытыми. Утверждение новых общественных отношений требовало своевременной коррекции их правового обеспечения, принятия качественно нового законодательства, высокопрофессионального правоприменения, более слаженной работы правоохранительных органов. Судебная система также нуждалась в совершенствовании. Необходимо было, в частности, укрепить суды организационно, отказаться от их деления на общие и арбитражные, закрепить принципы несменяемости и назначаемости судей, разработать четкие основания и механизм освобождения лиц, не способных вершить правосудие, исключить между судебными инстанциями непроцессуальные отношения.

Целями реформы в то время провозглашались формирование самостоятельной судебной власти в Казахстане, развитие организационных основ судебной системы, совершенствование его кадрового и финансового обеспечения, усиление гарантий самостоятельности и независимости судей как непременных условий обеспечения функционирования демократического правового государства. Ставились также задачи расширения сфер судебной защиты прав и свобод граждан, повышения доступа к правосудию.

Однако поскольку реформа осуществлялась в сложных условиях социальных и экономических трудностей, особенно на начальном этапе преобразований, остро ощущался недостаток средств на ее финансирование.

Здесь также важно подчеркнуть, что в 90-х годах происходило не столько реформирование, сколько формирование принципиально новой судебной системы, ибо на предшествующем этапе в Казахстане, как уже отмечалось, фактически не было ни судебной власти, ни независимых судов в точном смысле этих понятий.

В этой связи принятое в феврале 1994 года Постановление Президента Республики Казахстан «О государственной программе правовой реформы в Республике Казахстан» стало документом, определившем приоритеты развития судебной системы.

Программа явилась своего рода толчком в обеспечении реального разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную ветви, к их совместному функционированию с использованием системы сдержек и противовесов. Она способствовала приведению правовой системы Казахстана в соответствие с мировыми стандартами и предусматривала реализацию следующих взаимосвязанных направлений:

реорганизация судоустройства и судопроизводства;

совершенствование материального и процессуального законодательства;

реформирование правоохранительных и специальных органов, а также адвокатуры.

Анализ хода реализации концептуальных положений Государственной программы правовой реформы показывает, что в Казахстане был осуществлен комплекс необходимых мер по утверждению судебной власти как самостоятельной, независимой и сильной ветви государственной власти, реализующей свои полномочия в интересах защиты прав и свобод граждан, конституционного строя, единого экономического и правового пространства страны.

Этому способствовало принятие таких основополагающих законодательных актов, как Конституционный закон «О судебной системе и статусе судей в Республике Казахстан», законы «О судебных приставах», «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей», «О Высшем судебном совете», «О квалификационной коллегии юстиции», а также Уголовный, Гражданский, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительный, Гражданско-процессуальный кодексы, Кодекс об административных правонарушениях.

В частности, принятие на основе анализа мировой практики использования имеющегося опыта нового Гражданского кодекса, который развил частное право, утвердил в полном объеме право собственности, методы гражданско-правового регулирования, равенство субъектов экономических отношений, отвечало в условиях быстрого развития рыночных отношений требованиям серьезной реконструкции гражданского права.

С учетом экономических реалий также претерпели изменения финансовое, банковское, налоговое, страховое и другие отрасли законодательства. Гражданское процессуальное законодательство стало эффективным инструментом защиты чести и достоинства граждан, разрешения трудовых и иных споров, возмещения морального и материального ущерба, обеспечения прав и законных интересов граждан всех субъектов гражданско-правовых отношений.

На принципиально новых положениях основано уголовное законодательство. К ним относятся законность, демократизм, гуманность, экономия мер уголовных репрессий, равенство граждан перед законом, справедливость и другие руководящие принципы, обязательные для соблюдения органами уголовной юстиции при решении конкретных вопросов борьбы с преступностью.

Несомненным достижением уголовного процессуального законодательства является введение новых производств и институтов, укрепление принципа состязательности, усиление внимания к гарантиям прав личности (в том числе развитие гарантий права на защиту обвиняемого) установления права обжалования в суде, а также судебной проверки законности содержания под стражей.

Весомым шагом в реализации принципа самостоятельности и независимости судебной ветви власти явилось принятие 30 августа 1995 года Конституции Республики Казахстан, которая, в частности, предусмотрела создание необходимых гарантий обеспечения независимости судей. Были введены избрание Сенатом Парламента судей Верховного суда и назначаемость всех судей местных судов Президентом страны, образованы Высший судебный совет и Квалификационная коллегия юстиции, упразднена система арбитражных судов с передачей их функций судам общей юрисдикции, укреплены их статус и роль в системе защиты прав и свобод человека.

Утвердив в своих положениях демократические ориентиры гражданского общества, Основной закон страны заложил прочный фундамент строительства правовой системы государства и обеспечил ее поступательное развитие. Так, в статье 80 Конституции впервые было закреплено положение, согласно которому финансирование судов, обеспечение судей жильем производятся за счет средств республиканского бюджета.

Принятый вслед за Конституцией 20 декабря 1995 года Указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу Конституционного закона, «О судах и статусе судей в Республике Казахстан», установил, по сути, базисные нормы деятельности судов, способствовал становлению судебной власти как независимой и самостоятельной ветви. Он развил конституционное положение, законодательно закрепив принцип независимости судей, который обеспечивался такими нормами, как несменяемость и неприкосновенность судей, их назначение на постоянный срок, ответственность за неуважение к суду.

Важно подчеркнуть, что на данном этапе реформирования судебной системы эти решения сыграли огромную роль. Они явились несомненным прорывом, возвысили роль суда в жизни государства и общества, способствовали повышению авторитета суда как органа судебной власти. Граждане получили возможность защищать свои права и разрешать практически все споры в суде. Казахстанцы гораздо чаще стали обращаться в суд с исками, подтверждением чему служит возросший за годы реформы в несколько раз объем выполняемой судами работы, особенно по гражданским делам. В частности, по таким категориям, которые прежде не рассматривались судами вообще: жалобы на неправомерные решения и действия органов местного государственного управления, общественных объединений и должностных лиц, о взыскании ущерба, в том числе о компенсации морального вреда, о банкротстве.

В отчетном докладе Председателя Верховного Суда К. Мами на III съезде судей Республики Казахстан, прошедшем в июне 2001 года, отмечалось, что за 10 лет количество поступивших в суды гражданских дел увеличилось с 97,7 тысячи в 1991 году до 188,8 тысячи в 2000 году, т.е. в два раза. По ним судами удовлетворялись более 90 процентов заявлений и жалоб граждан, что свидетельствует о высокой степени гарантированности восстановления нарушенных прав .

Разрешение судами подобных обращений явилось практическим осуществлением такой важной функции судебной власти, как судебный контроль в области государственного управления.

Принятие 25 декабря 2000 года Конституционного закона Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан», которым, в частности, законодательно закреплена деятельность Комитета по судебному администрированию при Верховном Суде республики, представляется возможным считать началом третьего этапа в развитии независимой судебной системы в стране. Помимо названного, важного для обеспечения независимости судов положения данный закон закрепил ряд прогрессивных норм, предусматривающих реализацию принципа автономности судебной системы, упорядоченности и демократизации процесса отбора кадров. В частности, Конституционным законом расширены границы судебного рассмотрения, что связано с возможностью применения при отправлении правосудия не только действующего законодательства, но и такой правовой категории, как справедливость. Существенно повышена заработная плата судей. Укрепилась социальная и правовая защищенность судей. Им предоставлена возможность через пленарное заседание самим принимать участие в отборе кандидатов на судебную должность.

В целях обеспечения прозрачности и гласности процедуры назначения на должность судьи введены нормы, устанавливающие порядок осуществления отбора кандидатов строго на конкурсной основе, а также прохождение ими обязательной стажировки. Тем самым создана необходимая правовая основа по укреплению кадрового потенциала судебной системы.

Последняя точка в обеспечении единства, неразрывности и завершенности процесса вынесения судебных актов и их исполнения была поставлена главой государства в принятом им Указе от 22 января 2001 года, которым предусматривалось упразднение Комитета по исполнению судебных постановлений Министерства юстиции и передача его полномочий Комитету по судебному администрированию при Верховном Суде.

Данные изменения в структуре государственного управления носят не только практический, но и теоретический характер, поскольку термин «судебное администрирование» в казахстанском понимании, с переходом института судебных исполнителей в систему органов судебной власти включил в себя не только аспекты организационного и материально-технического обеспечения деятельности судов, но и вопросы исполнительного производства.

Таким образом, имеются все основания утверждать, что судебная власть в Республике Казахстан выступает именно как власть, а не как простая сумма полномочий судебных органов, что она стала реальностью, является одним из главных достижений в развитии казахстанской государственности. Будучи сформирована двумя другими ветвями, судебная власть сразу же отделяется от них и становится полноценной самостоятельной ветвью, способной влиять как на законодательную, так и на исполнительную ветви государственной власти.

В настоящее время судебная власть обладает всеми необходимыми атрибутами власти, что превращает ее в стабилизирующую силу в стране, способную защитить права и свободы граждан, оберегать общество от социальных конфликтов. Судебная власть наделена правом не только проверять соответствие закону действий и решений других органов и лиц, но и осуществлять контроль за правовым содержанием самих нормативных актов.

Осуществление нормоконтроля – принципиально новый вид полномочий судебной власти, представляющий судам юридическую возможность оказывать активное влияние на действия и решения законодательной и исполнительной ветвей власти. Образно говоря, уравновешивать их.

В настоящее время в повестку дня поставлен вопрос о том, какими путями в дальнейшем будет развиваться правовая система Казахстана? Войдет ли она в большую семью континентального права или в ней произойдет эклектическое смешение элементов разных правовых систем? Закономерным в этой связи является и вопрос, как влияют на правовую сферу усиливающиеся в мире интеграционные процессы? Ответы на них будут даны временем.

Анализируя ход судебной реформы, все же необходимо признать, что по ряду принципиальных позиций она продвигается не так быстро, как требует время. Это иллюстрируется деятельностью судов, которая не всегда удовлетворяет общество, имеет много нареканий со стороны граждан.

Есть большие резервы и в вопросе надлежащего обеспечения деятельности судов и своевременного исполнения судебных постановлений, от чего зависят авторитет судебной власти и эффективность ее деятельности по отправлению правосудия. Важно всемерно способствовать тому, чтобы судебная власть оставалась ключевым звеном в механизме обеспечения прав граждан независимого, демократически развивающегося Казахстана, непосредственно участвовала в создании условий для вхождения республики в число развитых стран мира. Однако, как показывает жизнь, столь высокие принципы, положенные в основу организации судебной власти, на практике осуществляются при зависимости судебной системы от исполнительной ветви власти.

Обобщая многолетний опыт преобразования судебной системы, сопоставляя этот процесс с происходящими экономическими изменениями в стране, ростом демократических преобразований в обществе и правосознания граждан, необходимо отметить, что сегодня реформа судебной власти нуждается в дальнейшем углублении, наполнении ее качественным содержанием, заключающемся в совершенствовании деятельности уже имеющихся правовых институтов и поиске новых форм, обеспечении подлинной независимости правосудия, организационном и материальном укреплении судов, повышении профессионализма и всемерном развитии специализации судей.

При этом надо ориентироваться на то, что в правовом государстве только суд может и должен вершить правосудие. Само государство, контролируемое судом, обязано поднимать на максимальную планку его социальную значимость и гарантировать полную независимость осуществления правосудия. Остальные органы системы юстиции, решая чрезвычайно важные, сложные задачи, действуя зачастую в условиях повышенного риска, тем не менее выполняют только обслуживающую правосудие функцию. Этот тезис не должен восприниматься как покушение на значимость и социальный престиж иных юридических профессий. Это всего лишь констатация факта, аксиома правового государства, которая, к сожалению, пока с трудом воспринимается даже самими юристами. В качестве образного сравнения надо сказать о пирамиде системы юстиции, которую следует перевернуть с вершины на основание. Вершиной должен быть суд, основанием – остальные органы системы юстиции, т.е. правоохранительные органы.

Казахстанское общество сможет ощутить всю пользу от проводимой реформы судебной власти и довериться ей как последней надежде лишь в том случае, если, помимо принятия необходимых институциональных и финансовых мер, сами судьи и общество в целом поймут своего рода особость суда в системе разделения государственной власти. В частности, если придет осознание того, что судья, во первых, не госчиновник; что суд, во вторых, призван творить правосудие вместе с самими гражданами, то есть, участие граждан в этом виде государственной деятельности не факультативное, как в других сферах, а обязательное; что судья, в третьих, призван являть собой живое воплощение права, а правосудие не есть функция государственного принуждения, а есть открытый поиск истины. Здесь важно подчеркнуть, что суду в отличие от других институтов не требуется руководствоваться собственно государственным интересом. Он должен руководствоваться только буквой и духом Конституции и Закона, чем судебная деятельность также принципиально отличается от всех видов государственной деятельности. Что только в суде, в четвертых, гражданин может спорить с государством на равных, и внедрение этой идеи способно изменить в корне гражданское мировоззрение.

Естественно, что в этом плане очень многое, если не все, зависит от определенности ценностной ориентации самой казахстанской государственности, над чем обществу еще предстоит серьезно поработать.

Провозглашение Конституцией Республики Казахстан человека, его жизни, прав и свобод высшими ценностями означает признание государством своей основной обязанностью соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина и предопределяет необходимость развития правовой системы в соответствующем направлении, проведения ее по мере созревания необходимых условий.

Вполне можно согласиться с профессором М.С. Нарикбаевым в том, что в принятых за последние годы законодательных актах, несмотря на их прогрессивную роль, не все конституционные положения гарантированы и реализованы в реальности. Речь идет, прежде всего, о проблеме обеспечения независимости суда, формирования судейского корпуса и его статуса .

И далее, «…профессионализм определенной части судей и качество отправления ими правосудия по-прежнему оставляет желать лучшего. К тому же, следует признать, что за последние годы в судейский корпус попали лица, не имеющие опыта профессиональной работы, а также те, кто по своим профессиональным и моральным качествам не вполне достойны высокого звания судьи. …тех законоположений, которые регулируют перечень требований, предъявляемых к судьям, сейчас явно недостаточно. Необходимо ужесточить требования, предъявляемые к кандидатам в судьи, повысить эту планку. По сути дела, эти требования должны стать эталонными в обществе» .

Заслуживает внимания и точка зрения о том, что с учетом традиций казахстанского народа и реалий настоящего периода возможно уже сегодня в рамках действующих конституционных положений создание избираемых обществом судов биев, осуществляющих рассмотрение судебных дел по принципу третейских судов, которые разгрузили бы судебную деятельность. Это позволило бы привлечь к участию в правосудии народных, общественных элементов, что явилось бы дальнейшим шагом на пути строительства правового государства .

На Ш съезде судей Президентом Республики Казахстан Н.А. Назарбаевым был поставлен ряд приоритетных задач, плановая реализация которых уже началась. Судебным корпусом страны подготовлен программный документ – проект Концепции развития судебной системы, который был опубликован в печати и вызвал отклики граждан и дискуссии среди юридической общественности. В основу данного документа легло положение Конституции о том, что судебная власть осуществляется от имени республики и имеет своим главным назначением защиту прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, обеспечение исполнения Конституции, законов, иных нормативных правовых актов.

Концепция предлагает комплекс мер по дальнейшему совершенствованию процесса строительства судебной ветви власти: в части судоустройства – развитие института специализированных (экономических, административных, ювенальных) судов; в части судопроизводства – реализация принципа состязательности и равноправия сторон, который предполагает глубокую реформу органов прокуратуры и института защиты, а также изменения процессуального законодательства, введение института присяжных заседателей, наделение Верховного Суда страны правом официального толкования законов; в части организации деятельности судов – повышение эффективности исполнения судебных решений, улучшение материально-технического и кадрового обеспечения судов, формирование внутренней независимости судей.

Однако при всей грандиозности и революционности Концепции этот документ сосредоточен все же на развитии отдельных структур государства, в то время как дальнейшая трансформация последнего требует, как уже отмечалось, его правового развития в целом. И в настоящее время, как известно, действует нормативное постановление пленарного заседания Верховного Суда Республики Казахстан № 14 от 19 октября 2001 года «О судебной практике рассмотрения заявлений о принудительном исполнении решений третейских судов».

С достаточной ясностью можно констатировать, что направлениями такого развития страны должны служить гармонизация системы национального права, улучшение практики правоприменения, совершенствование всех составных частей государственного механизма, а также правового сознания граждан, патриотизма, толерантного сознания и поведения, противодействия экстремизму и терроризму, снижения социально-психологической напряженности в обществе.


Без права на ошибку // Юридическая газета, № 27(396), 11 июня 2001.

Нарикбаев М.С. Конституция республики Казахстан и судебная власть // 5-летие Конституции и законотворческий процесс в Республике Казахстан: Материалы международной научно-практической конференции, 28-29 августа 2000 – Астана, 2000. – 452 с. (83).

Там же.

Там же. (85).
Версия для печати. URL: http://www.pvlast.ru/archive/index.41.php